Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

О финансовом, кредитном и банковском праве Германии. Защита портебителя финансовых услуг: сделки на дому, злоупотребительные статьи, электронные средсва информации. Часть 6.

Об определении потребителя в ЕС

Потребитель о котором идёт речь в директивах определяется как полноправное лицо, которое осмысленно, проинформированно принимает решение о потреблении продукта, под свою ответственность и на основе полученной им информации. Именно для защиты этого лица установлены требования к информации о продукте. Этим определение пользуется Европейский суд при рассмотрении дел связанных с информацией, которой пользуется потребитель и это определение является инструментом в эфективной защите права потребителя.[1]

В контексте банковского права ведущую роль в вопросах защиты прав потребителя играют следующие восемь директив ЕС:

  • Директива о вводящей в заблуждение и сравнительной рекламе 84/450/EWG
  • Директива о сделках на дому у потребителя 85/577/EWG
  • Директива о потребительском кредите 87/102/EWG
  • Директива о статьях договоров 93/13/EWG
  • Директива о доступе потребителя к реализации своего права 98/27/EWG
  • Директива о електронной деловой коммуникации 2000/31/EG
  • Директива о сделках на расстоянии 2002/65/EG
  • Директива о недобросовестных деловых методах 2005/29/EG

Основные права потребителей в финансовой сфере и прецеденты

В этой области речь идет не только о наличии национальных норм. В положениях BGB в этой связи уже заложены соответствующие положения. Исходя из требований сообщества в немецком законодательстве были приняты законы дополняющие и расширяющие действия гражданского уложения в области защиты потребителя, например с вступлением в силу AGBG, HwiG, VerbrKrG. С каждым из этих законов связана реализация и закрепление права сообщества, что расширяет присутствие европейского права о защите потребителя.

Одним из наиболее ярких примеров действия европейских требований в немецком праве является т.н. Процесс Хайненгера в европейском суде[2] относящегося к изложению положений директивы о сделках осуществляемых на дому и соответствующих национальных норм. В последствии известны так же решения европейского суда по делу семьи Шульте и Крайсхаймеровского Фольксбанка.[3] Оба случая послужили разъяснению ситуации по спорным вопросам о расторжению реального займа после отзыва заёмщиком. Спорные вопросы об изложении Статьи 3 директивы о злоупотребительных статьях в договоре с потребителем известны так же в практике Высшего Суда Германии.[4]

О механизмах защиты

Защита потребителя должна с одной стороны достигаться достаточной информированностью его до или в момент заключения договора. Это часто происходит с использованием стандартизированной информации. Уже на этапе начала переговоров реклама финансовых продуктов возможна лишь с полным определением их цены. Обязанность о даче полной информации которая действует для субьекта коммерческой деятельности расширена до обязанности предоставления информации в письменной форме. Благодаря этому в предоставляемом потребителю продукте с письменным договором в нём для потребителя должны проявляться и соблюдаться требования как директивы о ясности и прозрачности, так и директивы о допустимых статьях договора.[5] В дополнение к этим обязанностям соблюдения требований к предоставляемой информации потребителю так же должны быть предоставлена информация об условиях досрочного выхода из договора или окончания пользования продуктом. К такой информации относится возможность отзыва напрявленного на заключение договора волеизъявления или отмена договора, так же как и возможность досрочного выполнения своих обязательств по договору.[6]

О сделках на дому у потребителя

При заключении договоров с потребителем, которые происходят за пределами деловой территории коммерческого предприятия (финансового института или его представителя) и при которых инициатива о заключении сделки исходит от такого коммерческого предприятия, потребитель в основном не готов к переговорам и подобные ситуации определены как «Ситуация внезапности». При подобных ситуациях потребитель не имеет возможности сравнить качество и цену предлагаемого продукта с другими имеющимися на рынке.

Регулируются эти ситуации и требования к ним в Директиве о сделках на дому у потребителя 85/577/EWG. Что бы дать потребителю возможность ещё раз осмыслить свои договорные обязанности он наделён правом в течение семи дней отказаться от заключения договора.[7]

Кроме того его нужно проинформировать о наличии этого права и возможностях его применения.

Директива о сделках на дому у потребителя относится к договорам, которые заключаются между коммерческим предприятием предлагающим товар или услугу и самим потребителем. Подзащитными директивы являются соответсвенно конечные потребители то есть физические лица, которые при заключении договора руководствуются не деловыми, профессиональными или коммерческими целями, а частными интересами, такими как сохранность или прирост капитала, его использование с конкретными целями и т.д.

Коммерческим предприятием в данном случае считается любое физическое или юридическое лицо, которое при заключении договора руководствуется целями своей профессиональной или коммерческой деятельности. К ним относятся так же персоны действующие от имени или по указанию коммерческого предприятия. Под «третими» лицами Директива подразумевает тех, кто осужествляет сделку от имени, под руководством или за счёт коммерческого предприятия и соответственно считается представителем.[8]

Применение директивы не распространяется на договоры о строительстве, продаже или аренде недвижимости, а так же договоры о других правах на недвижимость, договоры о доставке продуктов питания, напитков других пренадлежностей бытового хозяйства, договоры о страховании и ценных бумагах.[9] Если потребитель выступает в роли гаранта, то подобные договоры так же не относятся к сфере применения директивы, если в условия входит обеспечение займа другим залоговыми ценностями и должник оперирует в рамках своей профессиональной деятельности.

Согласно статьи 4 Директивы, коммерческое предприятие обязано в письменном виде уведомить потребителя о его праве отказа от договора и при этом указать имя и адресс того, кому подобный отказ должен быть направлен. Подобное разъяснение в письменной форме должно быть датировано и передано лично потребителю. Согласно статьи 5 директивы потребитель может отступить от принятых на себя обязательств. Для этого он должен в семидневный срок после выдачи ему письменного разъяснения заявить об этом договорному партнёру. Подробности этого процесса должны быть урегулированы в национальных законодательствах стран сообщества. При этом срок считается соблюдённым, если до его истечения заявление было отправлено. Заявление об отказе освобождает потребителя от всех принятых на себя в договоре обязательств.

О злоупотребительных статьях договоров

Целью директивы 93/13/EWG о злоупотребительных статьях в договорах с потребителями является гармонизация правовых и административных норм в странах сообщества о злоупотреблениях статями договоров между коммерческими предприятиями и потребителями.

Этой директивой обеспечивается защита потребителя от тех статей предложенных ему договоров от коммерческих предприятий, которые составлены ими в одностороннем порядке, применяются в массовом предложении своих товаров или услуг и предусматривают неправомерное ограничение или исключение прав потребителя.[10] В отличие от уже имеющихся в немецком законодательстве норм подобного содержания, директива охватывает лишь узкий спектр договоров, заключённых между потребителем и коммерческим предприятием.

Согласно статьи 3 директивы положение статьи договора, которое не обсуждалось и не принималось в индивидуальном порядке является в том случае злоупотребительным, если оно противоречит принципу учёта обоюдных интересов и действует в ущерб потребителю, тем самым создавая существенное и несправедливое несоответствие договорных прав и обязанностей сторон предлагаемого договора.

В начале директивы даётся масса примеров статей, которые могут считаться злоупотребительными. При этом указывается на то, что это лишь часть возможных примеров, не претендующая на полноту и всеобёмность. Именно благодаря неполноте примеров страны сообщества имеют возможность в своём национальном законодательстве дополнить и расширить этот список. Кроме того, в процессе применения внутренациональной судебной практики в этой сфере особенности прецедентов могут уточнять уже имеющиеся примеры и расширять указанный список новыми.

Исключения в контроле за наличием злоупотребления яваляются статьи о сути предлагаемого продукта или услуги и соотношения цены и формы оплаты.

Любая статья договора считается тогда не разработанной индивидуально, когда она разработана заранее и потребитель не имеет возможности влияния на неё или на её изменение. Тот факт, что некоторые елементы той или иной статьи были совместно разработаны не исключает возможности применения требований директивы к остальному содержанию договора если он в целом односторонне разработан и предложен потребителю. Если же коммерческое предприятие считает, что та или иная статья разработана совместно с потребителем, то бремя доказательства несёт само такое предприятие.[11]

Согласно статьи 6 Директивы страны сообщества должны обеспечить нормативную базу для признания таких злоупотребительных статей для потребителя недействительными. Реализация требований директивы в национальных законодательствах предусмотрена была до 31.12.1994 года.

Об электронных средствах деловой коммуникации

Для обеспечения надёжных и функциональных правовых рамок во всех услугах информационного сообщества была принята директива об электронных средствах деловой коммуникации 2003/31/EG. Само понятие «услуги информационного сообщества» включает в себя весь спектр экономической деятельности проходящей в электронной сети. К нему принадлежат все услуги, которые предоставляются за плату в дистанционном доступе и по индивидуальному желанию получателя, например продажа товаров онлайн. К этому понятию относятся так же услуги, которые оплачиваются не тем, кто их получает, а другим субъектом, например информационные онлайн услуги, коммерческая коммуникация или услуги, которые являются лишь инструментом поиска данных, доступом к данным или затребования данных.[12]

Так же к этиму понятию относятся услуги, которые передают информацию о коммуникативных сетях или предлагают доступ к этим сетям. Телевидение и радио не относятся к услугам информационного сообщества, посколько они осуществляются не по индивидуальному желанию.

Директива регулирует различные аспекты услуг и рамки их предложения. Так в статье 3 заложен принцип исходной страны, согласно которому тому, кто по праву предлагает в своей стране сообщества услуги нельзя запретить или ограничить предложение этих услуг в других странах сообщества. К тому же за допуск и контроль предложения этих услуг ответственным является лишь государство, в котором зарегистрировано предприятие предлагающее эти услуги.

Согласно статье 4 все предлагаемые услуги не подлежат особым правилам разрешения. Другие требования к допуску, которые не относятся на прямую к информационным услугам остаются не тронутыми. Для повышения ясности и прозрачности рынка, и вместе с этим для эфективной защиты потребителя установлены определённые требования к тем, кто предлагает информационные услуги. Так кроме прочего необходимо указывать имя и адрес субъекта, предлагающего услуги. Потребителю должна быть так же предоставлена информация о том, как он может связаться с тем, кто предлагает услугу. К рекламе в сети директива так же устанавливает особые требования.[13]

Основные требования к заключению договора по средствам электронной связи заложены в статье 9 Директивы. Страны сообщества должны заботится о том, что бы возможность такого вида заключения договора была предоставлена, что означает наличие равноправия силы договоров заключённых как в обычном процессе, так и по средствам электронной связи. Исключениями могут являться например договоры требующие нотариального подтверждения. Кроме этого предлагающие услуги обязаны информировать в какой момент договор, заключённый электронным способом вступает в силу, а так же описать технические ступени, ведущие к заключению договора. Предлагающий услуги обязан предоставить возможность и указать на возможность исправления ошибок и предупредить о возможных злоупотреблениях.[14]

При каких условиях договор вообще может считаться заключённым, указано в статье 11, где основным фактором является получение от заказчика подтверждения о получении.

Нормы об ответственности посредника в сети содержатся в статьях с 12 по 15 Директивы. Для определённых видов деятельности предлагающих услуги в сети предприятий определены некоторые снисходительные меры в гражданском и административном праве. Требования этой директивы были реализованы в немецком национальном законодательстве с вступлением в силу Федерального Закона об Электнронной коммерческой коммуникации (EGG) от 21.12.2001.


Норма

Полное название

Значение по русски

AGBG

Allgemeines Gleichbehandlungsgesetz

Закон о равноправии и избежании дискриминаций

HwiG

Haustürwiderrufsgesetz

Федеральный закон об отказе от договоров заключённых на дому у потребителя

VerbrKrG

Verbraucherkreditgesetz

Закон о потребительских кредитах

EGG

Elektronische Geschäftsverkehr Gesetz

Закона об Электнронной коммерческой коммуникации






[1] Примеры решений EuGH: С-261/81 от 10.11.1982, С-470/93 от 6.7.1995

[2] EuGH от 13.12.2001

[3] Решения EuGH от 25.10.2005 в ZIP 2005 стр. 1959, 1965

[4] BGH in BKR 2002, 633

[5] Директива 93/13/EWG

[6] Статья 5 Директивы 85/577/ EWG и Статья 8 Директивы 87/102/ EWG

[7] Статья 5 Директивы 85/577/EWG

[8] Статья 2 Директивы 85/577/EWG

[9] Статья 3 а) – е) Директивы 85/577/EWG

[10] Статья 1 Директивы 93/13/EWG

[11] Статья 3 Директивы 93/13/EWG

[12] Статья 1 Директивы 98/34/EG

[13] Статьи 6, 8 Директивы 2003/31/EG

[14] Статья 10 Директивы 2003/31/EG


Количество показов: 2504
Автор:  Vitaliy Haupt: немецкий русскоговорящий адвокат в Германии тел. 049-511-1613948

Возврат к списку