Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Правовые вопросы борьбы с коррупцией на этапе развития современности

Правовые вопросы борьбы с коррупцией на этапе развития современности 24.05.2017

Правовые вопросы борьбы с коррупцией на этапе развития современности

О коррупции трудно написать что-то оригинальное или новое. Она давно превратилась в настольную игру, правила которой знает даже ребенок. Не имеет значения, кто первый запустит волчок – игра все равно начнется. И неважно, как она завершится, потому что сам ее запуск, привычность и простота правил свидетельствуют о болезненных человека, общество, сообщество, ветвь власти, бизнес, институт...

В 1999 г. в качестве тогдашней главы Transparency International – Украина вместе с социологами и преподавателями я разработала и проводила опрос среди выпускников пяти киевских школ относительно восприятия коррупции. 90% школьников признали коррупцию негативным явлением, и все прекрасно знали, что она собой представляет. При этом на вопрос: «оправдываете ли вы коррупцию? Считаете эффективным инструментом, если она поможет вам поступить в ВУЗ?» почти те же 90% (точнее – 85%) ответили утвердительно.

У нас есть две базовые традиции. В принципе, нам известно, что является добрым, а что злым. Мы знаем, что именно и как мы должны говорить, и умеем осуждать отрицательные явления. Можем даже писать об этом сочинения, выступать на телевидении, составлять политические и предвыборные программы, рассказывать детям на открытых уроках, надрывно кричать с трибун или с майданов. Но при этом еще мы знаем, как надо жить и как решать проблемы. В стране, где «единым окном» была и есть чиновничья карман, трудно быть праведником. Даже роддом уже является игорным столом с привычными для нас правилами: хочешь нормально родить – заплати врачу плюс еще, договорись через кого-то. Подкинь гривну – подстрахуйся. Коррупция – наше КАСКО. In cash we trust.

Коррупция, в отличие от системы правосудия, функциональная. Она работает, отличается быстрой результативностью и требует от человека приложения минимума усилий. Функционирует будто альтернативная система правосудия, фактически нивелируя юридическое образование как таковое. Противостоять этому явлению трудно, как и любой проверенной временем и людьми схеме, что не является легитимной, но является вполне традиционной.

А кроме того, коррупция является еще и мощным социальным лифтом. Много успешных адвокатов/адвокаток вышли из когорты «решателей», «заносителей», «засевателей», «схемщиков». Все они вполне легитимны, не привлекались к уголовной или дисциплинарной ответственности – они просто использовали возможности и людей.

С учетом результатов социологических исследований, основным коррупционным риском в ситуациях контакта населения с судебными и правоохранительными органами является склонность к коррупционным моделям поведения:

1) ориентация на использование коррупционных моделей поведения со стороны населения,
2) наличие коррупционных требований со стороны уполномоченных должностных лиц,
3) активность посредников, участвующих в решении определенных проблем и ориентируются на коррупционное поведение.

При этом в качестве посредников чаще всего выступают современные адвокаты, внешний вид которых отвечает всем принципам корпоративного стиля, в составные детали которого входят деловые визитные карточки, красивые подставки под визитки, дорогие чернильные ручки и др. То есть именно те, кому было бы по силам стать неподъемным шлагбаумом на пути денег к недобросовестному судье, часто сами нажимают кнопку и поднимают его. Этому есть своя цена, в этом есть свои преимущества.

Политическая карьера, собственный бизнес, состояние, интервью... Все эти материальные вещи и зрелищные, все это буквально можно пощупать, этому можно завидовать. На это хочется равняться: вот таким должен быть классный адвокат – блестящим и легким, а не обремененной делами человеком, который пашет в офисе с утра до поздней ночи. Но много ли таких людей являются серьезными экспертами, лидерами мнений, наставниками, менторами, легендами в положительном смысле этого слова? Много таких коллег вы могли бы посоветовать близким людям? Много ли таких людей берутся и доводят до конца стратегические дела, важные как для судьбы одного человека, так и для самой системы правозащиты?

Можно соревноваться честно, не добиться положительного результата, и тогда адвоката могут обесценить клиент и представители сообщества. Но это ни в коем случае не может нивелировать вас для вас, иначе вы отрицаете честность, этику и профессионализм, как будто все это не существенно, и не стоит внимания. Какими критериями тогда будете пользоваться? Зачем мы тогда в профессии? В конце концов, зачем она сама? Правовая помощь неправовыми методами?

Когда бы по поддельным документам нам в собственность досталась украдена квартира, мы бы возмущались, чувствовали себя обманутыми, униженными и испуганными. Такую же реакцию должны вызывать купленное и неправовое решение.

Когда невероятный Григорий Гинзбург (я ценю все редкие моменты нашего общения) сказал мне: «самое Ужасное, что может быть и чего нельзя допустить – чтобы адвокаты превратились в атрибуты правосудия».

Залогом от политического или административного давления для судьи является правовое, обоснованное решение. Для адвоката залогом от коррупции должна стать этика, уважение к клиенту, уважение к правам человека, к себе и к профессии. На мой взгляд, разница между предпринимательской деятельностью в сфере юридической практики и адвокатуванням/защитой заключается в том, что адвокатирование своим содержанием, сущностью, принципами отрицает коррупцию. Потому что эта профессия не о деньгах, не о финансовых сделках – эта профессия, прежде всего, о правовых путях и справедливость.

Адвокатура – интеллектуальный вызов и развитию обогащения, состязательность правовых позиций, мастерства, способностей. Адвокатура – это творчество! А коррупция – не является творчеством. Фактически она превращает адвокатов и других участников «альтернативного правосудия» на роботов у конвейера.

Сильная, аргументированная, блестяще изложенная и провозглашена правовая позиция всегда перекроет корупціогенну предложение. Пусть не в суде первой инстанции, возможно, даже не во время апелляции, но в международной судебной институции – точно. Наличие, звучание такой позиции подчеркнет ничтожество и неправомерности решения/приговора суда принятого в результате введения схемы.

Нельзя замалчивать негативные практики, нужно выявлять негативные последствия решения дел неправовыми методами. Ведь если дело решено за деньги, здесь нет места справедливости, ее уже никогда не восстановить. Поэтому несправедливое решение – ничтожное.

Впрочем, здесь я больше говорю про внешний аспект – коррупция в системе правосудия. А еще есть аспект внутренний – коррупция внутри адвокатского сообщества: давление и запугивание смелых и прогрессивных адвокатов; катавасии и «карусели» на съездах; непрозрачное принятие решений; административно-управленческие интриги; взвешенные критерии доступа к профессии; отсутствие гарантий доступа каждого адвоката/адвокатки к самоуправлению; мутные дисциплинарные производства и тому подобное.

Нельзя социально легитимизировать тех, кто нечист на руку. С точки зрения уголовной ответственности адвокат-«решатель» может оставаться невиновным и ненаказанным, как и адвокат-управленец, который вводит схемы в самой институции. Но с социальной точки зрения они должны чувствовать отторжение, потерю репутации и уважения.

Такие люди не должны выступать на конференциях или править бал в адвокатском самоуправлении. Они не должны чувствовать свою социальную вес, не могут быть наставниками, не должны становиться судьями, представлять юридическое сообщество в любых государственных органах, медиа, неправительственных организациях. Такие люди должны стать париями хотя бы в профессиональных сообществах. Их недостойное поведение должно быть табуированной. Их профессиональные достижения, возможно, когда-то и добропорядочно наработаны, должны пересматриваться и терять ценность. Их имена не должны звучать в качестве примеров отборных представителей и представительниц профессии в аудиториях Вузов, где они учились. От них не должны приниматься благотворительные взносы.

Коррупцию побороть очень трудно, но можно уже сейчас не допускать социализации зла.


Количество показов: 138
Автор:  ДенисенкоЛариса тренер программы «Адвокат Будущего», правозащитница, адвокат

Возврат к списку