Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Живая лента

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Студенты юридических ВУЗов, Юристы по вопросам использования сети Интернети еще 1 получатель
Кибербезопасность: о чем должен знать каждый юрист?
Вопросы безопасности и защищенности важной информации для юристов является очень актуальным. Недавно во время мастер-класса для украинских юристов, в ходе которого эксперты по кибербезопасности в Украине - директор Virgin Security Дмитрий Матвеев и директор 10Guards Виталий Якушев совместно с платформой юристов для бизнеса Darwin Lawyer - рассказали, как можно обезопасить себя и свой бизнес.

Прежде всего, каждый должен осознавать, что ни одно устройство не сможет защитить вас от угрозы, если пренебрегать правилами пользования и хранения информации. Почему-то даже в профессиональной среде юристов считается, что можно безопасно работать, если просто периодически применять антивирусы и не устанавливать сомнительного ПО. По словам экспертов, такое поведение может привести к тому, что вы станете целевой жертвой хакеров. Возникает вопрос: «С какой целью осуществляются кибератаки и как это обычно происходит?».

Как отметил Виталий Якушев, цель кибератаки зависит от того, как преступники расценивают успешный результат своей деятельности. То есть всех преступников в этой сфере можно разделить на таких, которые имеют финансовую мотивацию, а также тех, что делают это не ради денежного вознаграждения. По словам эксперта, целью хакеров, которые пытаются заработать, является угон финансов (доступ к банковским счетам, цифрового кошелька жертвы); похищение данных с целью шантажа владельца и получения выкупа; выполнение заказа других лиц и предоставления третьим лицам закрытой информации.

По нефінансово мотивированных хакеров, ими могут быть активисты, которые руководствуются, прежде всего, собственными или политическими мотивами, а также государственные кибервойска. Обычно их целью являются крупные корпорации и государственные компании или веб-ресурсы. Однако иногда могут пострадать даже рядовые граждане или небольшие предприятия. Считается, что одними из самых сильных армий мира по кибербезопасности являются США, Израиль, Северная Корея, Россия и Иран.

Какие последствия?

Последствия кибератак, в зависимости от целей, которые ставят перед собой киберпреступники, могут очень отличаться. Чаще всего это прямые финансовые потери (то есть похищения банковских счетов, онлайн-кошельков, и др) или косвенные финансовые потери (в этом случае деньги не являются похищенными, но из-за того, что атака была осуществлена, они не использовались.)

Например, вирус Petya-A нанес вреда трети украинской экономики, а это около 3-3,5 млрд грн за 1 день. Поскольку предприятия не работали почти 3 дня, они не производили продукцию и не оказывали услуги. Следовательно, косвенные финансовые убытки от вируса составляют около 10 млрд грн.

Также следствием атак могут быть репутационные потери. Например, в случае взлома сайта администрации Президента деньги не тратятся, но репутация Президента может быть осквернена (в частности, через изложения компрометирующих фактов).

Согласно статистике США, средняя стоимость атаки на сайт составляет около 5 тыс. долларов. То есть стоимость атаки будет значительно меньше, чем стоимость восстановления и потерь, которые понесет предприятие. Хакеры могут взламывать сайты, похищать информацию и требовать за это выкуп с обещанием восстановить процессы и расшифровать информацию. Однако ни в коем случае нельзя быть спонсором таких преступлений, ведь вы не только не расшифруете информацию, но и потеряете вдвое больше финансов.

Такие случаи происходили также в Украине. По словам Виталия Якушева, лицо похитила и зашифровала данные одной из компаний и трижды требовала откуп, что составил в сумме почти 1 млн грн. Только после этого владельцы обратились к киберполиции и началось расследование дела.

ТОП-5 советов для юриста, чтобы не стать жертвой киберпреступников:
  • Обновляйте программное обеспечение на телефоне, планшете, ноутбуке, компьютере. Не устанавливайте ПО из сомнительных источников, а лишь из официальных магазинов или сайтов производителей (по крайней мере на устройства, используемые для работы). Также важно регулярно обновлять антивирусы, хотя это просто небольшая помеха для шпионских программ.
  • Двухфакторная аутентификация, что значительно усложняет доступ к ваших важных данных, среди которых почта, соцсети, интернет-банкинг.
  • Всегда делайте резервные копии важных документов. Безопасно хранить данные на другом устройстве или в облачных хранилищах.
  • Не открывать вложенные файлы и ссылки в письмах или соцсетях, если не уверены, что это адресовано именно вам.
  • Шифруйте важную информацию как на устройствах, так и во время пересылки с помощью крипто-контейнеров или запароленных архивов. Если используете открытый публичный WI-FI, используйте шифрованные каналы связи (SSL/HTTPS/VPN).
  • Стоит заметить, что VPN является весьма надежным каналом шифрования данных. Однако не стоит использовать бесплатные сервисы, которые стали популярными после блокирования в Украине некоторых российских соцсетей и сервисов. Ведь тогда будет существовать большая угроза того, что ваши данные могут оказаться в руках спецслужб других стран.
Кстати, насчет VPN существует небольшой лайфхак для любителей онлайн-покупок. Как рассказали эксперты, если вы зайдете на сайт популярных интернет-магазинов через VPN другой страны (например, Китай и Alibaba.com), то сможете заказать товары за значительно меньшую цену, чем с украинской геопозицией.

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Адвокаты , Юристы по вопросам использования сети Интернети еще 6 получателей
К вопросам защиты бизнеса во время кибератак
27 июня 2017 года Украина пережила масштабную хакерскую атаку, известную под названием вируса Petya A, в результате которой понесли немалые убытки тысячи компаний частного бизнеса, банковские учреждения, аэропорты, железные дороги и государственный сектор. В рамках данного обзора остановимся на аспектах защиты от возможных кибератак и преодоления их негативных последствий.

По своей сути хакерская атака представляет собой покушение на информационную безопасность компьютерной системы или сети. Ответственность за несанкционированное вмешательство в работу электронно-вычислительных машин (компьютеров), автоматизированных систем, компьютерных сетей или сетей электросвязи предусмотрена положениями ст. 361 Уголовного кодекса Украины (далее – УК Украины).

Следует учитывать, что объективную сторону преступления, ответственность за которое регламентируется ст. 361 УК Украины составляют 1) исток; 2) потеря; 3) подделка; 4) блокирование информации; 5) искажение процесса обработки информации или 6) нарушение установленного порядка ее маршрутизации.

Таким образом, если имел место любой из указанных проявлений несанкционированного вмешательства в работу компьютеров, автоматизированных систем или компьютерных сетей, следует немедленно обратиться с заявлением о совершении преступления в правоохранительные органы, а именно полиции и, по возможности, заполнить заявление (сообщение о преступлении) на веб-сайте киберполиции.

Учитывая, что осуществление досудебного расследования по ст. 361 УК Украины возлагается на полицию, в районном управлении полиции необходимо получить извлечение из Единого реестра досудебных расследований (далее – ЕРДР) или справку о внесении сведений в ЕРДР и начала досудебного следствия.

Если следователи проявляют бездействие, внести сведения в ЕРДР их можно обязать через жалобу к следственному судье.

Получение же документа, что подтверждает начало досудебного расследования по ст. 361 УК Украины позволяет в дальнейшем претендовать на освобождение от ответственности за неисполнение/ненадлежащее исполнение обязательств со ссылкой на обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) и привлечения к гражданской и хозяйственной ответственности лиц, за умышленные или неосторожные действия которых, собственно, и состоялась такая кибератака. В дальнейшем же необходимо будет пройти компьютерную экспертизу, которая и подтвердит заражение компьютера от вируса.

Так, если с признанием последствий кибератаки обстоятельствами форс-мажор возникает немало вопросов, в частности, относительно того, действительно ли лицо не могло предвидеть наступление таких последствий и завершая возможностью документального подтверждения окончания действия таких последствий, то привлечение лиц, через действия или бездействие которых наступили соответствующие последствия, представляется более перспективной.

Так, например, если заражение компьютера произошло через определенный вирус, который был распространен благодаря определенному программному обеспечению, вполне можно говорить об ответственности правообладателя такого программного обеспечения, как источника повышенной опасности.

Однако, опять же, при определении степени вины такого правообладателя программного обеспечения необходимо обратить внимание на соглашение пользователя (user license agreement), которое заключается при установке соответствующего программного обеспечения. Обычно, в таком соглашении устанавливаются существенные ограничения по размеру возмещения, который можно получить от соответствующего правообладателя программного обеспечения.

Что же касается ответственности за ненадлежащее исполнение налоговых обязательств в результате кибератаки, то, следует отметить, что действующее законодательство Украины, в частности, Налоговый кодекс Украины, не предусматривают такого основания для освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств плательщиком налогов за наступления последствий кибератаки. И хотя парламентом и был принят предложенный Министерством финансов Украины закон об освобождении бизнеса от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по регистрации налоговых накладных через вирус Petya A, действие данного закона распространяется только на этот конкретный случай кибератаки, поскольку ограничена сроком действия – до 27 июня 2017 года». Безусловно, такой закон нуждается в дальнейшей доработке с целью его универсализации.

Таким образом, для эффективной защиты от кибератаки, следует заблаговременно позаботиться об определении последствий кибератаки как обстоятельств форс-мажор в договорных отношениях и своевременно обращаться в правоохранительные органы в случае наступления таких последствий для их фиксации и возможного дальнейшего защиты интересов бизнеса в судебных процессах. Несмотря на неоднозначность возможности определения последствий кибератаки в качестве обстоятельств форс-мажор, считаем, что более перспективным видится инициирование судебных процессов против правообладателей программного обеспечения, через которое произошло распространение кибератаки, как источника повышенной опасности.

Безусловно, вопросам кибернетической безопасности в эпоху кибервойн следует уделять больше внимания, используя защищенные соединения и лицензированное программное обеспечение, что позволит защитить бизнес и избежать многих негативных последствий.

Фроня Надежда -> Всем
Культура в культурі або Скільки жартів про юристів дійсно є жартами?
«Мені здається, що уникнути фальші та зберегти
чесність і совість адвокатові так само важко,
загалом кажучи, як і всякій людині досягти
райського стану...»
Ф. М. Достоєвський, "Щоденник письменника"

Юристи – унікальні істоти. Одні розробляють схеми захоплення та поглинання, інші створюють програми захисту від рейдерів. Одні виступають на стороні позивача, інші захищають відповідача. А після напруженого трудового дня і ті, і інші збираються поспілкуватись у дружній обстановці щодо шляхів вдосконалення законодавства. Мабуть таке можливе лише серед юристів. Що ж об’єднує юристів у єдину спільноту?

Зв'язок людей в єдине людство є одним із завдань культури. Однією з функцій культури є адаптивна - пристосування людини до природного і соціального середовища. Адаптивна функція культури конкретизується в цілому ряді інших, приватних функцій – пізнавальній, ціннісній, інформаційно-комунікативній, нормативній.

Оскільки суспільство розпадається на безліч груп (національних, демографічних, соціальних, професійних), в кожної з них формується власна культура, тобто система цінностей і правил поведінки. Такі культури в культурі називаються субкультурами. Субкультура це культурна підсистема "офіційної" домінуючої культури, що визначає стиль життя, ціннісну ієрархію та менталітет її носіїв. Ріст субкультур найбільш показовий у професійному світі. І правники в цьому аспекті не виняток.

Юрист - це не професія, це спосіб життя

Професійна субкультура - система символів, атрибутів, цінностей, норм поведінки, особливостей способу життя, поділюваних певною професійною групою. Існування таких субкультур довгий ігнорувалось оскільки професіонали сприймалися як носії домінуючої культури. Термін "субкультура" виник для позначення маргіналів. В міру усвідомлення мультикультурної сутності суспільства, концепція "субкультур" все більше використовується для опису розмаїтості, а не відхилень.

Правники, як і будь-яка професійна громадськість, об’єднуються в організації, з'являється все більше спеціалізованих журналів, проводяться різні конференції та зустрічі тощо. Частиною професійної субкультури стали форуми і блоги. Ці елементи субкультури (яка виконує всі функції культури) забезпечують виконання нею пізнавальної та інформаційно-комунікативної функцій (обмін досвідом, навчання), ціннісної та нормативної функцій (розроблення етичних кодексів). Мета цих заходів — консолідація зусиль по створенню стандартів юридичних послуг, поширення досвіду успішної юридичної компанії, формування принципів співробітництва, підвищення авторитету професії. Всі ми бажаємо, щоб нас, юристів, поважали. Щоб цінували і відповідним чином оплачували нашу працю. І, напевно, краще, ніж колеги, ніхто не порадить.

Правники мають певний сленг та dress-code, надають перевагу певним видам спорту (згадайте турніри правників з гри на більярді та в боулінг). Вони, як і фахівці інших спеціальностей, об’єднуються в субкультурні суспільства, працюють над престижем цих суспільств. Працювати є над чим. Образ юриста потребує поліпшення. Адже „юристи, як носороги: товстошкірі, короткозорі й завжди готові виставляти рахунки” (Девід Меллор). Вирішити цю проблему має юридична громадськість.

Поведінка юриста обмежена твердими рамками. Юрист приймає рішення, що змінюють долю людей. Неправильна порада може принести збиток як фірмі, так і репутації самого юриста. Професія юриста — це на 90% каторжна праця, нескінченні хвилювання, вічні сумніви в правильності прийнятих рішень, болісні переживання за кожне невдало сказане слово.
Було б лицемірством обмежитися вказівкою лише на труднощі. Є і позитивні риси. Професія юриста пов'язана з можливістю впливати на те, що відбувається. Робота юриста - це боротьба за право.

Привабливість професії полягає також у певній самостійності. Юристи звичайно так чи інакше підлеглі своєму керівництву. Однак вони приймають рішення відповідно до закону, а тлумачення закону припускає самостійність. Чим краще міркує юрист, чим більше знає, чим він сміливіше та наполегливіше, тим точніше будуть його рішення і, тим самим, вище репутація. Саме ці можливості використання свого інтелекту, характеру породжують задоволеність юриста своєю роботою. Він виробляє власний стиль та майстерність.

Юрист подібний до небожителя


На відміну від субкультур, що сформувалися за ознаками статі, віку або протесту, професійні субкультури мають іншу позицію стосовно влади. Професіонали персоніфікують владу. Клієнти мають справу не з абстрактною владою, а з людьми, які здійснюють цю владу за допомогою своєї професії. Звідси характерні для багатьох професійних традицій елітизм, культивування відчуття вибраності. „У чому різниця між юристом і богом? Бог ніколи не думає, що він юрист”.

Однак не всі юристи відчувають себе саме одним з механізмів правосуддя. Таке ототожнення властиве суддям, співробітникам міліції та прокуратури. Інші покладаються на власний професіоналізм і прагнуть впливати на саме правосуддя, захищаючи громадян і їх інтереси, наприклад, у суді. Адже держава нібито дає мандат юристам, щоб вони були „санітарами” суспільства, своєчасно реагували на будь-які посягання на права і свободи громадян, організацій та підприємств. Свобода юридичної професії - це один з проявів демократії.

На жаль, особливості вітчизняної юридичної системи спотворюють обличчя юриспруденції, залишаючи у своїх рядах далеко не кращих і професійних, а найбільш спритних і кон'юнктурних. Найкращі згодом теж пристосовуються і тоді вже по суті не можуть називатися дійсними юристами. Тому що дійсна юриспруденція - це мистецтво. Але не мистецтво обдурити клієнта. І не мистецтво дзвонити друзям або носити гроші по інстанціях. Це мистецтво в правовому полі. Коли адвокат своїм ім'ям, своєю репутацією та своєю майстерністю здатний впливати на результат справи. На жаль, у суспільстві професія юриста ототожнюється із чим завгодно, але тільки не з безкорисливим служінням істині.

Комунікативний бар’єр


У професійному фольклорі символічна дистанція, що розділяє професіонала та об'єкт його діяльності, нерідко трансформується в уявлення про бар'єр, який ускладнює комунікацію або робить її неможливою. Чи не головна властивість, приписувана об'єкту діяльності в професійних байках та жартах, - обмеженість його комунікативних можливостей або повна нездатність до комунікації (пасивність, нерозуміння).

„Пане Сидоров, чому ви при свідках сказали, що пан Петров - дурень? - Пане суддя, звідки мені було знати, що він це приховує?”. Нездатність до комунікації - якість "ідеального" об'єкта: чим більше вона виражена, тим вище необхідність втручання з боку правника. Об'єкт професійної діяльності зображується в професійному фольклорі як джерело і символ комунікативних проблем, рішення яких - завдання професіонала. Характерно, що у взаємодію із професіоналом клієнт вступає саме тому, що зіштовхується із проблемами - неефективністю самостійної комунікації зі своїм середовищем.

По контрасту з об'єктом, професіоналові приписується виняткова комунікативна компетентність - володіння знанням. Претензії іншої сторони на володіння знанням стають предметом осміяння в професійному фольклорі.

Маска та душа юриста

Іншими засобами позначення статусу професіонала, поряд із знанням, є уявлення про стигму - печатку, яка відрізняє носія певної професії серед інших людей. Уявлення про "печатку", яка накладається на людину її професією, є обґрунтуванням стереотипних для професії форм поведінки. „Випущено Біблію для юристів. Перший пункт Нового завіту виглядає так: "Увага, Новий завіт не скасовує Старого завіту".

Юристи сприймають свою професію як мистецтво з певною часткою змагальності та азарту. Викид адреналіну в кров, коли виступаєш перед аудиторією і граєш ту або іншу роль - це те, що приваблює, що змушує працювати, удосконалюватися. У цій стихії юрист сам собі і режисер, і виконавець захоплюючої ролі. Юрист – одне з "облич" людини, одна з наявних ролей.

Відображає порядок цінностей і представляє соціальну роль – юрист певна мова-стиль, яка представлена в юридичних текстах. Мова юристів визначається професійним мисленням. Особливості професійної мови юристів досліджуються спеціальною наукою - юрислінгвістикою. Роль юриста дозволяє йому діяти в певнім полі, але і задає певні обмеження (наприклад, розгляд події тільки з погляду фактів, прагнення до об'єктивності оцінок). Така сукупність обмежень необхідна для реалізації функцій юриста.

Роль очевидна

Наші індивідуальності формуються завдяки субкультурам, які ми вибираємо щоб індивідуалізувати себе. Професійна культура накладає відбиток на спосіб життя практично кожної людини, у чомусь навіть визначаючи не тільки коло її спілкування, але й манеру поведінки, моральні установки.

Останнім часом у суспільстві виникає все більший інтерес до вивчення професійних субкультур. Крім загальних причин, це пояснюється ще й розвитком міжнаціональних комунікацій у сфері ділового спілкування. Роль професійних субкультур у суспільстві величезна, а необхідність їх серйозного вивчення очевидна.

Фроня Надія, адвокат, партнер ОА «Ліга правового захисту»
публікація «Український юрист»©
http://legal-protection-ua.blogspot.com/
Веркаш Владимир -> Всем
Юрист из Украины предложил сто тысяч евро тому, кто найдет в Библии указание на святость воскресного дня
Николай Гунько, юрист и общественный деятель из Украины, предложил священникам, служащим по воскресеньям в храмах, подтвердить святость воскресенья текстом Священного Писания.

Чтобы привлечь к исследованию большее число священников, он пообещал выплатить вознаграждение за найденный библейский текст в сумме ста тысяч евро.



Поводом для такого заявления, как утверждает сам Николай, стало ежедневное исследование Священного Писания, во время которого он ни разу не встретил, ни в Ветхом, ни в Новом Завете текста о святости воскресенья, первого дня недели.

"Если Библия говорит только о святости субботы, если сам Бог называет субботу днем Господним, святым и чествуемым, то почему люди, считающие себя христианами, празднуют воскресенье - день, который Бог никогда не освящал? – спрашивает он. - Многие аргументируют святость воскресенья тем фактом, что они таким образом почитают воскресение Господа. Действительно, Иисус воскрес в первый день недели, но Он не сказал святить этот день".

Николай Гунько не является единственным человеком в христианском мире, поднявшим вопрос отсутствия библейского подтверждения святости воскресенья. Католический кардинал Джеймс Гиббонс в своей книге "Вера наших отцов" написал: "Вы можете прочитать Библию от Бытия до Откровения, и не найдете ни одной строчки, которая бы подтверждала освящение воскресного дня. Священное Писание обязывает к религиозному соблюдению субботы. Если Вы хотите соблюдать учение Библии, поклоняйтесь в субботу. Но Церковь говорит, что традиция стоит выше Библии, и мы установили воскресение. Мы изменили день согласно авторитету Церкви".

Николай Гунько – автор многих статей на религиозную тематику, таких как "Пасха Нового Завета – хлеб и вино или кулич с крашенками?", "Крещение – кропление, обливание или погружение?", "Троица истинная и ложная", "Богородица – дева Мария или царица небесная?", "Есть ли жизнь после смерти?", "Иконы – дискуссионный вопрос в христианском мире".
Haupt Vitaliy -> Всем
Европейское и немецкое финансовое, кредитное, банковское право на русском.
(V.Haupt & Partner представляет: Ваша правовая поддержка в Германии)

Правовые основы, аспекты и функции защиты потребителя в банковской системе
ЕС и Германии


Область банковского, биржевого права и права финансовых услуг и продуктов – одна из наиболее жёстко регулируемых областей права в Германии и Европе.

От привычных действий с ведением и пользованием банковским счётом или картой до договоров финансирования, кредитования, залога, лизинга; от простых операций с ценными бумагами до сложных финансовых продуктов; от финансируемых сделок с недвижимостью до многосторонних договоров о владении и передаче различных видов прав собственности – каждое подобное действие урегулировано множеством положений и норм, требует от участников знания своих прав, обязанностей и владения основами сделки или принципами той или иной финансовой операции.

В последнее время с началом финансового кризиса и с ростом недоверия вкладчиков и клиентов банков к их деятельности возростает интерес населения и частного предпринимательства к информации о своих правах относительно вкладов, финансовых операций, отношений с финансовыми институтами.
Эти права изначально заложены европейским сообществом и в большенстве стран ЕС уже реализованы в национальных законодательствах стран ЕС. О некоторых основах защиты потребителя в финансовой сфере в ЕС стоит знать и пользоваться уже имеющимся арсеналом инструментария правовой защиты.

Защита потребителя в сфере финансовых продуктов должна достигаться достаточной его информированностью до или в момент заключения договора, в момент принятием им решения с полным пониманием функции и затратной стороны того или иного финансового продукта.
Это часто происходит с использованием стандартизированной информации брошюры, проспекта, основных положений, описаний и т.д.

Уже на этапе начала переговоров реклама финансовых продуктов возможна лишь с полным определением их цены. Обязанность о даче полной информации которая действует для субьекта коммерческой деятельности расширена до обязанности предоставления информации в письменной форме. Благодаря этому в предоставляемом потребителю продукте с письменным договором в нём для потребителя должны проявляться и соблюдаться требования как директивы о ясности и прозрачности, так и директивы о допустимых статьях договора.

Особую важность имеет директива, которая при её реализации в национальном законодательстве обеспечивает защиту потребителя от тех статей предложенных им договоров от компаний, которые составлены ими в одностороннем порядке, применяются в массовом сбыте своих финансовых продуктов или услуг и предусматривают неправомерное ограничение или исключение прав потребителя.

Договор кредита в любой форме европейский кредитный институт или его филиал в других странах обязан осуществлять с учётом массы европейскх директив и созданных на их основе норм в нац. законодательстве. Эта обязанность заложена в Директивах ЕС, которые реализованы в нац. Законодательствах сообщества.  (см.:
- Директива о вводящей в заблуждение и сравнительной рекламе 84/450/EWG
- Директива о сделках на дому у потребителя 85/577/EWG
- Директива о потребительском кредите 87/102/EWG
- Директива о статьях договоров 93/13/EWG
- Директива о доступе потребителя к реализации своего права 98/27/EWG
- Директива о компенсации вкладчиков 97/9/EG
- Директива о обязательном проспекте 2003/71/EG
- Директива о електронной деловой коммуникации 2000/31/EG
- Директива о сделках на расстоянии 2002/65/EG
- Директива о прозрачности 2004/109/EG
- Директива о недобросовестных деловых методах 2005/29/EG)

При несоблюдении хотя бы одного положения у потребителя есть возможность использовать предусмотреные как ответсвенность перед контрольным органом (результат: штрафы), так и ответственность перед клиентом (результат: кредит может признаться недействительным). Так как все кредитные институты ЕС обязаны пренадлежать к системе обеспечения и страхования, то в подобном случае адвокат пострадавшего или недовольного клиента работает с выплатой из такой системы (или фонда) компенсации за все рассходы, которые понёс потребитель в результате недействительного кредита или иного финансового продукта. Определятся они либо разницей, между (теоретически) действительным и существующим кредитом, либо потенциальным результатом при полной информированности клиента в верном проспекте и принятия им того или иного решения при неполной информативности, либо в других случаях в зависимости от сути финансового продукта. Фонд обеспечения подчиняется заключению надзорного органа о нарушении (напр.: в Германии это BaFin).

Споры в подобных случаях решаются не только в судебном порядке но и (в большенстве случаев) вне судебно, так как для этого существуют особые инстанции в зависимости от принадлежности банка к ним, напр.:
- Учреждение обеспечения вкладов немецких банков (EdB),
- Федеральное объеденение общественных банков Германии (V?B),
- Союз ответственности финансовой группы сберкасс,
- Учреждения компенсаций Федерального объединения немецких народных и райфайзен-банков при Федеральном объединении немецких народных и райфайзен-банков (BVR).

Нарушения требований, санкции и коменсации заложены в Германии в Законе о кредитовании (KWG Kreditwesengesetz) который в любом случае является центральным для оценки соответствия действий кредитных институтов и его применения в работе с немецким крединым институтом, банком, оператором ценных бумаг или другим участником финансового рынка.

Учитывая весь спектр правовых возможностей в использовании той или иной формы защиты потребителя в отошениях с финансовыми и кредитными институтами и всё многообразие последствий как правовых так и налоговых, рекомендуется непосредственное участие и поддержка юриста и строгий учёт индивидуальных случаев, ситуаций и возможностей в конкретной стране ЕС в которй находится банк-оппонент потребителя.


Vitaliy Haupt
Юрий РомановЮрий Романов
28.07.2010 02:180 Ещё
Отлично, Виталий!
Благодарен Вам. Очень интересный материал.