Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Калиниченко Роман Юрьевич: Сообщения

  • Сейчас на сайте

Калиниченко Роман Юрьевич

Имя: Роман
Фамилия: Калиниченко
Дата последнего входа: 21.11.2017 10:40:12
Дата регистрации: 20.01.2010 16:46:39
Страна: Украина
Группы юристов: Гражданские юристы, Защита прав потребителей, Земельные юристы, Исполнение судебных решений, Семейные юристы, Судебные эксперты, Частные детективы, Юристы по уголовно-исполнительному праву
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Исполнение судебных решений, Частные детективыи еще 7 получателей
Е-судопроизводство: быть или не быть?
Об электронном судопроизводстве в Украине речь идет уже достаточно давно. Воспринимается оно в юридических и общественных кругах по-разному.

Кое-кто считает внедрение электронного судопроизводства процессом отхода от привычной модели судебного процесса к осуществлению правосудия с помощью ИТ-ресурсов. Сторонники «классического» подхода, которые воспринимают исключительно человеческий ресурс в судебном процессе, выступают против таких нововведений. На законодательном уровне еще с момента провозглашения судебной реформы под электронным судопроизводством понимается внедрение некоторых электронных инициатив, а именно: электронное приказное производство, электронное аресте денежных средств, электронный обмен документами. Кстати, они так и не были поддержаны (за исключением последнего).

Нужно ли внедрять электронные механизмы в судебном процессе?

Очевидно, что нужно. Такие изменения необходимо было внедрить уже давно, еще с принятием процессуальных кодексов в начале 2000 г. С развитием информационных технологий и их применения во всех сферах человеческой жизни судопроизводство не может оставаться в стороне. К тому же сейчас его эффективное осуществление не представляется возможным без применения электронных и интернет ресурсов. Даже те незначительные изменения, которые уже применяются (например, автоматизированная система документооборота суда, участие в судебном процессе в режиме видеоконференции, возможность отправки повесток участникам судебных процессов с помощью SMS-сообщений), положительно повлияли на эффективность и организацию судебного процесса. Конечно, о переходе к осуществлению правосудия исключительно с помощью IT-ресурсов говорить рано, но внедрение электронных механизмов в судебном процессе, под которым понимается электронное судопроизводство, является требованием времени.

Международный опыт электронного судопроизводства

Если обращать внимание на международный опыт функционирования электронного судопроизводства, с чего начинается у нас любая реформа, то в наиболее развитых странах в судопроизводстве уже давно эффективно функционируют электронные механизмы. Например, в США, несмотря на прецедентную систему правосудия, которая формировалась на протяжении многих лет, давно существуют электронные судебные системы, с помощью которых стороны в деле могут полностью контролировать ход судебного процесса, получать доступ к материалам судебного дела, подавать запросы на получение информации и документов (то есть все то, что у нас требует много времени и ресурсов).

Если взглянуть на близкую нам Польшу с судебной системой, подобной нашей, на пример которой часто обращается внимание перед внедрением реформ (в том числе судебной), здесь электронное судопроизводство действует уже более 7 лет. Споры, возникающие из кредитных или других денежных правоотношений, независимо от суммы, включая коммерческие и трудовые споры, в судах Польши рассматриваются онлайн, без участия сторон или их представителей, поданным в электронной форме материалами.

Какие проблемы сможет решить внедрение электронного судопроизводства?

Теоретически в Украине уже работает система документооборота между судами и участниками судебного процесса. Документы можно направлять в суд посредством электронной почты. Также можно направлять документы другим сторонам и подтверждать такое направление в суде. Однако большинство судов не поддержали инициативу документооборота, которая не прописана в процессуальных кодексах, и продолжают принимать материалы исключительно в бумажном виде. Направлении по почте документы, при отсутствии электронной цифровой подписи, вообще не рассматриваются.

При таких обстоятельствах, вероятно, никто не сможет забыть об очередях возле канцелярий судов, когда приходится подать любое заявление или ходатайство (например, об ознакомлении с материалами дела), или в случае направления другой стороне в хозяйственном деле искового заявления и приложенных материалов через отделения почтовой связи для предоставления доказательства в суд, при этом «должным образом» посвідчивши все приложения). Именно такая работа занимает большинство времени современного юриста, в то время, когда никто не может представить своей жизни без электронных средств коммуникации.

Конечно, внедрение электронного судопроизводства, даже на уровне обеспечение реальной возможности представления документов и материалов в электронной форме, обмена документами между сторонами и доступа к материалам дела онлайн, смогло бы решить много проблем, касающихся эффективного осуществления судопроизводства и сохранение материальных и временных ресурсов, уже не говоря о «вечную» проблему пропуска сроков обращения в суд или искусственного затягивания судебного процесса сторонами. Понятно, что все проблемы, которые существуют в процессе, не удастся решить с помощью внедрения электронного судопроизводства. Однако бесспорным является то, что это сделает судебный процесс более эффективным и уменьшит количество потраченных ресурсов.

Изменения, которые предложены для внедрения электронного судопроизводства в Украине

Анализируя изменения в процессуальные кодексы в редакции, принятой Верховной радой Украины (проект Закона №6232 от 23.03.2017 г.), которые по известным причинам пока еще не вступили в силу, первое, на что обращается внимание – это внедрение Единой информационно-телекоммуникационной системы. Исковые и другие заявления, жалобы и другие предусмотренные законом процессуальные документы, которые подаются в суд и могут быть предметом судебного разбирательства, в порядке их поступления подлежат обязательной регистрации в Единой судебной информационно-телекоммуникационной системе в день поступления документов, будут доходить до суда. Такая система призвана обеспечить обмен документами (отправка и получение документов) в электронной форме между судами, между судом и участниками судебного процесса, между участниками судебного процесса, а также фиксирование судебного процесса и участие участников судебного процесса в судебном заседании в режиме видеоконференции.

С внедрением таких изменений суды обяжут отправлять судебные решения, судебные повестки, иные процессуальные документы участникам судебного процесса на их официальные электронные адреса. Каждое лицо сможет зарегистрировать электронный адрес в системе. К тому же адвокаты, нотариусы, частные исполнители, арбитражные управляющие и другие определенные лица будут обязаны зарегистрировать свою официальную электронный адрес в Информационно-телекоммуникационной системе.

Безусловно, предложенные изменения являются важным шагом к внедрению механизмов электронного судопроизводства в Украине, ведь сейчас такие положения прописаны в процессуальных кодексах. Однако исходя из опыта внедрения новейших технологий в других сферах, возникают вопросы по практической реализации таких изменений, касающихся обеспечения реального доступа к Единой судебной интеллектуально-телекоммуникационной системы всем гражданам, ее надежности и обеспечения сохранности информации. Ведь очевидно, что для того чтобы такая система работала полноценно и эффективно, нужно немало времени и ресурсов, которыми должны будут обеспечить суды. Однако при условии внедрения указанных изменений, они смогут положительно повлиять на эффективность процесса.

Выводы

Подводя итоги, стоит отметить, что внедрение электронного судопроизводства, под которым понимается привлечение электронных механизмов к судебному процессу, является требованием времени. Такая система уже действует во всех развитых странах. Она призвана обеспечить эффективное осуществление судебного процесса, значительно упростить работу судов и участников судебного процесса., а также сократить количество затраченных ресурсов.

Изменения, принятые в процессуальных кодексов, дают основания считать, что в Украине также внедряется электронное судопроизводство. Однако для практической реализации внедрения электронного судопроизводства нужно сделать еще много важных шагов.

Автор: Олег Шевцов
«ALEXANDROV&PARTNERS» старший юрист
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Арбитражные управляющие, Судебные экспертыи еще 4 получателя
Судебная медиация
С принятием судебной реформы, в частности новых процессуальных кодексов, в профессиональной среде все активнее обсуждается вопрос о введении нового процессуального института защиты прав, а именно урегулирование спора с участием судьи. По внешним признакам этот механизм напоминает иностранные аналоги судебной медиации. Однако в нашем случае судебная медиация имеет свои особенности и недостатки.

Сможет ли суд стать платформой для «Alternative dispute resolution, АDR»?

В традиционном понимании, суд для граждан и бизнеса – это последняя инстанция в решении личных конфликтов и бизнес-проблем. Сейчас имеем ситуацию, когда судебная система находится в состоянии трансформации и тотального недобора служителей Фемиды. Это приводит к загрузки судов делами, что порождает продолжительность рассмотрения и вызывает ненадлежащее качество осуществления правосудия. Такое положение вещей создает негативный образ суда как институции, способной быстро, качественно и эффективно решать споры.

Поэтому в последние годы широкую популярность приобрела система Alternative dispute resolution, ADR, в частности медиация, при которой стороны спора с помощью независимого медиатора приходят к общему и оптимального разрешения спора с учетом их интересов и наименьшими потерями для каждого из них. Основные принципы медиации позволяют быстро, качественно и конфиденциально решать конфликтные ситуации. Фактически, правовая природа ADR является альтернативой официальному правосудию. Хотя во многих Европейских странах этот процесс встроен в официальную судебную систему, будучи непременной составляющей судебного процесса.

Или судья сможет стать полноценным медиатором в Украине – большой вопрос, ведь судья, по классике жанра, является служителем Фемиды и руководствуется, прежде всего, буквой закона. Сможет ли судья урегулировать спор, исходя из интересов сторон, опираясь на эмоции и интересы – остается вопросом. Такое функциональное сочетание может нивелировать суть заложенного института судебной медиации, поскольку судьи все равно будут смотреть на спор с позиции доказательств и норм права и в определенной степени формализовано подходить к спору, несмотря на то, что судья-медиатор, прежде всего, является судьей, а уже потом – медиатором.

Зарубежный опыт показывает, что судебная медиация является привычным явлением не только для стран Европейского союза, но и для постсоветских государств (Республика Беларусь, Казахстан, Российская Федерация), при этом используются различные концепции судебной медиации.

Украина пошла на внедрение концепции судебной медиации, по которой последняя должна стать полноценным элементом судебных процедур, то есть одной из стадий судебного производства. Такой концепт априори противоречит сущности классической модели медиации и ее автономной роли в разрешении споров.

Основная цель медиации – это достижение консенсуса. Зато судебная медиация базируется на компромиссах, при которых стороны сдают позиции.

Таким образом, вероятнее всего, мы будем иметь дело с «квази медиацией», которая далека от классического понимания медиации.

Итак, из анализа новых процессуальных кодексов можно проследить несколько опций, которые закладываются в институт судебного урегулирования спора с участием судьи:
т
  • акое судебное урегулирование происходит до начала рассмотрения спора по существу и оформляется определением суда, которым производство по делу приостанавливается и начинается отсчет другого процессуального срока, а именно срока на разрешение спора с участием судьи, который не должен превышать 30 дней с момента вынесения определения;
  • формат досудебного урегулирования предусматривает общие или закрытые совещания: в общих принимают участие все стороны процесса, а закрытые проводятся с каждым участником процесса в отдельности;
  • во время процедуры судебного урегулирования спора с участием судьи судья не имеет права предоставлять сторонам юридические советы и рекомендации, а также оценивать представленные в деле доказательства;
  • протокол совещания и любое другое фиксирование техническими средствами не происходит: учитывая конфиденциальность таких встреч, запрещается использовать портативные, аудио-технические устройства, осуществлять фото - и киносъемку, видео - и звукозапись.
  • В случае отсутствия достижения компромисса между сторонами повторное урегулирования спора с участием судьи не допускается, такое дело передается на рассмотрение в общем порядке, однако уже другому судье;
  • прекращение урегулирования спора с участием судьи происходит в случае подачи заявления стороной о прекращении урегулирования спора с участием судьи; окончание 30-ти дневного срока; заключения сторонами мирового соглашения;
  • прекращени
е такого урегулирования происходит на основании постановления судьи, которое не подлежит обжалованию.
Из анализа указанных положений можно прийти к выводу, что основной целью введения этого процессуального института является разгрузка судебной системы, ускорения разрешения споров, регенерация имиджа судебной системы в глазах бизнеса и граждан, конфиденциальность, разрушение психологических барьеров между сторонами и судьей, уменьшение судебных расходов.

Судья-медиатор, прежде всего, является судьей, а уже потом – медиатором

Предложенными изменениями не регламентировано каких-либо дополнительных требований к специальной подготовке судьи, что будет урегулировать спор.

Судья – это лицо, которое работает в определенных пределах, исходя из принципа императивности и основываясь на хрестоматийном принципе деятельности любого органа государственной власти «разрешено только то, что прямо предусмотрено законом», что является диаметрально противоположным медиации, где весь процесс не подчиняется формализованным процедурам и основывается на принципах диспозитивности.

В частности, несогласованность с указанным принципом вызывает ч. 5 ст. 189 Проекта, согласно которому в процессе проведения совместных совещаний судья осуществляет другие действия, направленные на мирное урегулирование спора сторонами. Такая процессуальная неопределенность действий судьи на этой стадии может создать условия для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности за превышение полномочий во время урегулирования спора.

Относительно репутационных рисков для судьи

Такая процедура обусловливает позапроцесуальне общение сторон с судьей, за закрытыми дверями, без какого-либо фиксирования, а в некоторых случаях даже с глазу на глаз с каждой стороной процесса. Такое положение вещей может привести к ложному впечатление о предвзятости судьи в пользу одной из сторон или до безосновательных обвинений в коррупционных связях, что позволит манипулировать другой стороной, искажая содержание разговора или действий судьи, чем также ставится под сомнение конституционный принцип гласности судебного процесса.

Процессуальный мер в виде невозможности рассматривать спор по существу судьей, который осуществлял судебное урегулирование спора, является надежным страхованием для процессуальных оппонентов, но не для судьи, который из-за недобросовестности сторон может понести репутационных потерь.

Относительно перспектив судебной медиации в Украине

Предложенная законодателем возможность урегулирования спора с участием судьи, несмотря на то, что она по внешним признакам далека от медиации в классическом ее понимании, является перспективным и прогрессивным шагом к имплементации Европейских процедур и улучшения доступа к правосудию.

Для того чтобы направить этот процесс в правильное направление, стоит обратить внимание на специальную подготовку судей в проведении процедур ADR с приближения к общепринятым принципам медиации, а также необходимо как можно быстрее принять специальный Закон «О медиации». Также представляется достаточно перспективным введение перечня судей, имеющих соответствующую квалификацию на судебное урегулирование спора с участием судьи, проведя аналогию с институтом следственных судей в уголовном процессе.
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Судебные эксперты, Патентные поверенныеи еще 5 получателей
Начало автоматического обмена финансовой и налоговой информацией
В последнее время сайт ОЭСР пестрит новостями о международном обмене финансовой и налоговой информацией («First automatic Common Reporting Standard exchanges between 49 jurisdictions set to take place this month; now over 2000 bilateral exchange relationships in place», «OECD releases further guidance on Country-by-Country reporting (BEPS Action 13)»). Ст. 4, 6 Конвенции о взаимной административной помощи в налоговых делах предполагается возможность обмена налоговой информацией. Между прочим, Украина также является стороной этой Конвенции.

Сейчас обмен такой информацией происходит благодаря двум наиболее авторитетным инструментам:
  • Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене финансовой информацией (Multilateral Competent Authority Agreement on Automatic Exchange of Financial Account Information (далее – CRS MCAA)). Этот инструмент закрепляет применение единого стандарта автоматического обмена информацией о банковских счетах и их владельцах.
  • Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене межгосударственными отчетами (Мultilateral Сompetent Authority Agreement on the Exchange of Country-by-Country Reports, далее - CBC MCAA). Этот инструмент был разработан в рамках реализации п. 13 плана ОЭСР по противодействию розмиттю налоговой базы и перемещению прибыли (Base Erosion and Profit Shifting). Он предусматривает автоматический обмен налоговой информацией в отношении налогоплательщиков-транснациональных групп.
  • CRS MCAA
Участники

Сейчас подписантами являются 95 стран, в частности: Сейшелы, Сингапур, Российская Федерация, Швейцария, Великобритания, ОАЭ, Лихтенштейн, Люксембург, Маврикий, Ирландия, Кипр, Эстония, Британские Виргинские Острова, Белиз, Каймановы Острова. То есть все наиболее популярные юрисдикции для ведения бизнеса, кроме США (через наличие FATCA).

Вступление в силу

CRS вступает в силу в случае имплементации (включения его норм) законодательства соответствующей юрисдикции, который состоит из двух этапов: присоединение государства к CRS MCAA и реализация норм CRS MCAA в национальном законодательстве.

Для того, чтобы механизм автоматического обмена между двумя любыми государствами, которые подписали CRS MCAA, вступил в силу, необходимо, чтобы оба государства выразили намерение обмениваться налоговой информацией, направив уведомления соответствующего комитета ОЭСР. Такое уведомление включает: подтверждение, что местное законодательство отражает нормы CRS MCAA; уточнение, будет ли осуществляться обмен на взаимной или не взаимной основе; спецификация методов передачи и шифрования; спецификация требований по защите данных, которые должны быть выполнены относительно информации, обмениваемой юрисдикцией; подтверждение, что юрисдикция имеет надлежащую конфиденциальность и гарантии данных; перечень потенциальных компаний – партнеров в соответствии с CRS MCAA, с которым будет производиться обмен.

Которой будет осуществляться обмен информацией

Информацией о подотчетных счетов (Reportable Accounts). Согласно п. 2 разд. II CRS MCAA, обмен будет осуществляться информацией относительно сведений о лице, которое контролирует подотчетен счет: ФИО или название компании; адрес жительства или адрес местонахождения компании; статус налогового резидента; идентификационный номер налогоплательщика; номер подотчетного счета; сведения о финансовом учреждении, в котором открыт счет; баланс и валюта счета и тому подобное.

Учреждения, которые будут собирать соответствующую информацию

Финансовые учреждения (Reporting Financial Institutions) – банки, профессиональные участники рынка ценных бумаг (брокеры, депозитарии и др..), инвестиционные компании, некоторые виды страховых компаний.

Последствия для Украины

Украина является участником Конвенция о взаимной административной помощи в налоговых делах, поэтому имплементация MCAA является скорее вопросом времени. Сейчас планируется, что начало автоматического обмена информацией между налоговыми органами Украины начнется в 2020 г. (по результатам 2019 г.). Для примера, предполагается, что Россия присоединится к обмену налоговой информацией с 2018 г. (федеральный вступит в силу 01.01.2018 г.).

CbC MCAA

Участники

На сегодня подписантами являются 65 стран, в том числе: Сингапур, Российская Федерация, Швейцария, Великобритания, Лихтенштейн, Люксембург, Маврикий, Ирландия, Кипр, Эстония, Белиз, Каймановы Острова, то есть все наиболее популярные юрисдикции для ведения бизнеса, кроме США (через наличие FATCA).

Вступление в силу
  • Присоединение государства к CbC MCAA.
  • Реализация норм CbC MCAA в национальном законодательстве.
  • Для того чтобы механизм автоматического обмена отчетами между двумя государствами, которые подписали CBC MCAA, силу вступил в силу, необходимо, чтобы оба государства выразили намерение обмениваться информацией друг с другом, предоставив сообщения до соответствующего комитета ОЭСР. Например, Великобритания уже имеет 39 партнеров для такого обмена. В Российской Федерации требования по CbC отчетов планируется ввести в отношении финансовых лет, начиная с 2017 г.
Кто обязан подавать отчет

Указанное требование не распространяется на транснациональные корпорации с ежегодным консолидированным доходом группы за предыдущий финансовый год менее чем 750 млн евро или эквивалентную сумму в национальной валюте. К примеру, в РФ законопроект предусматривает порог в 50 млрд российских рублей.


Которой будет осуществляться обмен информацией

Трехуровневая документация, которую будут готовить налогоплательщики крупных международных групп, будет состоять из:

- Master file (документ, в котором кратко описывается деятельность группы);

- Local file (описание заключенных соглашений с обоснованием цены в соответствии с принципом «вытянутой руки»);

- CbC report (таблица, в которой по каждой компании группы указываются важные финансовые и нефинансовые показатели, а также описываются основные выполняемые функции).

Межгосударственные отчеты (CbC reports) имеют форму таблиц и предоставляют возможность налоговым органам составить предварительное представление о размерах каждой из компаний, входящих в группу. Информация в формате таких отчетов будет собираться и передаваться ежегодно, не позднее 15-ти месяцев после окончания отчетного года.

Последствия для Украины

Пока Украина не присоединилась к CbC MCAA, однако взяла курс на адаптацию отдельных принципов БЕПС национального законодательства, включая шаг 13 – введение дополнительной отчетности по трансфертному ценообразованию для международных групп компаний. Следовательно, имплементация CbC MCAA является вопросом времени.


Автор: Андрей Слободенюк, «LEMAN International Law Group» юрист
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Судебные эксперты, Частные детективыи еще 6 получателей
Судебная экспертиза: монополия государства
В Парламенте зарегистрированы основные положения законопроекта «О судебно-экспертной деятельности», инициатором которого он выступает. Нардеп Игорь Лапин обратился к экспертной среде с просьбой присылать свои мнения относительно правок и пожеланий к проекту закона. «Я готов перевнести  законопроект, учитывать те реалии, в которых мы сегодня находимся. Помогите мне преодолеть монополию государства на проведение судебной экспертизы», – обратился докладчик.

Необходимость преодоления монополии государственных учреждений на проведение судебной экспертизы также подчеркнула Елена Орлюк, директор НИИ интеллектуальной собственности НАПрН Украины. По ее словам, борьба с монополией продолжается уже на протяжении последних 15-ти лет. «Наш институт, однозначно, будет прилагать усилия, чтобы доработать законопроект, поданный Игорем Лапиным, в дальнейшем лоббировать его и работать с различными политическими партиями. Мы все настроены на то, что профессия судебного эксперта и соответствующая доказательная база должна формироваться на профессиональной основе, которые не имеют к монополии никакого отношения», – подчеркнула эксперт.
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Адвокаты , Банковские юристыи еще 5 получателей
Прогресс или пустая трата времени?
Согласно Соглашения об ассоциации, Украина взяла на себя обязательства провести структурные реформы в таких сферах: демократия, права человека, верховенство права, качественное государственное управление.

Право гражданина на судебную защиту является одним из основных прав, гарантированных Конституцией Украины. Статья 124 Конституции Украины определяет, что судебные решения принимаются исключительно судами Украины и являются обязательными к исполнению всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, объединениями граждан и другими организациями, гражданами и юридическими лицами на всей территории Украины.

Право каждого гражданина обжаловать в суде решение, действия или бездеятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных и служебных лиц является важной гарантией реализации конституционного принципа ответственности государства за свою деятельность перед гражданином.

Статистика показывает, что одной из проблем в административной сфере, является низкий процент исполнения судебных решений, принятии не в пользу субъекта властных полномочий, и он составляет всего 10-15%.

Возникает справедливый вопрос, является ли государство правовым, если решения судов не выполняются самими государственными органами? Ответ очевиден, - нет.

Вместо того, чтобы начать руководствоваться принципами верховенства права, обязательности исполнения судебных решений, законодатель планирует принять еще один законопроект, который якобы должен поставить точку в этом, на мой взгляд, фундаментальной проблеме.

Итак, 07.09.2017 г. в ВРУ зарегистрирован проект закона №7088 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно обеспечения эффективного исполнения судебных решений)». Как отмечает законодатель, данным законопроектом, мы постепенно это -- надо немного увеличить украинское законодательство к нормам законодательства стран-членов Европейского Союза, так как предлагаемые нормы соответствуют рекомендациям, демократическим принципам и передовой практике ЕС, а также законопроект повышает эффективность административного судопроизводства по своевременному и надлежащему исполнению судебных решений со стороны субъектов властных полномочий.

В решениях Европейского суда по правам человека, которые после ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1997 год), стали частью национального законодательства Украины, отмечается, что административные органы являются составной частью государства, которая руководствуется принципом верховенства права, а следовательно, интересы этих органов совпадают с необходимостью надлежащего осуществления правосудия. Если административные органы отказываются или не в состоянии исполнить решение суда, или даже медлят с его выполнением, то гарантии, предоставляемые статьей 6 Конвенции (право на справедливый суд) теряют смысл, а значит страна-участник нарушает предписания Конвенции и своим внутренним законодательством. Поэтому, реальное исполнение решения суда субъектом властных полномочий является завершающим этапом защиты прав граждан, что непосредственно способствует укреплению авторитета государства и претворению законов в жизнь.

То есть, если проанализировать пояснительную записку к законопроекту можно сделать вывод, что Украина за годы своей независимости в лице государственных органов, их должностных лиц является основным нарушителем прав граждан, Конституции, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а с принятием данного законопроекта нормы конституции действительно станут нормами прямого действия. Выглядит, мягко говоря, неубедительно.

Так, законопроектом предлагается внести изменения и дополнить ряд статей Кодекса административного судопроизводства Украины и Закона Украины «О судебном сборе».

В кодексе административного судопроизводства предлагается в. 160 дополнить двумя пунктами, которые предусматривают обязанность и ответственность субъекта властных полномочий, а именно обязательства субъекта властных полномочий подать отчет об исполнении судебного решения и наложении штрафа за неисполнение судебного решения.

Также, в ст. 267 КАСУ предлагается предусмотреть право истца в течение 30 дней после вступления в законную силу судебного решения подать в суд, который принял постановление по административному делу, заявление об обязательстве субъекта властных полномочий подать отчет об исполнении судебного решения. Суд в течение 10 дней со дня получения заявления выносит определение, которым обязывает субъекта властных полномочий, не в пользу которого принято судебное решение, подать в установленный судом срок отчет о выполнении судебного решения. Определение суда об обязательстве субъекта властных полномочий подать отчет об исполнении судебного решения или об отказе в удовлетворении заявления может быть обжаловано в апелляционном и/или кассационном порядке, в действующей редакции КАСУ предусмотрено лишь обжалование в апелляционном порядке.

В случае не представления отчета, повторного непредставления отчета или невыполнения судебного решения суд накладывает на руководителя субъекта властных полномочий, ответственного за выполнения судебного решения, штраф в размере от десяти до тридцати минимальных заработных плат.

В ЗУ «О судебном сбор» запланировано предусмотреть, что при подаче заявления об обязательстве субъекта властных полномочий подать отчет об исполнении судебного решения судебный сбор не уплачивается.

Считаю, в случае принятия соответствующего законопроекта ВРУ, никаких изменений в процессе обеспечения эффективного исполнения судебных решений субъектом властных полномочий он не принесет. Как показывает практика, в Украине действует своеобразное ноу-хау, а именно, чтобы действовал закон нужно принять еще несколько законов, которые обеспечат выполнение этого закона. Остается надежда на наших партнеров из ЕС, которые все-таки заставят закрепить верховенство права в Украине, как это не унизительно звучит.

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Юристы по хозяйственному законодательству и арбитражу, Налоговые юристы
Внесены изменения в Налоговый кодекс относительно налогообложения доходов иностранных инвесторов
Новый Закон по своей сути является скорее «техническим». Однако он устраняет разночтения относительно освобождения доходов инвесторов-нерезидентов в государственные долговые ценные бумаги от налогообложения, тем самым нивелируя дискреционные полномочия налоговых органов относительно их включения в базу налогообложения, осуществление доначислений и наложение штрафов и т. п, а также придает больше определенности инвесторам.

Так, в редакции п. 141.4.10 Налогового кодекса, которая существовала до принятия изменений, прямо указывалось, что налогообложению не подлежали доходы в форме процентов или дисконта. Пока до этого пункта включили доходы в иной форме, фактически освободив от налогообложения выплаты, которые не четко подпадают под определение процентного или дисконтного дохода (например, выплаты по деривативам или доходы от изменения курса за ценными бумагами, в частности, индексируемыми на валютный курс, однако номинированным в гривне, и другие формы инвестиционного дохода).

Подходы мирового сообщества относительно налогообложения доходов нерезидентов от инвестирования в государственные долговые ценные бумаги имеют определенные отличия. Например, в Японии освобождаются от налогообложения только проценты от определенных видов еврооблигаций и государственных долговых ценных бумаг. В Израиле процентный доход от государственных облигаций не облагаются налогом до наступления 13-месячного срока до даты их погашения. Польша применяет ставку 0% до процентных выплат по государственным ценным бумагам (до конца 2021г.), размещенными на иностранных рынках. Испания освобождает от налогообложения только тот процентный доход, который выплачивается резидентам Европейского союза. Следовательно, каждое государство пытается найти свою собственную (пригодную именно для нее) модель налогообложения.

Введенная Украиной модель пригодится при осуществлении Министерством финансов нового выпуска еврооблигаций с целью рефинансирования государственного долга, в процессе которого средства от размещения новых ценных бумаг будет происходить выкуп тех, что были выпущены ранее в 2015 г., и поможет сэкономить средства государственного бюджета, выделяемые на обслуживание долга. Также ее принятия, как следует из пояснительной записки к законопроекту, направленное на повышение инвестиционной привлекательности государственных ценных бумаг и привлечения Украины к более активной деятельности на мировых рынках капитала.

Однако, стоит помнить, что уровень инвестиционной привлекательности измеряется не только наличием отдельных законодательных положений, а также их практической реализацией в комплексе с другими нормами, которые прямо или косвенно касаются инвестирования, стабильностью государственной власти и экономической системы в целом. Итак, точечные изменения вряд ли привлекут инвесторов, поэтому впереди остается еще много работы.

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Адвокаты , Арбитражные управляющие
Правовые нюансы ареста имущества юридического лица в уголовном производстве
С целью предупреждения и преодоления негативных обстоятельств, которые препятствуют или могут препятствовать решению задач уголовного судопроизводства, в уголовном процессе используются меры принудительного характера, известные как меры обеспечения уголовного производства.

Одним из самых распространенных мер обеспечения уголовного производства является арест имущества, то есть временное лишение подозреваемого, обвиняемого или лиц, которые согласно закону несут гражданскую ответственность за вред, причиненный деяниями подозреваемого, обвиняемого или недееспособного лица, совершившего общественно опасное деяние, возможности отчуждать определенное его имущество по решению следственного судьи или суда до отмены ареста имущества в порядке, установленном Уголовным процессуальным кодексом Украины (далее – УПК Украины). Согласно требованиям УПК, арест имущества может также предусматривать запрет для лица, на имущество которого наложен арест, другого лица, во владении которого находится имущество, распоряжаться таким имуществом любым образом и использовать его.

В рамках этой публикации проводится анализ правовых нюансов ареста имущества юридического лица в уголовном производстве, которое все чаще встречается в правоприменительной практике.

Стоит отметить, что арест может накладываться с целью обеспечения сохранности вещественных доказательств, специальной конфискации, конфискации имущества как меры уголовно-правового характера в отношении юридического лица, возмещение вреда, причиненного в результате уголовного преступления (гражданский иск), взыскании с юридического лица полученной неправомерной выгоды. Каждая из указанных оснований ареста имущества в уголовном производстве имеет ряд особенностей.

Так, с целью сохранения вещественных доказательств арест может быть наложен на имущество любого юридического лица (при наличии достаточных оснований полагать, что оно соответствует критериям, указанным в ст. 98 УПК Украины).

Согласно положениям ст. 98 УПК Украины, вещественными доказательствами являются материальные объекты, которые были орудием совершения уголовного правонарушения, сохранили на себе его следы или содержат другие сведения, которые могут быть использованы как доказательство факта или обстоятельств, устанавливаемых во время уголовного производства, в том числе предметы, которые были объектом уголовно противоправных действий, деньги, ценности и другие вещи, приобретенные уголовно противоправным путем или полученные юридическим лицом в результате совершения уголовного правонарушения.

При условии ареста имущества юридического лица с целью сохранения вещественных доказательств, необходимо обращать внимание на наличие процессуальных документов о признании соответствующих материальных объектов вещественными доказательствами. При отсутствии таких процессуальных документов, в частности постановления прокурора о признание определенного материального объекта вещественным доказательством, существуют основания для отказа в аресте имущества, а если такой арест был наложен, соответствующее постановление следственного судьи (суда) об аресте имущества признается, что принята безосновательно и необоснованно.

В то же время, если определенный материальный объект вступил процессуального статуса вещественного доказательства, для его ареста не требуется наличия в уголовном производстве подозреваемого или обвиняемого, что является обязательным условием для других оснований наложения ареста. С одной стороны, это позволяет оперативно обеспечивать сохранность вещественных доказательств на начальных этапах уголовного производства, а с другой – может быть основанием для злоупотреблений со стороны следователя и прокурора, которые часто накладывают арест на имущество, которое никоим образом не касается уголовного производства. Правда, в последнее время начала формироваться практика, когда следственные судьи не позволяют следователям и прокурорам злоупотреблять процессуальной возможностью наложения ареста на имущество с целью обеспечения сохранности вещественных доказательств, требуя предоставления надлежащего обоснования необходимости такого ареста.

Другие основания наложения ареста на имущество (обеспечения специальной конфискации, конфискации имущества и гражданского иска) требуют обязательного наличия в уголовном производстве подозреваемого (лица, которому в порядке, предусмотренном УПК Украины, сообщено о подозрении, или которое задержано по подозрению в совершении уголовного правонарушения) или обвиняемого (лицо, обвинительный акт относительно которого передан в суд в порядке, предусмотренном ст. 291 УПК Украины). Поэтому, как отметил Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел в Обобщении судебной практики по рассмотрению следственным судьей ходатайств о применении мер обеспечения уголовного производства от 07.02.2014 г., правильной является практика, когда следственные судьи признают ходатайство о наложении ареста на имущество преждевременными и отказывают в их удовлетворении, поскольку на момент их рассмотрения лицам, имущество которых говорится в ходатайстве, не сообщено о подозрении.

Следует помнить, что сторона уголовного производства, которая подает ходатайство об аресте имущества, обязано привести основания, в связи с которыми нужно осуществить арест имущества (правовую квалификацию правонарушения, что предусматривает возможность применения специальной конфискации или назначение наказания в виде конфискации имущества, доказательства факта причинения вреда и размера этого вреда).

Учитывая указанную цель ареста имущества, стоимость имущества, которое принадлежит арестовать с целью обеспечения гражданского иска, должна быть соразмерна размеру вреда, причиненного уголовным правонарушением. Если целью ареста имущества является обеспечение конфискации (специальной конфискации), то стоимость арестованного имущества должна согласовываться с санкцией статьи, которая предусматривает наказание за преступление, в совершении которого подозревается или обвиняется лицо.

Также стоит учитывать, что арест может быть наложен на имущество, на которое ранее был наложен арест согласно других актов законодательства. В таком случае исполнению подлежит постановление следственного судьи, суда о наложении ареста на имущество в соответствии с УПК Украины.

Учет указанных правовых нюансов позволит определить правомерность ареста имущества и прийти к выводу о возможности обжалования соответствующего определения следственного судьи или инициирование отмены ареста, правовые особенности которых будут рассмотрены несколько позже
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Адвокаты , Юристы по вопросам использования сети Интернети еще 6 получателей
К вопросам защиты бизнеса во время кибератак
27 июня 2017 года Украина пережила масштабную хакерскую атаку, известную под названием вируса Petya A, в результате которой понесли немалые убытки тысячи компаний частного бизнеса, банковские учреждения, аэропорты, железные дороги и государственный сектор. В рамках данного обзора остановимся на аспектах защиты от возможных кибератак и преодоления их негативных последствий.

По своей сути хакерская атака представляет собой покушение на информационную безопасность компьютерной системы или сети. Ответственность за несанкционированное вмешательство в работу электронно-вычислительных машин (компьютеров), автоматизированных систем, компьютерных сетей или сетей электросвязи предусмотрена положениями ст. 361 Уголовного кодекса Украины (далее – УК Украины).

Следует учитывать, что объективную сторону преступления, ответственность за которое регламентируется ст. 361 УК Украины составляют 1) исток; 2) потеря; 3) подделка; 4) блокирование информации; 5) искажение процесса обработки информации или 6) нарушение установленного порядка ее маршрутизации.

Таким образом, если имел место любой из указанных проявлений несанкционированного вмешательства в работу компьютеров, автоматизированных систем или компьютерных сетей, следует немедленно обратиться с заявлением о совершении преступления в правоохранительные органы, а именно полиции и, по возможности, заполнить заявление (сообщение о преступлении) на веб-сайте киберполиции.

Учитывая, что осуществление досудебного расследования по ст. 361 УК Украины возлагается на полицию, в районном управлении полиции необходимо получить извлечение из Единого реестра досудебных расследований (далее – ЕРДР) или справку о внесении сведений в ЕРДР и начала досудебного следствия.

Если следователи проявляют бездействие, внести сведения в ЕРДР их можно обязать через жалобу к следственному судье.

Получение же документа, что подтверждает начало досудебного расследования по ст. 361 УК Украины позволяет в дальнейшем претендовать на освобождение от ответственности за неисполнение/ненадлежащее исполнение обязательств со ссылкой на обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) и привлечения к гражданской и хозяйственной ответственности лиц, за умышленные или неосторожные действия которых, собственно, и состоялась такая кибератака. В дальнейшем же необходимо будет пройти компьютерную экспертизу, которая и подтвердит заражение компьютера от вируса.

Так, если с признанием последствий кибератаки обстоятельствами форс-мажор возникает немало вопросов, в частности, относительно того, действительно ли лицо не могло предвидеть наступление таких последствий и завершая возможностью документального подтверждения окончания действия таких последствий, то привлечение лиц, через действия или бездействие которых наступили соответствующие последствия, представляется более перспективной.

Так, например, если заражение компьютера произошло через определенный вирус, который был распространен благодаря определенному программному обеспечению, вполне можно говорить об ответственности правообладателя такого программного обеспечения, как источника повышенной опасности.

Однако, опять же, при определении степени вины такого правообладателя программного обеспечения необходимо обратить внимание на соглашение пользователя (user license agreement), которое заключается при установке соответствующего программного обеспечения. Обычно, в таком соглашении устанавливаются существенные ограничения по размеру возмещения, который можно получить от соответствующего правообладателя программного обеспечения.

Что же касается ответственности за ненадлежащее исполнение налоговых обязательств в результате кибератаки, то, следует отметить, что действующее законодательство Украины, в частности, Налоговый кодекс Украины, не предусматривают такого основания для освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств плательщиком налогов за наступления последствий кибератаки. И хотя парламентом и был принят предложенный Министерством финансов Украины закон об освобождении бизнеса от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по регистрации налоговых накладных через вирус Petya A, действие данного закона распространяется только на этот конкретный случай кибератаки, поскольку ограничена сроком действия – до 27 июня 2017 года». Безусловно, такой закон нуждается в дальнейшей доработке с целью его универсализации.

Таким образом, для эффективной защиты от кибератаки, следует заблаговременно позаботиться об определении последствий кибератаки как обстоятельств форс-мажор в договорных отношениях и своевременно обращаться в правоохранительные органы в случае наступления таких последствий для их фиксации и возможного дальнейшего защиты интересов бизнеса в судебных процессах. Несмотря на неоднозначность возможности определения последствий кибератаки в качестве обстоятельств форс-мажор, считаем, что более перспективным видится инициирование судебных процессов против правообладателей программного обеспечения, через которое произошло распространение кибератаки, как источника повышенной опасности.

Безусловно, вопросам кибернетической безопасности в эпоху кибервойн следует уделять больше внимания, используя защищенные соединения и лицензированное программное обеспечение, что позволит защитить бизнес и избежать многих негативных последствий.

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Гражданские юристы, Семейные юристыи еще 4 получателя
Проект нового ГПК Украины требует доработки
20.06.2017 г. Верховная Рада приняла в первом чтении Проект Закона №6232 о внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданского процессуального кодекса Украины, Кодекса административного судопроизводства Украины и других законодательных актов (далее – Проект №6232).

Проект №6232, среди прочего, несет за собой значительные изменения, направленные на развитие международного коммерческого арбитража в Украине. Так, среди положительных изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс стоит отметить следующие:
  • отмена ограничений относительно арбитрабельности коммерческих споров, связанных с ценными бумагами;
  • сужение ограничений на арбитрабельность споров в сфере интеллектуальной собственности и телекоммуникаций – проект ХПК признает все коммерческие споры в сфере ИР и телекоммуникаций арбітрабельними;
  • проарбитражный подход к интерпретации неточностей в тексте арбитражного соглашения (сомнения относительно ее подлинности, действительности и исполнимости должны толковаться судом в пользу ее подлинности, действительности и исполнимости).
В то же время проект ГПК содержит положение, что отрицает арбитрабельность приватизационных споров. Такое положение противоречит ст. 27 ныне действующего Закона Украины «О приватизации государственного имущества», которая четко закрепляет арбитрабельность этого вида споров.

Кроме того, разрабатывая законопроект, законодатель не принял предложение ученых и практикующих юристов относительно оснований освобождения от доказывания. Так, проект ГПК содержит аналогичное действующее положение, согласно которому обстоятельства, установленные арбитражным решением третейского суда, подлежат доказыванию в общем порядке в процессе рассмотрения дела хозяйственным судом.

Итак, проект нового ГПК делает определенные шаги для развития арбитража в Украине, однако он требует определенной доработки.
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Налоговые юристы, Юристы по хозяйственному законодательству и арбитражу
Налоговые проверки: что нового?
Статья 78.1.11 Налогового кодекса Украины, регулирующего назначение налоговых проверок по решению суда (следственного судьи) является абсолютно законной. Об этом заявил Дмитрий Трут, старший юрист АО «Arzinger» во время VI Всеукраинского форума ААУ по публичному праву. «Назначение таких налоговых проверок происходит в рамках уголовного дела и на основании Уголовно-процессуального кодекса Украины, которым вообще не предусмотрена такая возможность, - назначение налоговой проверки. И проведение этой проверки органом досудебного следствия, а налоговым органом – нонсенс. Часто на форумах и круглых столах эксперты говорили об этой проблеме. Есть уже судебные решения судов 1 инстанции, которые не отказывали в удовлетворении ходатайства прокурорам, следователям о назначении налоговой проверки, но тут ситуация не однозначная», - отмечает господин Трут.

При этом юрист вспоминает резонансные дела с участием нардепа Андрея Журжия и Сергея Кивалова, которым в конце концов удалось отменить определение следственного судьи о назначении налоговой проверки. «Собственно, обосновывали они это тем, что УПК не предусмотрено такой возможности, назначать налоговые проверки. Но здесь есть и другая проблема: такие определения не могут быть обжалованы. Когда мы обжалуем такое решение, то апелляционный суд отказывает от апелляционного производства», - объясняет эксперт.

Среди прочего, в своем докладе, Дмитрий Трут также коснулся типовых нарушений по назначениям налоговых проверок на основании следственного судьи. «Например, бывают случаи, когда дают разрешение на проведение проверки, но не назначают саму проверку. При этом есть судебная практика, которая говорит о том, что эти понятия не тождественны», - делится опытом юрист.

Нередко в судебной практике также встречаются случаи, когда налоговые органы пытаются провести проверку, когда срок проведения такой давно истек. «К примеру, есть постановление следственного судьи о назначении налоговой проверки какого-то конкретного налогоплательщика, которая была вынесена, например, год назад, а налоговики пришли с этим постановлением на проверку, когда этот срок истек. Хотя в самом постановлении не указаны сроки действия, но исходя из общих положений, мы можем говорить, что какой-то срок все таки был и налоговики не имели права проводить на этом основании проверку», - говорит старший юрист АО «Arzinger».

Особое внимание присутствующих эксперт также обратил на документальные внеплановые проверки. Так, излюбленной статьей налоговых органов юрист называет. ст. 78.1.1. НКУ. В соответствии с нормой, такие проверки проводятся при получении налоговой информации, что свидетельствует о нарушении налогоплательщиком валютного, налогового и другого не урегулированного НКУ законодательства.

«В свое время это было очень распространенной практикой и основанием для инициирования внеплановой проверки. То есть, есть какая-то абстрактная информация о нарушении налогового законодательства со стороны налогоплательщика, на основании которого проводилась внеплановая проверка. В начале 2016 года ситуация изменилась, когда убрали слово «налоговая», но к сожалению, с начала 2017 года его вернули и на основании абстрактной информации снова проводятся внеплановые проверки. Если анализировать судебную практику, то отменяют незаконные внеплановые проверки на том основании, например, что не было запроса от налогового органа, в котором указаны конкретные нарушения, либо ненадлежащее составление этого запроса», - аргументирует эксперт.

Еще одной, довольно распространенной основанием для проведения проверок, юрист называет ст. 78.1.4 НКУ. В соответствии с нормой, такие проверки проводятся, если выявлена недостоверность данных, содержащихся в налоговых декларациях, поданных плательщиком налогов, если плательщик налогов не предоставит объяснения и их документальные подтверждения на письменный запрос контролирующего органа, в котором указано выявленную недостоверность данных и соответствующую декларацию в течение 15 рабочих дней со дня, следующего за днем получения запроса. «Есть успешная судебная практика по обжалованию действий такого приказа. Основанием обжалования было как раз то, что не было направлено запроса, не было указано, какие есть несоответствия в декларациях и другие процедурные нарушения, на основании которых, собственно, удавалось получить положительные судебные решения», - резюмирует эксперт.