Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Законы и технологии: connecting people

Законы и технологии: connecting people 24.05.2017

Законы и технологии: connecting people

Телекоммуникации, медиа, технологии (далее – ТМТ) – существенная составляющая нашей профессиональной и частной жизни. «ЮГ» решила проанализировать, есть ли взаимосвязь между развитием этой индустрии и ее правовым регулированием. Итак, что ожидает проект «Электронный суд», введение 4 G связи, е-денег и на «цифровые отношения» в целом?

Как вы обычно ищете информацию? Правильно, большинство пользуются интернетом, ведь это одновременно и телекоммуникации, медиа и новые технологии. А когда ты со смартфона без использования wi-fi можешь быстро качать файлы или совершать звонки в другую страну, не платя за услуги роуминга, это называется прогресс. Очевидно, для Украины это пока перспектива, но мнения экспертов по поводу того, от кого зависит ее приближения, разделились: одни считают внедрение 4G чисто техническим вопросом, другие же уверены, что это вопрос правового регулирования с политическим окрасом.

В начале мая ц.г. заместитель главы Администрации Президента Дмитрий Шимкив на своей странице в Facebook отметил по этому поводу, что ответственные лица оттягивают подписание документов, нужных для ускорения внедрения 4G, мотивируя это наличием коррупционных рисков. «Шел 86-й день ожидания подписания проголосованного постановления КМУ о внесении изменений в Национальную таблицу распределения полос радиочастот Украины и Плана использования радиочастотного ресурса Украины... Говорят, секретариат КМУ нашел там «коррупционные риски», – написал, в частности, господин Шимкив. – Кроме чисто технологических изменений и изменений, касающихся космической тематики, ... именно в этом постановлении появляется возможность использования технологии LTE-Advanced (4G). Но только как «выдача лицензий на пользование радиочастотным ресурсом с использованием указанной радиотехнологии вместе с возможностью использования других радиотехнологий в конкретных полосах в пределах указанных полос радиочастот на конкурентной основе»... Ну, и где здесь «коррупционные риски»? Значительно большие они из-за затягивания процесса принятия этих изменений. Похоже, кому-то очень хочется продлить свою лицензию на определенную полосу частот без конкурса, а потом торговать этой полосой и/или внедрить LTE в ней без конкурса. Даже заявочку подали... Ну очень кому-то неймется получить право запускать технологию 4G в своем огороде не на конкурсной основе и без взносов в государственный бюджет».

Несколько иное мнение на своей странице в Facebook высказывает IT-специалист Роман Химич: «Выдача лицензий на развертывание сетей 4G в диапазонах 1800 и 2600 МГц никак не приблизит страну к решению проблемы цифрового разрыва, т. е. разницы в доступности современных ИКТ-услуг в городах и сельской местности. 4G-сети, что их построят операторы, по большому счету будут дублировать уже существующие 3G-сети. Чуда не произойдет – никто не будет покрывать самую большую в Европе страну плотной сетью базовых станций, использующих даже 1800 МГц, не говоря уже о 2600 МГц».

Можно приводить еще много мнений специалистов в этой области, но как вопрос решится, покажет только время.

Электронные деньги и криптовалюты

Люди, для которых словосочетание «современные технологии» – не пустой звук, прекрасно понимают преимущества электронных денег перед традиционными. Однако Украине полноценное функционирование системы е-денег пока не грозит. Так же, как и внедрение связи нового поколения.

Впрочем, определенный прогресс на этом пути заметен. Например, перевод средств с карты на карту или пополнение мобильного через интернет происходит у нас за считанные минуты, хотя в некоторых европейских странах такие операции осуществляются значительно медленнее. Поэтому банкинг – наше все.

Другое дело – криптовалюти. Еще в 2014 г. НБУ в письме №29-208/72889 отметил, что уполномоченные банки не имеют правовых оснований для зачисления иностранной валюты, полученной от продажи Bitcoin за рубежом, а также предостерег граждан и юридических лиц от использования виртуальных валют для обмена на товары или денежные средства. По мнению НБУ, это связано с риском полной потери средств, которые задействованы в таких операциях, а также риском привлечения указанных выше лиц к деятельности, связанной с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма.

На сегодня использование биткойнов в Украине, по убеждению экспертов – вопрос мастерства и изобретательности юристов и владельцев криптовалюти. Однако не имея возможности официально использовать биткойны как средство платежа, говорить о реальной защите имущественных прав на биткойны или о защите прав потребителей в контексте сделок с их использованием очень трудно. Подытоживая эту тему, хочется привести комментарий старшего юриста LEMAN International Law Group Арсена Нізельського: «Использовать такую валюту в Украине действительно рискованно, однако права соблюдаются только тогда, когда их активно защищают. Чем больше будет владельцев биткойнов в Украине и чем больше будет практики, особенно в интересах пользователей криптовалюти, тем больше могут быть защищены их права. Возможно, это именно тот случай, когда нужно перестать спрашивать, что может государство сделать для биткойн-сообщества, и начать самим делать шаги для правового регулирования использования этого инструмента в нашей стране. НБУ считает, что риски за использование Bitcoin несет сам участник расчетов с ними, однако, как известно, кто не рискует, тот не пьет шампанского».

Напомним, законопроект по регулированию перевода денежных средств №5361 был отправлен на доработку, и вопрос относительно выпуска электронных денег именно небанковскими финансовыми учреждениями остается открытым.

В деле правового регулирования сферы цифровых денег и банкинга эксперты определяют несколько проблемных направлений. Главный из них – отсутствие единого понятийного аппарата, которая приводит к противоречиям как между нормами законов, так и между подзаконными актами.

Вторая проблема, хоть и косвенно касается ТМТ, заключается в том, что в Украине не проведена унификация уголовной ответственности в рамках программы адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС. В Украине незаконные действия с документами на перевод, платежными карточками и другими средствами доступа к банковским счетам, электронными деньгами, оборудованием для их изготовления карается большими штрафами. В Испании, например, наказания за указанные преступления составляет в среднем 8 лет лишения свободы, а в Польше – до 25 лет.

Итак, Украине, стремится влиться в семью европейских стран, придется вносить изменения в соответствующей статье УК Украины.

Подпись не простой – цифровая подпись

Хотя украинцы уже давно пользуются интернетом для совершения покупок или заказа услуг, на законодательном уровне эта сфера остается недостаточно урегулированной. Усложняет ситуацию внедрение электронных цифровых подписей (ЭЦП), которые для Украины пока остаются непривычным и не достаточно популярным явлением. Эксперты говорят, что связано это не столько с правовыми или техническими нюансами, сколько с отсутствием у большинства граждан потребности в их использовании.

Однако актуальность вопроса это не снимает, поскольку для бизнеса использование ЭЦП – вещь неоценимая. А «діджиталізація» всех сфер общества в будущем все равно заставит переходить на использование таких новаций. И это касается не только купли-продажи, но и договорных отношений в целом. Пример тому – оформление ID-паспортов для украинцев. Сами такие паспорта не является новинкой, но с этого года на карточку записывается электронная цифровая подпись, которая является для Украины большим шагом вперед. Хотя и здесь не обошлось без проблем. Оказалось, что далеко не все учреждения, в т.ч. банковские, имеют оборудование для считывания данных с таких паспортов. А вот в Латвии, например, в 2014 г. был внедрен проект eParaksts, разработанный Латвийским государственным центром радио и телевидения (LVRTC). Это уникальное решение не только для Латвии, но и для всей Европы. ЭЦП eParaksts можно пользоваться в интернет-среде, и для этого не нужны ни смарт-карты, ни специальные приспособления и программное обеспечение. Это существенная предпосылка для того, чтобы Латвия заняла одно из высоких мест среди европейских стран, которые обеспечивают сертификацию ИТ-услуг. Воспользоваться собственной подписью можно с любого устройства, которому доступно интернет-подключение, даже с планшета или смартфона. Аутентификация на сайте eParaksts осуществляется с помощью клиентского номера и кодовой карточки, и еще есть вариант использования калькулятора кодов банка.

Е-суд

С апреля ц.г. Государственная судебная администрация ввела пилотный проект в нескольких судах: в Апелляционном суде Одесской области, в Киевском районном суде Одессы, Одесском апелляционном хозяйственном суде, Хозяйственном суде Одесской области, в Киевском апелляционном административном суде, Винницком апелляционном административном суде, Винницком окружном административном суде.

Суть этого проекта заключается в том, что участники судебного процесса имеют возможность подавать электронные документы в суд при условии предварительной регистрации в подсистеме «Электронный суд», размещенной на веб-портале «Судебная власть Украины». Регистрация довольно проста – это создание учетной записи в почтовой системе mail.gov.ua и регистрация персонального электронного кабинета пользователя с привязанным к нему электронной цифровой подписью. Участники имеют право подавать документы в электронном виде при условии представления на ближайшем судебном заседании соответствующих процессуальных документов в письменной форме.

Конечно, новая система требует бесперебойной работы компьютерной техники, должна быть гарантирована защита персональных данных. Но в любом случае это хоть и экспериментальный, но значительный шаг на пути к развитию технологий.

ТМТ и интеллектуальная собственность

Сфера индустрии ТМТ не может обойтись без правового регулирования, в том числе администрирования интеллектуальной собственности. В Украины недавно было принято неоднозначное решение, которым функции Государственной службы интеллектуальной собственности по реализации государственной политики в сфере интеллектуальной собственности передали Министерству экономического развития и торговли. За официальной позицией, такое решение направлено на улучшение инвестиционного климата. Первый вице-премьер-министр Украины – министр экономического развития и торговли Степан Кубив прокомментировал это так: «Реформа в сфере интеллектуальной собственности является чрезвычайно важным для улучшения инвестклимата Украины, развития инноваций и создания новейших решений. Однако важно, чтобы изменения и передачи функций происходили постепенно, без рисков для функционирования системы».

По словам старшего юриста ЮФ Sayenko Kharenko Олега Климчука, передача указанных функций «на временное исполнение» (то есть до образования национального органа интеллектуальной собственности), возможно, является не совсем логичным, однако ожидаемым. «Этот шаг свидетельствует о последовательности правительства в реформировании существующей системы защиты интеллектуальной собственности, а также в желании ликвидировать Службу уже в начале указанной реформы. Еще в постановлении правительства №585 от 23.08.2016 принятия такого акта было определено как момент, с которого Служба прекращает деятельность, а все ее функции переходят к Министерству. Принятие этого постановления – еще один шаг к образованию двухуровневой системы охраны интеллектуальной собственности: создание национального органа интеллектуальной собственности (на базе Укрпатента), который будет подчиняться Министерству», – убежден юрист. Господин Климчук предположил, что если реформа состоится в виде, предусмотренном действующими актами правительства, то следующим шагом станет создание национального органа интеллектуальной собственности. План мероприятий, утвержденный правительством, не содержит точной даты его создания, хотя проект закона, который должен урегулировать его деятельность, должны были подать на рассмотрение правительства еще в октябре 2016 г. Этот законопроект был опубликован на сайте Министерства лишь 28.11.2016 и по состоянию на сегодня еще далек от принятия Верховной Радой. Сейчас продолжается переходный период в установлении новой институциональной системы охраны интеллектуальной собственности в Украине.

Юрист отметил, что кроме функций Службы, в управление Министерства перешли также Укрпатент, государственная организация «Украинское агентство с авторских и смежных прав» и государственное предприятие «Інтелзахист», которые пока продолжают осуществлять свою деятельность в обычном режиме. «Рекомендуем правообладателям внимательно следить за ходом реформы для обеспечения своевременного и беспрепятственного приобретения и защиты прав интеллектуальной собственности в течение переходного периода», – подчеркнул Олег Климчук.

А вот CEO Axon Partners Дима Гадомский считает, что в сфере TMT уже давно ничего интересного не случалось, зато этот год выдался «удачным». «В этом году законодатель подарил юристам праздник, а бизнеса – проблемы. Я имею в виду пролоббированный правообладателями закон о кинематографии, который имел целью урегулировать отношения в интернете, а взамен закрепил монополию бизнес-моделей индустриальной экономики, тогда как мир уже переходит в постиндустриальную. Вторая новость – введение персональных санкций для компаний, связанных с Российской Федерацией», – объясняет юрист.

Он приводит интересный пример и разъясняет свою мысль: «Помните фразу из «Двенадцати стульев»: «Когда все кончилось, приехала кинохроника»? Так было с законом об электронной коммерции: его обсуждали 8 лет, а когда, наконец, приняли (в 2015 г.), все те инструменты, которые были в нем путем невероятных компромиссов предусмотрены, уже устарели. Похожая ситуация произошла и с регулированием авторских прав в интернете: отныне имеем определенную законом процедуру обращения к интернет-ресурсу с жалобой на нелегальный контент, а также дальнейших обращений к провайдерам вплоть до требования о блокировке. Закон установил сроки реакции и ответственность, но этой процедуре уже более 10 лет, и она существовала в украинском сегменте сети даже без законодательного закрепления. Я не имею ничего против этого закона, тем более, что он увеличил количество работы для юристов. Но за эти более 10 лет интернет сделал правообладателей (как посредников) ненужными, а на первый план вышли платформы вроде YouTube и сервисы вроде Netflix и Spotify, в которых соблюдение авторских прав заложено by design. Поэтому рано или поздно придется признать, что не интеллектуальная собственность мешает зарабатывать на контенте в Украине, а неразумное валютное и корпоративное законодательство и произвол правоохранительных органов».

Не остались без внимания господина Гадомского и майские санкции. «Второй подарок юристам – персональные санкции против российского технологического бизнеса. Президент применил санкции к более чем 60 компаний, среди которых «Яндекс», «Вконтакте», Mail.ru, «Одноклассники», «Лаборатория Касперского», «Доктор Веб» и 1С. Крупнейшие интернет-провайдеры уже выполнили требования Указа Президента и заблокировали пользователям доступ к этим ресурсам. В результате, скорее всего, закроются украинские офисы компаний, попавших под санкции. Разработчики игр и диджитал-агентства, которые работали с «Вконтакте», «Янексом» и «Одноклассниками», теперь потеряли большую часть бизнеса. К сожалению, таким образом Украина подтвердила мира, что в ближайшие 3 года она не рада инвесторам. Но хуже всего то, что другого выхода не было: все же Украина находится в состоянии гибридной войны, поэтому должна хоть как-то защищать собственное информационное пространство и создавать информационный суверенитет», – убежден юрист.

Движение с ускорением?

Итак, краткий анализ основных направлений развития индустрии показывает, что взаимосвязь между развитием ТМТ и правовым регулированием присутствует. Однако если технологии значительно опережают законодательство, их развитие не всегда напрямую зависит от правового регулирования. В любом случае в Украине происходят различные процессы, которые свидетельствуют, что правовое регулирования технологических процессов в нашей стране движется вперед.


Количество показов: 212
Автор:  Кристина Готовкина, «Юридическая газета» журналист

Возврат к списку