Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Некоторые вопросы законности оборота криптовалют в Украине

Некоторые вопросы законности оборота криптовалют в Украине 12.09.2017

Некоторые вопросы законности оборота криптовалют в Украине

В последнее время в украинских правовых реалиях встает вопрос законности обращения в нашем государстве криптовалют, в частности самой распространенной из них – Bitcoin.

Криптовалюта – это цифровые деньги, выпуск и учет которых основан на технологии блокчейн. Обычно, информация о транзакциях не шифруется и доступна в открытом виде. Для обеспечения неизменности базы цепочки блоков транзакций используются элементы криптографии (цифровой подписи на основе системы с открытым ключом, последовательное хеширование). Наиболее популярными криптовалютами является Bitcoin, Ethereum, Monero, Ripple, Litecoin др.

Цифровая экономика и связанные с ней криптовалюти приобретают все большее значение в современном мире, вытесняя при этом реальные деньги. Очевидно, такая ситуация является неприятной для некоторых власть имущих, ведь частная эмиссия денег, по их мнению, посягает на государственную монополию в этой сфере.

В частности, в августе 2017 г. широкую огласку получило изъятие 200 единиц компьютерного оборудования для генерации криптовалюти Bitcoin (майнери) на территории государственного предприятия «Лечебно-оздоровительный центр» Института электросварки им. Патона. Предоставляя следователям полиции разрешение на осмотр, отыскание и изъятие вещей и документов (определение от 03.08.2017 г. по делу №759/11642/17), следственный судья Святошинского районного суда г. Киева Величко Т.А. установил следующее: «ОСОБА_3 по предварительному сговору с неустановленными досудебным следствием лицами, преследуя личную корыстную заинтересованность с целью изготовления и эмиссии денежных суррогатов криптовалюти «біткоін», выпуск и обращение которого на территории Украины запрещен, в соответствии с ч. 2 ст. 32 Закона Украины «О Национальный банк Украины», в нарушение требований Законов Украины «О Национальном банке Украины», «О банках и банковской деятельности», ст. 9 Закона Украины «О платежные системы и пересказ средств в Украине», согласно которой платежные организации платежных систем, участники платежных систем и операторы услуг платежной инфраструктуры имеют право осуществлять деятельность в Украине исключительно после их регистрации путем внесения сведений о них в Реестр. Порядок такой регистрации определен Положением о порядке регистрации платежных систем, участников платежных систем и операторов услуг платежной инфраструктуры, утвержденным постановлением Правления Национального банка Украины от 04.02.2014 г. №43, а также нормативных документов Национального банка Украины, решили совершить подделку банковских документов».

По нашему мнению, юридическая дискуссия касается вопроса запрета или разрешения функционирования криптовалют, связана с неоднозначным толкованием понятия «денежный суррогат». Так, согласно ч. 2 ст. 32 Закона Украины «О Национальный банк Украины», на территории Украины запрещаются выпуск и обращение других денежных единиц и использование денежных суррогатов как средства платежа. В то же время ч. 1 ст. 1 этого же Закона определяет, что денежный суррогат – любые документы в виде денежных знаков, отличающиеся от денежной единицы Украины, выпущенные в обращение не Национальным банком Украины и изготовленные с целью осуществления платежей в хозяйственном обороте, кроме валютных ценностей.

Из этого определения можно сделать вывод, что денежные суррогаты должны иметь документальную форму, выглядеть как денежные знаки, быть выпущенным в обращение не НБУ, изготавливаться с целью осуществления платежей в хозяйственном обороте, но не быть при этом валютными ценностями.

Противоречивыми в аспекте біткоїнів являются первые два признака, ведь криптовалюти не имеют документарной формы и не выглядят как денежные знаки (так называемые физические біткоїни – это фактически сувениры, так как ценностью является не «монета», а частный ключ, встроенный в нее под защитной пленкой). В конце концов, физические біткоїни трудно использовать в хозяйственном обороте, к тому же их количество сравнительно невелико.

Стоит заметить, что вышеуказанная редакция абзаца ч. 1 ст. 1 Закона установлена Законом n 1919-III от 13.07.2000 г., когда ни о каких криптовалюти не было и речи. Следовательно, применение этой терминологии относительно криптовалют находится под знаком вопроса.

Национальным банком Украины 10.11.2014 г. было принято Разъяснение относительно правомерности использования в Украине виртуальной валюты/криптовалюти Bitcoin. НБУ отметил, что рассматривает виртуальную валюту/криптовалюту Bitcoin как денежный суррогат, который не имеет обеспечения реальной стоимостью и не может использоваться физическими и юридическими лицами на территории Украины как средство платежа, поскольку это противоречит нормам украинского законодательства. Кроме того, во время использования виртуальной валюты/криптовалюти Bitcoin существует фактор повышенного риска, связанного с этой услугой, операцией или каналом поставки, в частности анонимность операции (которые могут включать наличные) и децентралізованість операции. В то же время НБУ подчеркивает, что международное распространение таких платежей делает эту категорию услуг привлекательной для противоправных действий, в том числе отмывания средств, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

Очевидно, такое разъяснение с энтузиазмом было воспринято фискальными, а главное – правоохранительными органами. Так, среди последних новостей – определение ДФС Украины біткоїнів (собственно, именно эта криптовалюта постоянно фигурирует в соответствующих нормативных актах министерств и ведомств) денежным суррогатом и указание на то, что криптовалюта не может быть платежным средством в Украине. Такое разъяснение фискальный орган дал на запрос Укринформа. При этом ДФС ссылается на вышеуказанное разъяснение НБУ 2014 г.

В то же время игнорируется тот факт, что 11.08.2017 г. заместитель Председателя НБУ Олег Чурій в своем комментарии по поводу статуса Bitcoin в Украине отметил, что для выработки общей позиции относительно правового статуса Bitcoin и его регулирование Национальный банк начал диалог с Министерством финансов, Государственной фискальной службой, Государственной службой финансового мониторинга, Национальной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, а также Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг. Очевидно, этот диалог в ДФС Украины ничего не знают.

Итак, запрещены или нет Біткоїни и другие криптовалюти в Украине? Как показывает практика, прежде всего необходимо обратиться к Конституции Украины. В п. 7, 8 ч. 111 ст. 92 Основного Закона определено, что исключительно законами Украины определяется правовой режим собственности, правовые основы и гарантии предпринимательства, правила конкуренции и нормы антимонопольного регулирования. Стоит заметить, что в частно-правовых отношениях (а именно такими являются отношения между собственниками криптовалют, дата-центрами и другими участниками этого рынка) используется диспозитивный принцип правового регулирования, суть которого определяется формулой: «Разрешено все, что прямо не запрещено законом».

Прямого законодательного запрета криптовалют в Украине нет, а следовательно, Разъяснения НБУ, Письмо ДФС или иные подзаконные нормативно-правовые акты не могут заменить закон, который бы прямо регулировал/запрещал такое использование.

Следует упомянуть интересную (как с теоретической, так и практической позиции) дело в рамках административного процесса. Так, Постановлением Харьковского окружного административного суда от 13.10.2016 г., которая была оставлена без изменений постановлением Харьковского апелляционного административного суда от 13.12.2016 г. по делу №820/5120/16, удовлетворен иск ООО «Єдинаркоін» к Главного управления государственной фискальной службы в Харьковской области об отмене налоговых консультаций в письме №4599/10/20-40-12-01-10 от 10.08.2016 г. в отношении виртуальной валюты Aitibicoin и в письме №5226/10/20-40-14-11-11 от 09.09.2016 г. в отношении виртуальной валюты E-dinarcoin.

Суд первой инстанции, с которым согласился апелляционный суд (сейчас, судя по ЕГРСР, дело находится в ВАСУ) констатирует, что Европейский суд по правам человека по делу Хедквіст против Швеции своим решением от 22.10.2015 г. постановил, что операции с біткоїнами и другими виртуальными валютами на территории Евросоюза не должны облагаться налогом на добавленную стоимость. Такое решение суда приравнивает виртуальные валюты к традиционным валютам в плане налогообложения. Таким образом, ХОАС решает, что решение Европейского суда можно считать официальной формой разъяснения основных (неотчуждаемых) прав каждого человека, закрепленных и гарантированных Конвенцией, которая является частью национального законодательства, а также источником законодательного правового регулирования и правоприменения в Украине.

Если ВАСУ согласится с такой позицией ХОАС и ХААС, следует констатировать наличие двух взаимоисключающих тенденций в украинской правовой системе. Такой конфликт может быть решен только путем урегулирования соответствующих операций в рамках изменений законодательства. Имеем надежду, что парламентарии все же стремятся ввести Украину в число передовых государств мира, а не плодить новые запреты.



Количество показов: 144
Автор:  Армен Нерсесян адвокат, к.ю.н., старший научный сотрудник Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины

Возврат к списку