Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

ПРЕДАТЕЛЬСТВО ДРУГА или обвинение в нанесении тяжких телесных повреждений в Германии

Энгельманн Йоханнес

Имя: Йоханнес
Фамилия: Энгельманн
Дата последнего входа: 02.11.2017 11:28:21
Дата регистрации: 30.11.2011 19:13:14
Страна: Германия
Область / край: Berlin
Город: Berlin
Наименование компании: Адвокатская канцелярия Йоханнес Энгельманн
Рабочий телефон: +49 30 31013310
Город компании: Берлин
Улица, дом компании: Schiller str. 4-5
Группы юристов: Адвокаты, Гражданские юристы, Иммиграционные юристы, Корпоративные юристы, Международные юристы, Регистрация и ликвидация предприятий, Юристы в сфере недвижимости, Юристы по уголовно-исполнительному праву
Энгельманн Йоханнес  -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Гражданские юристыи еще 2 получателя
ПРЕДАТЕЛЬСТВО ДРУГА или обвинение в нанесении тяжких телесных повреждений в Германии

В течение нашей жизни мы сталкиваемся со многими людьми. В силу различных обстоятельств одни становятся нашими близкими друзьями, другие, напротив, - злейшими врагами. Но мы ведь никогда не задумываемся над тем, что, быть может, однажды пострадаем от рук друга. Иногда под маской дружбы может прятаться зависть и подлость. Такие отношения нередко перерастают во вражду, которая основана на ненависти и мести или на получении какой-либо материальной выгоды.

К нам в адвокатскую канцелярию обратился Леонид (имя было изменено). Молодой человек обвинялся в нанесении телесных повреждений своему другу Константину (имя было изменено) и согласно немецкого законодательства ему вменялся § 223 Уголовного кодекса Германии (Strafgesetzbuch – StGB). Данный параграф предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет или денежного штрафа. Молодой человек рассказал нам свою историю.

Леонид и Константин когда-то были хорошими друзьями, однако последние годы молодые люди практически не поддерживали контакт, и общение возобновилось лишь потому, что Леонид однажды решил переехать в Берлин, где уже давно жил Константин. Узнав о переезде друга в его город, Константин был первым человеком, откликнувшимся и предложившим свою помощь в организации переезда. Позже он также помогал молодому человеку обустроиться в Берлине и решить вопросы, касающиеся его разрешения на пребывание в Германии, поскольку Леонид находился в стране в статусе беженца. Однако с годами Константин сильно изменился, он уже был не тот человек, каким знал его Леонид. Тем не менее, общение их продолжилось, и Леонид, не отказываясь от предложенной помощи, охотно пользовался советами Константина. До тех пор, пока однажды Константин не объявил Леониду, что тот должен ему определенную сумму денег за оказанные услуги в помощи. Сказать, что Леонид был удивлен – это ничего не сказать. Такого поворота событий он просто не ожидал. Конечно, он уже давно понял, что Константин за то время, пока они не виделись, стал другим человеком, но все же они были друзьями, по мнению Леонида. К тому же, Константин сам предложил свою помощь, и не о каких вознаграждениях за его помощь речи не шло. В результате на этой почве у них произошли разногласия. Леонид утверждал, что такой договоренности никогда не было и, соответственно, никаких денег платить Константину он не собирается, а последний настаивал на обратном и даже взял в залог вещи Леонида, которые находились у него в квартире, и не хотел отдавать, пока тот не выплатит ему всю сумму денег. Конфликт со временем стал усугубляться, что и привело к тому происшествию, которое случилось в тот вечер и к последующему обвинению в нанесении телесных повреждений.

По словам Леонида, в тот вечер он со своим знакомым поехал домой к Константину, чтобы забрать, наконец, свои вещи, и по-хорошему выяснить с ним отношения. Дома они никого не застали, но отлично зная, где Константин по вечерам любил проводить свое время, отправились в один бар на близлежащей улице. И они не ошиблись, Константин действительно находился там. Леонид протянул руку Константину, чтобы с ним поздороваться, и последний ответил на приветствие. Однако во время рукопожатия Константин неожиданно спросил нашего клиента, принес ли тот ему деньги, при этом очень резко потянув его на себя. Леонид по инерции вырвал свою руку, и Константин не удержав равновесия, повалился в кресло, в котором он до этого момента сидел. При этом наш клиент не успел заметить, ударился ли он чем-то или нет, а сразу развернулся и направился к выходу. Константин в ярости побежал за Леонидом, схватил его за плечо и в следующий момент знакомый Леонида, пришедший вместе с ним в бар, уже пытался разнять двух бывших друзей. Эту версию рассказал нам Леонид, и мы были склоны ей верить.

Адвокат тщательно и подробно объяснил клиенту, каким образом можно снять с него обвинение. Однако для построения плана защиты, необходимо было также ознакомиться с материалами дела, изучить показания других лиц, в первую очередь самого Константина, выступающего в деле, как в качестве потерпевшего, так и в качестве свидетеля. Когда материалы дела поступили адвокату, вырисовывалась интересная картина, кардинально отличающаяся от той, которую описал нам Леонид. По версии Константина, наш клиент пришел в бар и беспричинно стукнул его своей головой прямо в лицо, от такого удара он не удержался на ногах, упал, а затем потерял ненадолго сознание. Когда он очнулся, Леонида и его знакомого уже не было на месте. К материалам дела были также приложены медицинские справки, фиксирующие легкую форму сотрясения мозга и трещину в носовой кости.

В тех случаях, когда речь идет о разбирательствах физического характера, существенную роль играют такие моменты, как: кто первый начал, являлось ли это необходимой обороной или нападением, с чьей стороны поступила провокация и прочие мелкие детали, которые с юридической точки зрения имеют огромное значение. Поэтому важно было все досконально обговорить с клиентом еще до судебного заседания, пройтись хронологически по всем событиям и объяснить клиенту каким образом проходит само заседание и непосредственно заслушивание, а также подготовить его к вопросам, которые могут поступить со стороны судьи и прокуратуры. Кроме того, адвокат посоветовал клиенту рассказывать свою историю сдержано и заострять внимание судьи только на самом факте обвинения, без излишнего описания предыстории.

В день судебного заседания адвокат еще раз обсудил с клиентом фабулу дела. Впоследствии выяснилось, что потерпевший своего рода пытался устроить шоу в суде и убедить работников суда, что наш клиент оказывает на него большое давление и поэтому ему как потерпевшему немедленно требуется защита. Он прибыл на заседание не с центрального входа, а под контролем работников суда. Как его позже охарактеризовал наш клиент, это был человек, который со всеми судится. И для него это судебное заседание - уже не первый опыт. Высказывание Леонида нашло свое подтверждение на самом заседании. Но об этом позже.

Судья после проведения всех формальностей, а именно зачитав обвинения, назвав всех участников процесса, обратился к нашему клиенту – обвиняемому, для того чтобы предоставить ему возможность высказаться или промолчать. Мы были, естественно, готовы к даче показаний. Леонид в сжатой форме, как и советовал адвокат, рассказал предысторию, а затем непосредственно сам вечер, когда произошло событие, и старался концентрироваться только на самом главном. После чего он дал возможность судье и прокуратуре задавать ему вопросы. Это был самый идеальный и довольно выигрышный вариант, поскольку судья могла оценить показания обвиняемого с учетом того факта, что он не распыляется по мелочам, а говорит четко и по существу дела.

Таким образом, клиент со своей задачей справился хорошо. Теперь оставалось вывести на чистую воду потерпевшего. Наша задача состояла в том, чтобы заострить внимание суда на противоречиях, имеющихся в показаниях потерпевшего, которые он дал на досудебной стадии процесса. Эти показания адвокат заранее разобрал, нашел там несколько критических моментов и подготовил внушительный список вопросов, которые должны были ввести в смятение потерпевшего, вызвать у него неуверенность, и таким образом посеять сомнения в глазах судьи в правдивости его показаний на заседании.

После заслушивания обвиняемого судья определяет, в какой очередности будут опрошены свидетели. В данном случае, это были непосредственно сам потерпевший, и знакомый Леонида, который присутствовал в тот вечер в баре. Судья сначала пригласил на заслушивание потерпевшего, вероятно, для того чтобы не обременять ответственностью независимого свидетеля.

По показаниям потерпевшего было отчетливо заметно, что он заинтересован в осуждении нашего клиента, для того чтобы позже добиваться компенсации материального ущерба. Его показания выглядели довольно наиграно, создавалось впечатление, что он насмотрелся телешоу или фильмов с участием юристов и теперь хочет блеснуть какими-то вынесенными оттуда «знаниями», он в постановочной форме озвучивал очень обобщенные и, как будто, заученные фразы и постоянно обращался к судье с вопросами, что только раздражало. После заслушивания потерпевшего по правилам, установленным в уголовном судопроизводстве, право задать вопросы сначала предоставляется судье, затем прокурору и, в конце концов, очередь доходит до адвоката.

Первоначальная задача адвоката состояла в том, чтобы притупить внимание и концентрацию свидетеля-потерпевшего и тем самым добиться от него правдивых показаний. Перед тем, как приступить к озвучиванию главных вопросов, адвокат сначала начал задавать нейтральные и косвенно относящиеся к делу вопросы, для того чтобы, отвечая на них, потерпевший сам себя загнал в угол и пошел бы в противоречие сам с собой. И это адвокату удалось отлично. Так, например, потерпевший начал путаться в сумме денег, которую якобы наш клиент был должен ему за оказанные им услуги, он не мог назвать точную цифру, и это бросалось в глаза всем участникам процесса. На следующий вопрос адвоката, находился ли он в тот вечер в состоянии алкогольного опьянения, он ответил, что выпил треть бутылки водки и несколько стаканов пива, но чувствовал при этом себя бодрым, поскольку для него это немного. Тогда адвокат задал вопрос, как часто выпивает потерпевший и имеется ли у него алкогольная зависимость, на что потерпевший и вовсе пришел в гнев, стал обращаться к судье за поддержкой и, в конце концов, ответил, что да он выпивает, но чувствует себя при этом прекрасно. В дальнейшем при описании им самой ситуации произошедшего также имелись нестыковки. По его словам при даче показаний на досудебной стадии процесса, после удара он сразу потерял сознание и более ничего не помнит, однако теперь он утверждал, что видел, когда и как наш клиент убегал из бара. Позже потерпевший пытался поправиться, объясняя это тем, что потерял сознание лишь на несколько секунд. Но было уже поздно, так как сомнения в правдивости его показаний уже зародились у судьи.

Таким образом, адвокату удалось загнать потерпевшего в угол и на фоне противоречивости его высказываний, добиться желаемого результата, а именно того, что судья засомневался в его показаниях. Показания потерпевшего свидетеля однозначно находились в противоречии с объективной доказательной базой, сделанной полицией на месте происшествия. И побочным эффектом стало то, что судья, засомневавшись в правдивости версии потерпевшего, впоследствии начал задавать дополнительные вопросы ему, тем самым еще более запутывая его. Эти же вопросы позже посыпались и со стороны прокуратуры.  

Конечно, у потерпевшего действительно имелись некие травмы, что подтверждалось медицинскими справками. Однако для юриста решающим является момент, возникли ли эти травмы как причины удара нашего клиента, или возможно он, например, в силу своего опьянения сам упал, или подрался с кем-то другим позже. И в данном случае прямых доказательств того, что телесные повреждения нанес именно наш клиент, не имелось, а версии потерпевшего судья уже не мог доверять и, соответственно, рассматривать ее в качестве доказательства в виде показания свидетеля.

В конечном счете, судья прервал заседание, попросил удалиться всех из зала заседания и был проведен, так называемый правовой разговор между адвокатом, прокурором и судьей. Судья на основании проведенного допроса выразил свою точку зрения, что он склонен вынести оправдательный протокол, и заслушал по этому поводу мнения прокуратуры и адвоката. В результате все сошлись во мнении, что доказательственной базы недостаточно для обвинения, поскольку не был установлен и доказан факт нанесения телесных повреждений клиентом. После чего, все снова были приглашены в зал, судья предоставила последнее слово прокуратуре, затем адвокату. Далее суд удалился на совещание и в скором времени огласил оправдательный протокол. Так уголовное дело в отношении нашего клиента было закрыто по основаниям, установленным в § 170 ч. 2 Уголовно-процессуального кодекса Германии (Strafprozessordnung (StPO)) за отсутствием в его действиях состава преступления или недоказанностью.

Несмотря на то, что было выдвинуто обвинение, и прокуратура возбудила уголовное дело, а также, не смотря на то, что многие факты говорили против нашего клиента и на досудебной стадии прокуратура поверила не нашему клиенту, а потерпевшему, - уже на самом судебном заседании адвокату удалось изменить эту ситуацию, иначе обрисовать картину и объективно найти бреши в показаниях потерпевшего. Но что самое важное, ему удалось донести эту точку зрения до суда и прокуратуры и, таким образом, выиграть процесс в пользу нашего клиента. В связи с этим, хочется в очередной раз посоветовать Вам, всегда обращаться за помощью к специалистам, которое спасут Ваше будущее.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ