Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Брат на брата, адвокат - на адвоката

Брат на брата, адвокат - на адвоката 05.10.2016

Брат на брата, адвокат - на адвоката

В правоприменительной практике довольно часто возникают вопросы, связанные с определением юрисдикции судов при рассмотрении дел, которые имеют так сказать периферическую особенность, то есть регулируются как нормами гражданского, так и административного права. В некоторых случаях, такие споры могут возникать и со страховыми компаниями, об опыте решения которых рассказывается на сайте http://vashepravo-msk.ru/fiz/spory-so-strakhovymi-kompaniyami. Теория права в этом случае утверждает, что соответствующие правоотношения урегулированы межотраслевыми правовыми институтами, а специфика правоотношений характеризуется сочетанием норм различных отраслей права при их регулировании.

При этом универсальные формулировки предписаний ст. 17 КАС и ст. 15 ГПК не всегда дают возможность четко и однозначно ответить на вопрос, в порядке какого судопроизводства предстоит решать конкретный правовой спор. В таком случае фактором динамичного реагирования выступают правовые позиции Верховного суда, а соответствующее обоснование выводов о подсудности содержится в конкретных судебных постановлениях, которые в соответствии с предписаниями ст. 244-2 КАС Украины, ст. 360-7 ГПК обязательные для применения в аналогичных делах.

Проблематика определения подведомственности этой категории дел

В этой статье речь пойдет о категории дел, в которых лица, осуществляющие профессиональную деятельность по защите и представлению интересов клиентов (адвокаты), оспаривают решения, действия или бездействия органов, уполномоченных рассматривать вопрос об их привлечении к ответственности. Правила привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности содержатся в разд. 6 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», правовой статус и порядок формирования квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры как органа, уполномоченного на осуществление дисциплинарного производства в отношении адвоката, закрепленный в ст. 50 этого закона.

При этом квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры включена в систему адвокатского самоуправления и не относится к органам власти, хотя и наделена полномочиями по проверке уровня профессиональной подготовленности лиц, изъявивших желание получить право на занятие адвокатской деятельностью, а также полномочиями по осуществлению дисциплинарного производства.

Рассматривая вопросы, связанные с обжалованием адвокатом решений, действий или бездействия соответствующей палаты квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры, очень важно определить характер таких правоотношений и правовой статус указанного выше органа.

С одной стороны, эти правоотношения невозможно в полной мере определить как публично-правовые (от лат. Слова publicus - общественный), учитывая специфику формирования и особенности правового статуса органа-ответчика. С другой стороны, достаточно спорной представляется противоположная позиция, которая рассматривает эти правоотношения как такие, которые возникают из факта нарушения гражданских прав и охраняемых частноправовых интересов (в частности, права на осуществление профессиональной деятельности как составляющей более широкого понятия - права на труд).

Неоднозначность указанной выше ситуации, прежде всего, обусловлена ​​спецификой правового статуса квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры, что вытекает из особенностей формирования этого органа непосредственно с самих адвокатов, а также характера выполняемых ею функций, которые содержат властные и управленческие элементы, характерно органам власти и другим суб "объектам властных полномочий.

Исходя из этого, в течение длительного периода времени суды кассационной инстанции не было единого подхода к определению юрисдикции указанной категории дел, в результате чего были неоднократными случаи, когда соответствующие дела рассматривались как в порядке гражданского, так и в порядке административного судопроизводства, а также, наоборот, когда производства по таким делам закрывалось на основании п. 1 ч. 1 ст. 157 КАС, п. 1 ч. 1 ст. 205 ГПК вследствие того, что дело не подлежит рассмотрению в порядке этого вида судопроизводства.

Выводы верховного суда

Неоднозначность и противоречивость правовых позиций судов кассационных инстанций была устранена Верховным судом. При этом аналогичные по своему содержанию выводы были сделаны коллегиями по гражданским и административным делам при рассмотрении дел №821 / 1904/14 №825 / 1440/14 №6-2750цс15, хотя правовое обоснование этих выводов немного отличается. В частности, Верховный суд пришел к однозначному выводу, что обжалование адвокатом решений, действий и бездействия квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры осуществляется в порядке, предусмотренном КАС.

Для обоснования указанной выше правовой позиции в Постановлениях Верховного суда от 02.02.2016 г.. По делу №825 / 1440/14 и от 25.02.2016 г.. По делу №821 / 1904/14 утверждается, что квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры в этом случае фактически выполняет делегированные ей властно-управленческие функции, свидетельствует о публично-правовой характер спора и, как следствие, о необходимости его рассмотрения в порядке, предусмотренном КАС.

В то же время в постановлении Верховного суда от 27.01.2016 г.. По делу №6-2750цс15 высказана правовая позиция о том, что необходимость рассмотрения указанной категории споров в порядке административного судопроизводства обусловлена ​​исключительным общественным интересом и публично-правовым характером правоотношений, вытекающих из полноты реализации функций адвокатуры по защите прав неограниченного круга лиц.

Таким образом, в первом случае вывод о публично-правовой характер этой категории споров возникает из функциональной специфики полномочий квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры о привлечении адвокатов к дисциплинарной ответственности, которые по сути являются властно-управленческими и фактически делегированные государством.

Во втором случае публично-правовой характер данных правоотношений следует из значимости общественного интереса, вызванного реализацией функций адвокатуры по защите прав неограниченного круга лиц. Таким образом, в основу указанного выше заключения положен критерий общественной важности этого вида профессиональной деятельности.

Считаем, что первая позиция более полной и последовательной, поскольку находится в логической взаимосвязи с предписаниями п. 7 ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 17 КАС, согласно которому юрисдикция административных судов распространяется на правоотношения, возникающие в связи с реализацией субъектом властных полномочий властно-управленческих функций. При этом субъектом властных полномочий является не только орган государственной власти или орган местного самоуправления, но и другой субъект при реализации им властно-управленческих функций на основе законодательства, в том числе на выполнение делегированных полномочий.

Таким образом, государство фактически делегирует квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры властно-управленческие функции по привлечению адвокатов к дисциплинарной ответственности, что позволяет рассматривать этот орган как субъект властных полномочий, а это свидетельствует о публично-правовой характер правоотношений. Для полноты имплементации такого подхода в правоприменительной практике, целесообразно закрепление в Законе Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» положений о том, что государство делегирует органам адвокатского самоуправления властно-управленческие полномочия по организации процедуры привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности и проведения квалификационного отбора лиц, которые изъявили намерение заниматься этим видом профессиональной деятельности.

Что касается правовой позиции, выраженной в Постановлении Верховного суда от 27.01.2016 г.. По делу №6-2750цс15, то она, безусловно, является логичной и последовательной. Однако ее адаптация в правоприменительную практику требует внесения изменений в ст. 17 КАС, поскольку частично изменяется концептуальных подход к определению юрисдикции публично-правовых споров. В этом случае можно дополнить ч. 1 ст. 17 КАС ссылкой на распространение юрисдикции административных судов также на правоотношения, имеют исключительный общественный интерес. Такой подход в будущем позволит обобщать и унифицировать положения по определению юрисдикции административных судов при рассмотрении споров, возникающих при осуществлении других видов профессиональной деятельности (например, аудиторской), которые, кстати, в большинстве случаев также рассматриваются в порядке, предусмотренном КАС. Отнесение других категорий публично-правовых споров в юрисдикцию административных судов по критерию их общественного интереса и общественной значимости также может осуществляться путем закрепления соответствующих положений в перечне споров, изложенному в ч. 2 ст. 17 КАС, как это было сделано законодателем при внесении изменений в ч. 2 ст. 17 КАС при дополнении ее п. 8. Однако соответствующее ситуативное реагирование менее эффективным рядом с наработкой унифицированного критерия для определения публично-правового характера спора по признаку его общественной значимости.

Выводы

Таким образом, согласованная правовая позиция административной и гражданской палат Верховного суда Украины свидетельствуют о необходимости рассмотрения споров адвокатов по квалификационно-дисциплинарной комиссией адвокатуры в порядке, предусмотренном КАС. При этом для адаптации указанной правовой позиции в правоприменительную практику и соответствующего нормативного обоснования указанных выводов, представляется целесообразным внесение соответствующих изменений в ст. 17 КАС и Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».



Количество показов: 154
Автор:  Владислав Самуха адвокат, ООО «СМД-Инвест»
Рейтинг:  3.3

Возврат к списку