Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Новые реалии структурирования и управления бизнесом

Новые реалии структурирования и управления бизнесом 21.11.2019

Новые реалии структурирования и управления бизнесом

Последние 2 года оказались богатыми на изменения в сфере международного налогового планирования и структурирования бизнеса, вызванные необходимостью борьбы с агрессивным налоговым планированием. Поскольку наша страна прилагает немало усилий для достижения соответствия национального законодательства международным тенденциям, указанные нововведения повлияли на наше государство. Изменения отечественного корпоративного законодательства вынуждают бизнес иначе взглянуть на вопросы структурирования и внутреннего управления, а также внести коррективы в международные структуры и системы управления национальными предприятиями. О том, какие современные реалии ждут отечественные международные компании в сфере налогообложения, в этой публикации расскажут специалисты правовой фирмы Uregida.Ru оказывающей для субъектов хозяйственной деятельности такие виды услуг, как юридическое сопровождение компании и другие.

Итак, какие основные изменения уже произошли и которых следует ожидать? Если говорить в общем плане, то на международной арене были изменены привычные алгоритмы работы путем внедрения новых правил, основанных на рекомендациях Организации экономического сотрудничества и развития. Указанные правила обязывают консультантов, аудиторов и банкиров заявлять в соответствующие органы о агрессивные схемы налогового планирования и оптимизации своих клиентов. Закрепление на законодательном уровне требований о наличии экономического присутствия в классических оффшорных юрисдикциях также осуществляет значительное влияние и изменяет международный деловой ландшафт. Усложнение процедур внутреннего комплаенса банков и требований по подтверждению источника происхождения денежных средств заставляет большое количество бизнес-структур искать новые банковские учреждения, которые еще позволяют перечислять денежные средства без большого количества вопросов. Однако сейчас все больше людей понимают, что уже в ближайшее время международная структура должна быть построена иначе, чем это делалось в последние десятилетия.

Предлагаем рассмотреть острый вопрос о популярных оффшорных юрисдикциях. С 2018 г. Европейский Союз начал реальную борьбу с юрисдикциями, в которых отсутствует корпоративный налог и которые позволяли бизнеса или его бенефициарам получать доходы, нигде не облагаются. Такие оффшорные юрисдикции попали в так называемый "серый" список ЕС, который стал предупредительным выстрелом в воздух. При отсутствии соответствующих изменений во внутреннем законодательстве по установлению требований присутствия и других требований ЕС такие юрисдикции имеют все шансы попасть в "черный" список ЕС, который сделает соответствующие компании не просто неинтересными, а "мертвыми" для полноценного ведения бизнеса.

Приведем пример одной из самых популярных юрисдикций (Британские Виргинские Острова), которая в марте 2018 г. попала к такому «серого» списка ЕС. Британские Виргинские острова отреагировали очень быстро, уже с 01.01.2019 г. на их территории вступил в силу Закон об экономическом присутствии, который определяет требования к присутствию компаний, зарегистрированных согласно законодательству Британских Виргинских островов и являющихся их налоговыми резидентами. С 01.06.2019 г. такие компании будут обязаны иметь офис, персонал и ежегодно подтверждать, что они существуют не только «на бумаге». Отныне, если налоговый орган Британских Виргинских Островов установит факт несоблюдения компанией таких требований, ей высылается уведомление и налагается штраф от 20 до 50 тыс. долларов США. В случае игнорирования предписаний первого сообщения налоговый орган направляет компании повторное уведомление, которым налагается штраф от 200 до 400 тыс. долларов США. После второго сообщения налоговый орган может обратиться в Комиссию по финансовым услугам Британских Виргинских Островов с предложением исключить компанию из реестра.

Учитывая мировую практику, можем утверждать, что вопрос принятия и/или имплементации другими «бумажными» юрисдикциями законодательства относительно экономического присутствия является вопросом времени в краткосрочной перспективе. Поэтому поиск новых подобных юрисдикций может выиграть для бизнеса незначительный дополнительное время, но в целом не решит вопрос. Аренда офиса, наем сотрудников, ведение хозяйственной деятельности при указанных обстоятельствах потребует больших финансовых и временных затрат, что приведет фактически к полному отказу бизнеса от юрисдикций такого типа. Как следствие, основная задача оптимизации налоговой нагрузки все больше будет переноситься на уровень бенефициаров и решаться через оптимизацию налогового резидентства. Учитывая довольно низкие налоги в нашей стране, в сравнении с европейскими юрисдикциями, а также из-за необходимости находиться за границей более полгода в год, большинство бенефициаров будет вынуждена отказаться от поиска нового налогового резидентства и будет работать над возможностью оптимизации налогообложения в Росии.

Вопросы соблюдения требований экономической присутствия для других низконалоговых юрисдикций (например, Кипра) сейчас стоит не столь остро, однако уже сегодня бизнесу следует готовиться к таким изменениям. Наличие реального офиса и сотрудников позволит минимизировать риски, включая признание в будущем доходов компании доходами бенефициара, о чем поговорим ниже.

Наша страна является достаточно активным участником всех международных процессов по борьбе с уклонением от уплаты налогов. Ключевым становится основная цель: если одной из целей является получение льготы, то резидент не сможет использовать двусторонние договоры. На сегодня изменения в договоры еще не внесены, но это лишь вопрос времени.

По вопросу автоматического обмена налоговой информацией, то Министерство финансов декларирует, что уже с 2020 г. Наша страна начнет обмениваться налоговой информацией о финансовых счетах с налоговыми органами иностранных юрисдикций в автоматическом порядке по стандарту отчетности CRS. Информация будет передаваться органам Государственной фискальной службы от иностранных налоговых органов для взыскания украинского бюджета неуплаченных налогов, если окажется, что существуют незадекларированные в нашей стране доходы. Если говорить проще, то доход иностранного юридического лица, принадлежит бенефициару с украинским налоговым резидентством, будет облагаться налогом на уровне такого бенефициара, будто такой компании нет, а доход был получен прямо бенефициаром.

Актуальным является вопрос о необходимости подтверждения источника происхождения средств как в отечественных банках, так и заграницей. После соответствующих изменений, внесенных Сбербанком, национальный бизнес, который ранее перечислял собственные денежные средства из‑за границы на территорию нашей страны через предоставление займа, начал сталкиваться с вопросом необходимости предоставления подтверждения банка источники происхождения таких денежных средств до конечного бенефициара, что по определенным причинам может сделать не каждый бизнес.

Все указанные изменения и тенденции на международной арене и в России вынуждают отечественный бизнес, который привык использовать международные структуры для минимизации налогообложения или упрощение работы с иностранными контрагентами (в случае необходимости), пересмотреть свой подход к собственным международным структурам. Можно с уверенностью сказать, что большое количество представителей бизнеса, особенно среднего, в конце концов откажется от использования иностранных компаний и сконцентрируется на структурировании украинских предприятий. В частности, последние изменения в украинском корпоративном законодательстве уже могут предложить альтернативу элементам управления и обеспечения контроля над бизнесом, которые раньше были возможны только на уровне иностранной структуры.

Предлагаем более детально рассмотреть вопросы структурирования отечественного бизнеса в контексте его управления. Сегодня национальное корпоративное законодательство позволяет создавать как двух-, так и трехуровневое управление компанией, независимо от того, о какой именно компании идет речь (общество с ограниченной ответственностью или акционерное общество). Ранее владельцы ООО были вынуждены работать лишь с использованием двух органов управления — общее собрание и исполнительный орган. В течение длительного времени дискуссионным оставался вопрос о возможности создания наблюдательных советов у ООО. Точка в дискуссии была поставлена благодаря Закону «Про общества с ограниченной и дополнительной ответственностью». Отныне в ООО также может быть трехуровневая система управления. К тому же ООО и АО могут (а некоторые даже должны) создавать наблюдательные советы, которые будут иметь в своем составе независимых директоров, наличие которых предполагает существование прозрачной и понятной системы принятия решений, что лучше всего отвечает интересам компании и ее инвесторов.

Конечно, наблюдательный совет нужен не всегда. Обычно ее создание обусловлено такими факторами:

  • необходимость дополнительного контроля над менеджментом;
  • необходимость балансирования интересов владельцев бизнеса;
  • ускорение процедуры принятия решений;
  • положительное влияние на инвестиционную привлекательность компании (репутация);
  • необходимость устранения коррупционных рисков в компании;
  • необходимость доступа к опытным консультантам, заинтересованным в развитии бизнеса.

Если нет потребности в создании трехуровневой системы управления, то собственники могут обратиться к двухуровневой системе и назначить лишь исполнительный орган. Однако в таком случае всегда встает вопрос контроля и сдерживания деятельности директора/дирекции. Здесь также есть несколько нюансов, на которые стоит обратить внимание.

Один или много?

Законодательство России позволяет создавать как единоличный, так и коллегиальный исполнительный орган. Коллегиальный исполнительный орган является своеобразной системой сдержек и противовесов. Для дополнительного контроля над управлением владельцы могут назначать членов коллегиального исполнительного органа отдельно (например, генерального директора назначает акционер‑1, а финансового директора — акционер‑2). Таким образом, акционеры могут быть более спокойными, что исполнительный орган будет принимать полезные для бизнеса решения.

Вторая подпись?

Право второй подписи может устанавливаться уставом и относится к инструментам системы сдержек и противовесов. Введение института второй подписи упрощает процесс управления компанией. В этих условиях исполнительный орган в компании формально является единоличным. Однако вторая подпись применяется при заключении и подписании от имени компании определенных документов (например, контрактов определенного вида или сверх установленной суммы). Назначение лица, имеющего право второй подписи, выступает контрольным механизмом для директора, который не может действовать самостоятельно в сделках, что действительно важно для бизнеса. Однако этот механизм не имеет влияния на другие аспекты деятельности директора, поскольку не касается его компетенции.

Независимость?

Как уже отмечалось, сейчас владельцы бизнеса в нашей стране могут вводить в состав своих наблюдательных советов независимых директоров. Согласно определенных критериев независимости, такой директор действует беспристрастно и не является связанным лицом компании или одного из ее акционеров. Это абсолютно обычная практика во многих развитых странах. Именно независимые директора являются индикатором того, что деятельность компании будет максимально эффективной, прозрачной и безопасной для инвесторов. Бесспорно, наличие независимых директоров, как и наблюдательного совета, нужна далеко не всем. Однако если бизнес является значительным и планирует привлекать внешние средства или зарубежного инвестора, стоит задуматься над возможностью создания наблюдательного совета, а также над введением в ее состав на самом деле независимых лиц, принимающих решения, учитывая потребности и интересы компании, а не ее отдельных владельцев или акционеров.

Говоря о структурировании в контексте управления, не следует забывать об отношениях непосредственно между владельцами компании. Ни для кого не секрет, что обычно акционеры урегулируют свои отношения на уровне иностранной холдинговой компании, заключая акционерные соглашения, которые регулируются правом Англии и Уэльса. Однако в прошлом году, с введением в национальном законодательстве понятие «корпоративный договор», отечественный получил возможность заключать подобные соглашения на национальном уровне. Пока предмет такого договора ограничен, но он позволяет по крайней мере урегулировать ключевые вопросы управления обществом и вопросы отчуждения долей. Это может быть хорошим инструментом для местного и не очень крупного бизнеса. Однако, когда речь идет о привлечении иностранного инвестора, то обязательно встанет вопрос о создании иностранного холдинга и подписания акционерного соглашения на таком уровне. В любом случае советуем клиентам внимательно отнестись к заключению подобного документа, независимо от юрисдикции, и максимально четко прописать в нем не только вопросы управления или продажи долей, но и вопросы финансирования совместного бизнеса, ответственность за нарушение договора и способы/механизмы разрешения конфликтных ситуаций.



Количество показов: 500

Возврат к списку



Публикация статей
На данной странице нашего юридического портала размещаются статьи юридической и деловой тематик. В них размещается информация, которая станет полезной в при осуществлении профессиональной деятельности юристами, адвокатами, судебными экспертами, частными детективами, аудиторами и другими профильными специалистами. Статьи , опубликованные на  данной странице защищены авторским правом от не санкционированного копирования информации. При копировании информации с данной страницы обязательным условием является наличие ссылки на первоисточник.