Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Очерки профессии: адвокат по уголовным делам

Очерки профессии: адвокат по уголовным делам 18.06.2017

Очерки профессии: адвокат по уголовным делам

Уголовный процесс – это законодательно урегулирована деятельность уполномоченных должностных лиц правоохранительных органов, органов прокуратуры и суда, направленная на осуществление досудебного расследования и судебного производства в отношении совершенных уголовных правонарушений и обеспечения выполнения задач уголовного производства. Это неофициальный термин, который является синонимом термина «уголовное производство», который закреплен на законодательном уровне в Уголовном процессуальном кодексе. Именно этим Кодексом главным образом регулируется указанная выше деятельность, определяются ее правила и условия, субъекты и участники, которые имеют соответствующие права и обязанности. Одним из таких участников может быть адвокат. Какова же его роль в уголовном производстве?

Вообще профессиональная деятельность адвоката является одной из древнейших на нашей планете, поскольку потребность в ней возникла фактически тогда, когда человечество сделало первый шаг к общественному строю, в котором стремительно начали развиваться отношения между двумя и более лицами в отношении разных сфер жизни и потребностей, что, в свою очередь, привело к появлению общих правил поведения, ограничений, запретов и как следствие их несоблюдения или нарушения – наказаний.

Конечно, самый первый обвиняемый в самом первом уголовном процессе первых представителей общества вряд ли имел возможность воспользоваться правовой помощью адвоката, однако очевидно, что потребность в его появлении зародилась именно тогда, поскольку с высокой вероятностью можно предположить, среди очевидцев процесса были и те, кто сомневался в его объективности, справедливости и доказанности вины. Как говорится, сколько людей, столько и мнений, а людям свойственно ошибаться.

Стремительное развитие общественных отношений приводил к появлению все большего количества правил и запретов, и через некоторое время их стало так много, что они уже нуждались разделение на группы в зависимости от сфер регулирования и воздействия. При таких обстоятельствах появление профессионально подготовленных лиц, которые могли бы квалифицированно и быстро во всем этом разобраться и помочь неосведомленному гражданину,  в том числе и по делам о ДТП в городе Москва (подробнее смотри здесь), стала просто неизбежной. Но знать – еще не значит иметь возможность применять, поэтому для реальной силы такого знания как мощного оружия специалиста в сфере права не хватало законодательно закрепленных прав, полномочий и гарантий профессиональной деятельности.

Все это к тому, что роль адвоката в любом процессе прямо зависит от круга полномочий и прав, которыми он наделен законом, и именно законодательная база формирует границы его эффективности. Скажем, не было бы в законе определено, что адвокат может защищать интересы потерпевшего в уголовном процессе, то как бы не хотелось потерпевшему и как бы не старался адвокат ему помочь, предоставить такую помощь на должном уровне было бы невозможно.

На сегодняшний день во всем цивилизованном мире адвокаты имеют достаточно действенных правовых инструментов защиты интересов своих клиентов, является законодательно защищенными и фактически равными в правах и возможностях достойно соперничать со своими оппонентами. А в рейтингах самых высокооплачиваемых профессий развитых стран адвокаты занимают места в первых строках. К сожалению этого пока нельзя сказать о нашей стране.

До недавнего времени, а именно до 2012 г. наша система уголовного правосудия руководствовалась уголовно-процессуальным кодексом, созданным еще во времена тоталитарного коммунистического режима, когда права человека были скорее несбыточной мечтой, нежели объективной реальностью. В таком уголовном процессе роль адвоката фактически сводилась к роли статиста, в качестве которого адвокат присутствовал на следственных действиях, мог за ними наблюдать, но при этом абсолютно ничего не мог сделать. Если бы он решил активно высказывать свои возражения и замечания, следователь даже мог выставить его за дверь, как школьника провинившегося на уроке.

Единственной стадией, где адвокату давали возможность высказаться и хоть что-то сделать для своего подзащитного, был суд. Но и там шансы на успех выглядели призрачными, поскольку уголовные дела слушались с тем объемом доказательств, который определялся следователем, и адвокат не имел никакой возможности на это повлиять. Как правило, в дело попадали только доказательства вины и ни одного доказательства возможной невиновности или хотя бы такого, который мог бы вызвать у суда хоть мельчайшие сомнения. Поэтому неудивительно, что за время действия уголовно-процессуального кодекса 1960 г. оправдательный приговор был чем-то мифическим и недостижимым, и те, кто смог его выстрадать, навсегда записали свои имена в историю.

Ситуация существенно улучшилась с принятием в 2012 г. нового Уголовного процессуального кодекса, который разрабатывался с учетом европейской практики и мировых стандартов защиты основных прав и свобод человека и гражданина. Он имеет еще немало недостатков и недоработок, однако дает адвокату много возможностей как самостоятельном полноценном «игроку» уголовного процесса.

Термин «игрок» использован неслучайно, ведь с введением в действие принципа состязательности уголовный процесс в чем-то начал напоминать игру в шахматы, где каждая сторона выбирает наиболее приемлемую для себя тактику действий и разыгрывает соответствующие комбинации для достижения поставленной цели. Если продолжить эту аналогию, можно сказать, что адвокат в такой игре является фигурой не последнего порядка. По моему мнению, его можно сравнить с ферзем, то есть одной из важнейших и ценнейших фигур на доске. Он не имеет властных полномочий и не может принимать никаких серьезных решений, однако имеет достаточно средств влияния и может делать все, что и как ему заблагорассудится (конечно, в пределах, разрешенных правилами игры, то есть законом).

При этом адвокат может абсолютно равноценно и одинаково успешно играть как на стороне защиты, так и на стороне обвинения. Так, действующий УПК, в частности его ст. 45 и 58 определяют, что защита интересов подозреваемого, обвиняемого, осужденного, оправданного, лица, относительно которого предусматривается применение принудительных мероприятий медицинского или воспитательного характера или решался вопрос об их применении, а также лица, в отношении которого предполагается рассмотрение вопроса о выдаче иностранному государству (экстрадиции), осуществляет защитник, который является адвокатом, а следовательно, относится к стороне защиты в уголовном процессе. Однако и интересы потерпевшего в уголовном производстве может защищать его представитель, а именно лицо, которое имеет право быть защитником, то есть, опять же, адвокат, и это уже ближе к стороне обвинения. В такой ситуации опытный адвокат, объединив усилия с прокурором, имеет больше возможностей для достижения поставленной цели, защищая интересы потерпевшего.

Кроме того, адвокаты могут несколько скрыто занимать ту или иную сторону в уголовном процессе. Прежде всего, защищая интересы свидетелей и представляя интересы гражданских истцов и ответчиков, что закреплено в ст. 63 и 66 УПК. Казалось бы, свидетель, гражданский истец и ответчик – не такие уж и основные игроки в уголовном процессе, поскольку имеют ограниченные права, однако каждый из них, правильно построив свою позицию и согласовав ее со стороной, на стороне которой выступает, может оказать ей существенную поддержку и сделать свой весомый вклад в конечный результат. А в этом помощь адвоката будет не то чтобы нелишней, а крайне необходимой.

Что касается действенных правовых механизмов, которыми адвокат может пользоваться в уголовном процессе, выполняя свою роль, то к ним можно отнести, прежде всего, право подавать ходатайства и обжаловать противоправные решения, действия или бездействие уполномоченных должностных лиц органа досудебного расследования и процессуального руководства.

Такой инструмент, как ходатайство, существовал и во времена старого УПК, однако на практике был неэффективен, поскольку на его рассмотрение и конечный результат адвокат не мог никоим образом повлиять. Все, что он мог сделать, это подать ходатайство, а дальше все зависело от следователя. С установлением же в новом УПК четких сроков и порядка рассмотрения ходатайства и предоставлением возможности обжалования как его нерассмотрения, так и принятого решения адвокат получил мощный механизм влияния на ход и результаты досудебного расследования.

Не менее важным механизмом в борьбе адвоката за права своего клиента в уголовном процессе стала такая новелла действующего УПК, как обжалование противоправных решений, действий или бездействия уполномоченных должностных лиц органа досудебного расследования и процессуального руководства. Благодаря этому механизму адвокаты получили возможность на стадии досудебного расследования в судебном порядке заставлять сторону обвинения совершать конкретные действия (к которым можно отнести открытие уголовного производства, рассмотрение и удовлетворение ходатайств, привлечения в качестве потерпевшего, возвращение противоправно изъятого имущества) и отменять незаконные решения (такие как приостановка или закрытие уголовного производства, отказ в привлечении потерпевших и тому подобное).

Кроме того, адвокаты получили возможность обжаловать наложение ареста на имущество, ограничивать следователя в сроках досудебного расследования, подавая ходатайство об установлении срока проведения конкретных процессуальных действий, заявлять и добиваться отвода или отстранения следователя, который явно предвзято, необъективно и неэффективно выполняет свои служебные обязанности, самостоятельно собирать и представлять доказательства в пользу своего клиента, в т.ч. используя адвокатские запросы.

Все эти механизмы значительно усилили роль адвоката в уголовном процессе и открыли для него возможности реально влиять на ход и конечный результат досудебного расследования именно на стадии его проведения, а не после того, как оно было закончено. Благодаря этому значительное количество явно надуманных и необоснованных уголовных производств начинают разваливаться, не доходя до суда. Такие изменения фактически способствовали появлению нового поколения адвокатов, которые защищают интересы клиентов, не только отбиваясь от доказательств и обвинений, а переходят в наступление, пользуясь тактикой «активной обороны», не дожидаясь, пока следователь придумает или сфабрикует доказательства.

Но не все так хорошо, как хотелось бы. Действующем УПК лишь 5 лет. Правила и принципы изменились, но должностные лица системы правосудия остались в основном те же. Кое-кто смог принять эти изменения и работать в соответствии с законом, а кое-кто продолжает жить прежними стандартами и обычаями. Так, нередко возникают ситуации, когда следователь и прокурор поддерживают друг друга и покрывают противоправные действия, хотя на самом деле прокурор должен надзирать за следственным и не допускать или пресекать допущенные им нарушения, чтобы обеспечить себе надежную основу для дальнейшего выполнения в суде функции государственного обвинения.

Также часто бывает, что судьи, выполняя функцию следственного судьи, в полномочия которого по закону относится осуществление в порядке, предусмотренном Кодексом, судебного контроля за соблюдением прав, свобод и интересов лиц в уголовном производстве, не воспринимают позицию стороны защиты и противоправно отказывают в удовлетворении обоснованных жалоб лишь по мотивам того, что лицу сообщено о подозрении в совершении преступления.

Кроме того, в последнее время активная и иногда процессуально агрессивное поведение адвокатов приводит к тому, что они сами становятся объектом уголовного преследования и принуждения через отождествление их с подзащитными, что в цивилизованном демократическом обществе недопустимо.

Впрочем, все равно можно сделать уверенный вывод, что наша страна находится на правильном пути, и принятия действующего УПК должно быть только началом процесса усиления роли адвоката в уголовном производстве. Ни в коем случае не следует допустить уменьшение и сужение прав и гарантий профессиональной деятельности защитника в уголовном процессе, ведь именно они будут залогом полного, объективного и справедливого досудебного расследования и судебного разбирательства, защиты прав и законных интересов лиц с тем, чтобы каждый, кто совершил уголовное правонарушение, был привлечен к ответственности в меру своей вины, однако ни один невиновен не был обвинен или осужден, ни одно лицо не была подвергнута необоснованном процессуальном принуждения, и к каждому участнику уголовного производства была применена надлежащая правовая процедура. А это, в свою очередь, путь к построению демократического гражданского общества и процветания страны.


Количество показов: 160
Автор:  Андрей Иванец «Jurimex, ЮК» адвокат, руководитель практики уголовного процессуального права

Возврат к списку