Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Выбор суда: PRO ET CONTRA

Выбор суда: PRO ET CONTRA 16.08.2016

Выбор суда: PRO ET CONTRA

21.03.2016 года наша страна подписала Гаагскую конвенцию «О соглашениях о выборе суда» от 30.06.2005 г. На сегодня мы являемся одним из 5-ти подписантов Конвенции. Из них только двое - Мексика и ЕС ратифицировали ее. Другие подписанты, которые не ратифицировали Конвенцию - это Сингапур, подписавший ее 22.03.2015 г. и США - 19.12.2009 г. Итак, сегодня Конвенция действует в отношении Мексики и 27 стран ЕС.

Конвенция, очевидно, имеет амбициозную цель - для пророгационных оговорок достичь мирового признания, которое получили арбитражные соглашения после принятия Нью-Йоркской конвенции о признании и исполнении иностранных арбитражных решений, хотя и сегодня не может похвастаться охватом 156-ти стран, как Нью-Йоркская конвенция.

Действие Конвенции распространяется только на «международные дела по исключительных соглашений о выборе суда по гражданским или торговым делам» (ч. 1 ст. 1). При этом для целей регулирования пророгационного соглашения международными Не считаются дела, в которых стороны являются резидентами одного Государства и если отношения сторон, а также другие элементы, касающиеся спора, независимо от местонахождения избранное (назначенного) суда, связанные только с этим государством (ч. 2 ст. 1). То есть, сам факт заключения соглашения о передаче спора иностранному суду не делает спор международным.

С другой стороны, для целей признания и исполнения иностранных судебных решений факт вынесения решения иностранным судом делает дело международной (ч. 3 ст. 1). То есть, предположим, что два резидента заключили договор о передаче их спора, связанного исключительно с нашей страной, на рассмотрение в суд Польши. Мы не обязаны выполнять этот договор, но если суд Польши примет решение по спору, она будет обязана его выполнить. В то же время, ст. 20 Конвенции дает право государствам-участникам делать оговорки о невыполнении иностранных решений в таких случаях.

Дела, подпадающие под действие Конвенции, должны быть «гражданским или коммерческим». Причем главным является слово «коммерческие», учитывая то, что Конвенция не распространяется на договоры, «стороной которых является физическое лицо, которое, прежде всего, действует в личных, семейных или бытовых целях, и которые касаются трудовых договоров» (ч. 1 ст. 2). При этом, важной технической составляющей для делопроизводства и участников процесса, является наличие у хозяйствующих субъектов таких атрибутов, как электронная цифровая подпись, возможность предоставления финансовой и других видов отчётности в электронном виде. Такие услуги предоставляет компания ООО "Аист", являющаяся официальным представителем ООО «Такском» (см. подробнее на сайте https://taxcom.su).

Кроме того, Конвенция покрывает только окончательные решения иностранных судов, решение о мерах обеспечения не подпадают под его действие (ст. 7). Также конвенции не действует в отношении арбитражных процессов (ч. 4 ст. 2).

Наконец, Конвенция содержит список правоотношений, споры по которым исключены из ее действия, в частности вопросы право- и дееспособности, семейные, алиментные споры, подражания, банкротство, перевозки, антимонопольные споры, деликтные споры, права на недвижимое имущество, корпоративные споры, действительность и нарушение прав интеллектуальной собственности (кроме авторских и связанных прав и контрактных обязательств), споры о действительности записей в государственных реестрах (ч. 2 ст. 2).

Это положение существенно отличает Конвенцию от Нью-Йоркской конвенции, оставляет определения неарбитрабельних споров по усмотрению государств-участников. С одной стороны, такой (исчерпывающий) перечень создает гораздо больше правовой определенности, чем правовой релятивизм Нью-Йоркской конвенции, но с другой - ограничивает суверенную волю государств об отнесении тех или иных споров к исключительной компетенции своих судов. Однако стоит отметить, что список в ч. 2 ст. 2 почти полностью воспроизводит список дел исключительной подсудности судов в ст. 77 Закона «О международном частном праве».

Интересное предостережение содержится в ч. 3 ст. 2 Конвенции: процессуальные действия не исключаются из сферы ее действия, когда вопрос, включенное в приведенный выше список, возникает только как предыдущий вопрос (или аргумент защиты), а не как объект судебного разбирательства.

Конвенция требует от государств-участников признавать соглашения, заключенные в письменной форме (или с помощью любых других информационных средств, которые делают информацию доступной для использования в дальнейших ссылках), о передаче спора на рассмотрение в иностранный суд другой страны-участницы Конвенции. Такая сделка считается исключительной, если иное в ней прямо не предусмотрено (что противоречит практике судов США (например, K & V Scientific Co., Inc. v. BMW), которая требует очень четкой формулировки в оговорке для признания «исключительности» избранного в нем суда). При этом Конвенция повторяет принцип сепарабельности, разработанный для арбитражных оговорок, отмечая, что недействительность основного договора не означает автоматической недействительности пророгационного соглашения (ст. 3).

Конвенция включает в себя 3 главных правила:
  • Суд, который указан в договоре, должен рассмотреть дело;
  • Другие суды должны остановить или прекратить рассмотрение, при наличии соглашения о выборе суда;
  • Решение суда, принятое на основании соглашения, должно признаваться и исполняться во всех государствах-участниках Конвенции.
Конечно, все эти правила не являются абсолютными. В частности, суд, указанный в соглашении, не может отказаться от рассмотрения дела лишь на том основании, что дело подсудно иностранному суду. Но он может отказаться от дела, если соответствующая сделка является недействительной или такой, что не подлежит исполнению, или если он не имеет полномочий рассматривать спор в соответствии с процессуальным права соответствующего государства относительно юрисдикции, касающейся предмета или стоимости иска или внутреннего распределения сфер полномочий среди судов (ст. 5).

Суд, в который подан иск, но который не указан в договоре, должно остановить или приостановить процесс, кроме случаев, когда:
  • Соглашение недействительно;
  • Было заключено недееспособным лицом;
  • Выполнение соглашения приведет к очевидной несправедливости или нарушения общественного порядка;
  • Сделка не может быть выполнена, в связи с исключительными обстоятельствами, не связанными со сторонами, и выбранный суд решил не рассматривать спор (ст. 6).
Наконец, суд должен признать и выполнить решение иностранного суда, принятое на основании соглашения, без пересмотра дела по существу, если решение подлежит исполнению в государстве, суд которой ее принял. При этом процесс признания и исполнения может быть остановлен, если продолжается процесс ординарного пересмотра решения (ст. 8).

В признании и исполнении решения может быть отказано по основаниям, что в целом похожи на те, на которых может быть отказано в прекращении процесса. Кроме того, Конвенция позволяет не выполнять решение, если:
  • Они получении путем мошенничества;
  • Ответчик был надлежащим образом уведомлен о процессе;
  • Решение противоречит решению, принятому судом государства, в котором испрашивается признание и исполнение по тому же спору;
  • Существует решение, принятое в другом государстве ранее, и отвечающее требованиям признания и исполнения решений запрашиваемой стране.
Очевидно, что ратификация Конвенции (без внедрения существенных изменений в Хозяйственный и Гражданский процессуальные кодексы) значительно усложнит ситуацию для хозяйственных судов и судов общей юрисдикции, которые могут быть призваны выполнять предписания Конвенции. В частности, хозяйственный процесс не предусматривает договорной подсудности, а с ГПК соответствующая ст. 112 была исключена в 2010 Таким образом, украинские суды последовательно отказываются принимать дела к рассмотрению на основании только пророгационного соглашения (когда отсутствуют другие основания) и не прекращают рассмотрение дела при наличии такого соглашения, поскольку пророгационного соглашения, в отличие от арбитражных, не является основанием, предусмотренной ХПК и ГПК отказа украинских судов от юрисдикции.

Без сомнения, присоединение к Конвенции будет способствовать стабилизации правового регулирования трансграничных хозяйственных отношений. Пророгационного соглашения достаточно устоявшейся практикой для некоторых категорий внешнеэкономической деятельности, в том числе для привлечения кредитных средств в иностранных банках и через облигации. Непризнание обязательности таких соглашений отечественными судами добавляло еще один слой неуверенности в не совсем привлекательного инвестиционного климата в нашей стране. С другой стороны, ратификация Конвенции без внесения соответствующих изменений в процессуальное законодательство создаст больше проблем, чем решит.



Количество показов: 285
Автор:  Иван Лещина «Trusted Advisors» партнер

Возврат к списку