Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Живая лента

Третьякова Татьяна Юрьевна -> Всем, Юристы по хозяйственному законодательству и арбитражу
21.04 15:35
Банкротство компаний в период пандемии COVID-19: миф или реальность?
Невозможность поддерживать финансовую ликвидность компании, уменьшение объемов производства и сокращение работников – это не миф, а новая реальность, с которой нам, увы, приходится мириться. Приведет ли распространение эпидемии коронавирус к росту числа банкротств и будет отвечать директор по долгам компании за несвоевременное обращение в суд об открытии дела о банкротстве?

Сегодня, в силу стремительного распространения пандемии, бизнес может столкнуться с беспрецедентным темпом роста количества банкротств. В условиях потери ликвидности и отсутствия оборотных активов для погашения текущих обязательств – угроза неплатежеспособности становится все более реальной. Большинство европейских стран уже объявили о поддержке бизнеса. Налоговые каникулы, реструктуризация задолженности, льготное кредитование – это тот пакет антикризисных мер, который может способствовать сохранению бизнеса. Впрочем, принятые меры помогут минимизировать риск потенциальных банкротств, и что делать директору предприятия с угрозой неплатежеспособности здесь и сейчас?

Неплатежеспособности в условиях пандемии?

На фоне борьбы с коронавирусом большинство стран мира уже прибегли к таких беспрецедентных мер, как введение "моратория на возбуждение дел о банкротстве", увеличение срока для обращения в суд, или вообще освобождение директоров от обязанности обращения в суд с угрозой неплатежеспособности. Так, Германия временно как освобождает должников от обязанности обращения в суд в связи с неплатежеспособностью, при условии, что такая неплатежеспособность вызвана пандемией и существуют возможности реструктуризации компании, так и кредиторов от права инициировать дело о банкротстве. Зато, Австрия ограничилась только продлением срока, в течение которого руководители должны обратиться в суд и инициировать дело о банкротстве (с 60 до 120 дней), при условии, что такая неплатежеспособность была вызвана пандемией. При этом риск персональной ответственности руководителей/учредителей по долгам компании никуда не исчезает.

В России, например, авиаперевозчики и туристические компании, которые столкнулись с финансовыми трудностями, в результате получают не только налоговые льготы от государства, но и "мораторий на банкротство". И это не удивительно, ведь снижение денежных резервов авиакомпаний через многочисленное отмена рейсов приведет к невозможности выплаты долгов, а значит и к технических банкротств. По данным CAPA (Centre for Aviation), до конца мая 2020 г. может наблюдаться беспрецедентный темп увеличения банкротств большинства мировых авиалиний. Как это уже случилось с британской авіакомпаніє Flybe, которая объявила себя банкротом, не справившись с экономическими трудностями из-за коронавирус.

Что ожидать в Украине?

Большинство компаний уже столкнулись с угрозой неплатежеспособности, другие же пытаются минимизировать риски. Впрочем следствие остается для всех один – реальная ответственность менеджмента по долгам компании. В Кодексе из процедур банкротства идет речь о том, что солидарная (по всем долгам компании) ответственность менеджмента компании наступает в том случае, когда бизнесу грозит неплатежеспособность (ч. 6 ст. 34 Кодекса из процедур банкротства). В силу отсутствия изменений в Кодекс из процедур банкротства на период пандемии, менеджмент компании (директор/члены дирекции) продолжает отвечать по долгам компании за несвоевременное обращение в суд в случае возникновения угрозы неплатежеспособности.

Как определить угрозу неплатежеспособности в условиях пандемии?

Ответ будет однозначным – такая же, как и до момента распространения эпидемии. Так, угрозой неплатежеспособности является ситуация, когда удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами (ч. 6 ст. 34 Кодекса из процедур банкротства). С экономической точки зрения текущей неплатежеспособностью считается такое состояние компании, когда средств и высоколиквидных активов (готовых товаров, дебиторской задолженности и тп.) недостаточно для расчета со всеми кредиторами, срок уплаты денежных обязательств перед которыми уже наступил (текущие обязательства). Следовательно, если у компании текущих обязательств больше чем ликвидных активов, это свидетельствует, что бизнесу угрожает банкротство, а риск для директора разделить весь груз ответственности по всем долгам компании становится более, чем реальным.

Как минимизировать риск ответственности директора по долгам компании?

Выживание бизнеса в сегодняшних условиях - это о гибкости и постоянном изменении форматов. Менеджмент компаний должен жить в условиях раннего реагирования на потенциальные финансовые сложности, с которыми в условиях пандемии они могут столкнуться. Проведение переговоров с контрагентами, обсуждение новых условий сотрудничества на период пандемии или своевременное уведомление о невозможности исполнения текущих обязательств, срок которых наступил или впоследствии наступит, в связи с форс-мажорным обстоятельством (Законом № 3219 карантин отнесено к форс-мажорных обстоятельств при наличии соответствующего сертификата ТПП Украины). При условии, что никаких договоренностей достигнуто не было, роль менеджмента заключается в регулярном мониторинге финансовой отчетности компании и принятии предупредительных мер. Впрочем, если избежать неплатежеспособности так и не удалось, директор (дирекция) вынужден обратиться в суд с заявлением об открытии дела о банкротстве.

В целом бизнеса, который постоянно держит руку на пульсе и регулярно отслеживает изменения в финансовом состоянии компании, нечего бояться. Впрочем следует помнить, что даже факт распространения пандемии не освобождает директора (дирекцию) от обязанности сообщить об угрозе неплатежеспособности участников компании и в течение месяца обратиться в суд с заявлением об открытии дела о банкротстве.
Третьякова Татьяна Юрьевна -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Юристы по вопросам использования сети Интернети еще 3 получателя
03.04 11:49
Диджитализируйся или исчезнешь. Как стоит действовать маркетингу в период кризиса?
Действовать нужно быстро, но взвешенно. Принимать лучшие из возможных решений и придерживаться их. Не фокусироваться на краткосрочной выгоде, ведь выигрышные сегодня решения могут обернуться против вас в долгосрочной перспективе. Чего точно не стоит делать, так это паниковать, ждать лучших времен и работать по-старому. Чем скорее вы поймете, что кризис неизбежен, тем лучше перестроите свои маркетинговые планы и переориентируете расходы. Когда все планы пошли кувырком, проанализируйте ситуацию и быстро подстраивайтесь под новые реалии. Ценности компании-ваша ведущая Заря в темные времена. Ищите возможности - некоторые из них могут лежать на поверхности. Сейчас, когда весь мир вынужден сидеть дома и большинство времени проводить онлайн, усилия маркетологов должны сфокусироваться на онлайн-форматах.

Коронавирус заставляет весь мир быть на дистанции. Как это повлияет на экономику в целом и на юридический рынок в частности?

События последних недель кардинально изменили условия ведения бизнеса не только в Украине, но и во всем мире. Объявлена пандемия коронавирус заставляет бизнес молниеносно реагировать и без колебаний принимать решения, которые могут существенно изменить не только будущее отдельной компании, но и целой отрасли. Рекомендую прочитать статью известного израильского историка и автора футуристических предсказаний Юваля Ноя Харари для Financial Times «Мир после коронавирус». Процитирую лишь несколько вводных предложений: «Сейчас человечество переживает глобальный кризис. Пожалуй, самый большой кризис нашего поколения. Решения, которые люди и правительства будут принимать в течение следующих недель, вероятно, повлияют на то, как будет формироваться мир в последующие годы. Они изменят не только систему здравоохранения, но и экономику, политику и культуру. Нужно действовать быстро и решительно».

Сегодня уже ни у кого не возникает сомнений, что Украина входит в мировой экономический кризис, усиленную пандемией коронавирус. Я - не эксперт, чтобы комментировать влияние коронавирус на экономику, когда и каким образом мир оправится от этого кризиса, однако уверена в одном - наша жизнь изменится. Оно поделится на «до» и «после». В западных СМИ я уже встречала сроки before-Corona (BC) и after-Corona (AC).

Юридический рынок в очередной раз претерпевает радикальные изменения. Предыдущие кризисы уже научили нас действовать быстро и приспосабливаться к новым реалиям. Вспомните кризиса 2004 г., 2008 г. и 2014 г. - каждая из них научила нас нового. Кто успевал вовремя сориентироваться и подстроиться под новые реалии, тот становился только сильнее. Кто не успевал, исчезал с радаров. За это время уже крылатыми стали выражения вроде «кризис - время возможностей», «когда закрываются одни двери, открываются новые» и тому подобное. Однако не стоит ждать на чудо, ведь для тех, у кого дверь не открылась до кризиса, новые двери не появятся.

У нас есть временное преимущество, поскольку еще во времена второго Майдана многие лидеры рынка уже переходили на дистанционную работу. Пока иностранные гиганты еще только привыкают работать дистанционно всеми офисами и подстраиваются к новому ритму, мы уже сосредоточились на том, чтобы помочь нашим клиентам оценить и преодолеть бизнес-риски. Мы годами говорили о необходимости диджитализации, однако наша консервативная отрасль до последнего осуществляла сопротивление. Коронавирус очень быстро решил этот вопрос-диджитализируйся или исчезнешь. Сейчас еще больше усилится конкуренция за клиентов, юрфирмам необходимо будет еще больше дифференцироваться и давать «экстра» своим клиентам: находить решения бизнес-проблем, а не оказывать чисто юридические советы, искать новые продукты, что находятся на пересечении нескольких направлений или даже новых отраслей.

Сегодня немало известных людей начинают проводить концерты/семинары в Instagram и других социальных сетях. Что могут сделать юристы, чтобы поддержать своих клиентов и повысить их лояльность?

Во время карантина онлайн становится главным источником новых знаний и впечатлений. Ведь мы вынуждены не только работать из дома, но и отдыхать и путешествовать, не выходя из дома. Поэтому на помощь приходят современные технологии, позволяющие путешествовать по миру онлайн и посещать множество музеев, сидя на диване. Десятки, если не сотни музеев приглашают на виртуальные туры. Венская опера во время карантина бесплатно демонстрирует спектакли в режиме онлайн. Берлинская филармония и Метрополитен-опера в Нью-Йорке предоставляют доступ к архивным концертов и спектаклей. Google позволяет виртуально прогуляться по комнатам Белого дома или пройтись роскошными коридорами и залами Версальского дворца, бывшей резиденцией французских королей. Мировые звезды выполняют на диване хорошо известные хиты, запускают флешмобы и все это транслируют в онлайне.

Sayenko Kharenko также не осталась в стороне. На прошлой неделе мы запустили 3D-тур квест-музеем «Сила подписи». Отныне все желающие, не выходя из дома, могут прогуляться интерактивной выставкой «Сила подписи», которая была создана к 15-летию Sayenko Kharenko. Во время онлайн-путешествия можно узнать историю подписи от шумеров до наших дней. Благодаря виртуальному туру можно попасть в библиотеку с огромными книгами, рассказывающими о важнейших подписи в истории человечества. Можно увидеть уникальные документы: универсал гетмана Ивана Выговского 1663 г., черновик VI Универсала, который впервые в ХХ веке провозгласил независимую украинскую державу, Акт восстановления Украинского Государства 1941 г., распоряжение Симона Петлюры о начале партизанской работы, напечатанное на носовом платке, а также узнать историю подписания Акта провозглашения независимости Украины и Беловежского соглашения в 1991 г. - документов, что завершили историю Советского Союза и оформили рождения независимых стран.

Уже в ближайшее время мы планируем запустить сайт со всеми материалами проекта на русском и английском языках, а также видео-экскурсиями от партнеров Sayenko Kharenko и кураторов проекта.
Третьякова Татьяна Юрьевна -> Всем, Юристы по вопросам использования сети Интернет, Юристы по хозяйственному законодательству и арбитражуи еще 4 получателя
15.11.2019 18:11
Тренды в IТ-праве 2019
ТОП-тренд, который у всех на слуху, – это пятая группа упрощенной системы для Фопов. История с отдельным налоговым статусом для ИТ-индустрии продолжается уже несколько лет, но до конкретики доходило редко. Перед выборами Президента появилось несколько законопроектов о отдельную группу для Фопов в ИТ, но это воспринималось больше как шутка или пиар. Сейчас за тему взялись серьезнее.

Пока нет текстов законопроектов или официальной позиции государства, рано анализировать детали. На уровне идей ожидаем, что для Фопов в ИТ (или в креативных индустриях) создадут отдельную группу с отдельным налогообложением по более высоким ставкам, чем сейчас у третьей группы. При этом в работе ИТ-компаний с ФОПами на новой группе государство якобы не искать скрытых трудовых отношений. Такой договор с государством: «Платите больше налогов и работайте спокойно». В то же время это звучит как угроза бизнесу, который оставит свои структуры с ФОПами на третьей группе: «Тогда мы идем к вам».

Не совсем понятно, чем закончится эта история, но точно будет горячо. Кому же, как не нам (юристам) радоваться по этому поводу. Ведь новое законодательство – больше работы.

На второе место ставлю тренд развития legal tech. Чего только стоят победители нынешней ІТ-арены-два legal tech проекта. Ранее к таким проектам относились как к меньшему брату. В общем, он может «потусоваться» со старшими, но никто его всерьез не воспринимает, чтобы только под ногами не крутился. А тут такой поворот!

Если не оценивать качество продуктов победителей (для этого есть жюри), то можно назвать несколько возможных предпосылок такого результата: либо юристы настолько крутые, или просто на рынке нет нормальных проектов, что даже юристы добираются до призовых мест. Учитывая риторику новой власти о государстве в смартфоне, движение административных услуг в сторону автоматизации и переходу в онлайн, тренд legal tech должен сохраниться минимум на несколько ближайших лет (к тому же не только в частном секторе).

Третьим трендом являются персональные данные. После волны GDPR в этой сфере ненадолго наступило затишье. А теперь – новая волна. В Украине формируется устойчивое понимание, почему персональные данные важные, а также почему нельзя работать с ними так, как мы всегда работали (то есть никак). Украинское ІТ уже интересуется этим вопросом на уровне высшем, чем «просто напишите политику конфиденциальности с персональными данными все будет хорошо, потому что такая бумажка должна быть».

Новое понимание персональных данных сложно формировать на базе черного рынка данных (в том числе персональных), когда почти любую базу данных можно купить у правильных людей. Однако на очереди актуализация закона о персональных данных. Нужно не только привести его в соответствие к европейским стандартам, но и продумать механизмы его реализации. А потом, если выпишут несколько штрафов, то серьезное отношение к персональных данных сформируется без особых усилий.