Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Бизнес - под протекцию ЕСПЧ

Бизнес - под протекцию ЕСПЧ 16.12.2015

Бизнес - под протекцию ЕСПЧ

Нарушение каких прав и интересов бизнеса позволяет обратиться в Европейский суд по правам человека? Существующая практика применения решений ЕСПЧ российскими судами? Как сообщает сайт supplyexpress.ru, всё больше развивается сотрудничество с ЕС в формате решения задач по поставке хлебопекарного оборудования и запчастей из Европы. При этом периодически могут возникнуть вопросы, как вернуть активы и защитить другие права и интересы, обращаясь в ЕСПЧ? На эти и другие вопросы отвечали участники круглого стола, организованного и проведенного Правовой группой «Побережнюк и партнеры» 10.12.2015 г. мероприятие собрало вокруг себя представителей из Европейского суда по правам человека, адвокатуры, судебной власти и Министерства юстиции.

Предоставляя практические рекомендации по обращению в Европейский суд, юрист секретариата ЕСПЧ Дмитрий Третьяков в своем выступлении отметил, что заявителем в суде всегда должна выступать лицо, чьи права нарушены, а не ее представитель. «Если заявление подается юридическим лицом, то должен стоять не только подпись и имя официального лица, но и предоставляться документы, свидетельствующие о наличии полномочий. В случае отказа в принятии заявления документы не направляются обратно, за исключением документов заключенных, если они присылали оригиналы», - подчеркнул юрист.

Учитывая тот факт, что заявление в ЕСПЧ можно подать в течение 6-ти месяцев со дня принятия окончательного решения национального суда, как отметил господин Третьяков, Европейский суд не принимает во внимание праздничные дни. То есть нельзя отправлять заявление позже, мотивируя это тем, что последний день срока был выходным как это, например, предусмотрено процессуальным законодательством страны нахождения спорного имущества. Также Дмитрий Третьяков обратил внимание участников дискуссии на том, что с 01.01.2016 вступает в силу новая редакция Регламента ЕСПЧ.

Рассказывая о своем опыте работы с решениями Европейского суда по правам человека, партнер ПГ «Побережнюк и партнеры» Татьяна Игнатенко остановилась на ст. 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на мирное владение имуществом. «Европейский суд предоставляет достаточно широкое толкование понятию имущества. Это как то имущество, которое вы имеете, так и законные надежды на получение имущества в собственность. Это может быть движимое / недвижимое имущество, акции, лицензии, патенты, клиентура компании и доброе имя - все это подпадает под защиту в соответствии с положениями ст. 1 Протокола 1 к Конвенции», - отметила адвокат.

Госпожа Игнатенко привела пример для участников круглого стола, как компания «Побережнюк и партнеры» применяет судебной практике Европейского Суда. Общество в 2001 г. получило земельный участок с правом на постоянное пользование. Но в 2011 г. прокуратура в интересах Министерства обороны обратилась в суд о признании недействительным решения о выделении земельного участка, договора о праве на постоянное пользование, а также регистрации права собственности на здания, которые были построены на земельном участке.

«Учитывая 10-летний срок с момента выделения этого земельного участка, - объясняет докладчик, - нашими коллегами применялись все возможные методы защиты. Обосновывая пропуск срока исковой давности, отсутствие нарушенного права государства, мы не могли не применить такую практику Европейского суда, как «Стретч против Соединенного Королевства» и «Федоренко против Украины». Выводы по этим делам касались следующего: даже если орган государственной власти превысил полномочия по вынесению того или иного решения, но предприятие, на момент вынесения этого решения, действовал в рамках законодательства, то в таком случае Европейский Суд толкует это в пользу заявителя, как нарушено право на мирное владение имуществом ».

Докладчик рассказала о еще одно дело, касающееся обстоятельств, когда в пределах уголовного производства накладывался арест на имущество - «East / West Alliance Limited» против Украины», по результатам рассмотрения которого суд постановил Украине оплатить 5 млн евро. В украинском представительстве иностранной компании были самолеты, которые она передала в лизинг другой компании. И чуть позже был поставлен уголовное производство по статье уклонение от уплаты налогов. Налоговая милиция, наложив арест, со временем признала эти самолеты «бесхозными» и продала третьим лицам. Заявители много лет неудачно пытались вернуть свое имущество, но в начале 2014 ЕСПЧ вынес решение, которым установил нарушение права заявителя на уважение своей собственности.

По подходу Европейского Суда в категории налоговых споров, то, по словам Татьяны Игнатенко, налоговый кредит также относится к категории имущества, в соответствии со ст. 1 Протокола №1. В частности, по делу «Интерсплав против Украины» Европейский Суд отметил, что если вы в своей работе сталкивались с недобросовестными поставщиками услуг или товаров, то налоговая милиция или инспекция не может лишать вас права на налоговый кредит. Должны быть доказательства того, что вы были вовлечены в противоправную деятельность контрагента или вам было известно о его незаконной деятельности.

Как отметил в своем докладе судья Окружного административного суда Владимир Донец, сегодня мы только учимся применять практику Европейского суда по правам человека. По его словам, если адвокат, представляя интересы своего клиента в суде, не указывает в своих аргументах о практике ЕСПЧ по этому делу, а судья не знает о ней, то последняя, соответственно, и не будет применена. «Большинство юристов, которые сегодня практикуют на национальном рынке правовых услуг, получили образование в советских вузах, привыкли применять позитивистский подход к толкованию норм права. А проблема по правам человека, целью защиты которых было принятие и утверждение Конвенции в 1997 году, то прошла мимо нас. Это все потому, что мы выходцы из советской системы, и поэтому все это естественно», - подчеркнул господин судья.

«Мы знаем, что сейчас в довольно сложной ситуации находится судебная власть, поскольку распространяются негативные мысли о судебной системе. Для того, чтобы решить эту проблему, судам необходимо предоставить независимость. Пока на судебную систему будут оказывать влияние указания сверху и, как говорили в Советском Союзе, мнение партии, то о какой независимости судебной власти можно говорить. Но что мы можем сделать сейчас? Пока наше государство занимается реформированием и построением независимой судебной ветви власти, мы можем предоставлять суду на помощь именно качественный юридическую защиту интересов лиц, представляем, и делать это действительно обоснованно. Считаю, что единственным выходом является сотрудничество юристов и адвокатов с судом в плане повышения уровня юридической защиты лица», - отметила Лариса Побережнюк, управляющий партнер ПГ« Побережнюк и партнеры», и передала слово судьи ОАСК м. Киева Константину Пащенко, который рассказал о собственном опыт применения Конвенции в налоговых спорах.

В частности, пользоваться практикой ЕСПЧ в этой категории споров, по словам судьи, можно на примере 2-х основных дел - «Булвес» АД против Болгарии» и «Интерсплав против Украины». Они касались налога на добавленную стоимость, выводы ЕСПЧ были в пользу субъектов предпринимательской деятельности и сегодня широко применяются адвокатами в исковых заявлениях. Это дела, связанные с реальностью хозяйственных операций, ничтожных сделок и так далее. «Бывают случаи, когда стороны ссылаются на упомянутые решения ЕСПЧ в каждом своем заявлении, но если разобраться в этих решениях, то далеко не к каждому случаю их можно применить», - подчеркнул господин Пащенко.

Если принять во внимание дело «Булвес» АД против Болгарии», Европейским судом налоговые вопросы были приравнены к имущественных интересов. Вопрос заключался в том, что компания-заявитель приобрела товар у своего контрагента, задекларировала его оплатила соответствующую сумму НДС, а контрагент задекларировал это обязательство лишь через несколько месяцев. В результате правительство Болгарии пошел на принцип, считая, что так контрагентом обязательства было задекларировано вовремя, то компания должна понести за это ответственность. При анализе ситуации Европейский суд указал на то, что в конечном итоге государство ничего не потеряла, поскольку налог был задекларирован должным образом. ЕСПЧ отметил, что был нарушен баланс интересов: с одной стороны, государство проявляет формализм, с другой - субъект хозяйственной деятельности, который все оплатил и не имел возможности проконтролировать действия своего контрагента, имел законные надежды на получение соответствующей защиты по закону о НДС, но не смог этого добиться. «Это наиболее «чистый» пример. Но он не всегда актуальной в тех делах, которые являются предметом спора в наших судах. В частности, часто в таких делах существуют контрагенты, которые не являются добросовестными плательщиками», - добавил судья.

Руководитель Секретариата Правительственного уполномоченного по делам Европейского суда по правам человека Ольга Давыдчук рассказала об обращении в ЕСПЧ как «инструмента» возвращения активов и защиты других прав и интересов, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. По ее словам, сегодня страна находится в ситуации, когда все государственные органы должны осуществлять надлежащие меры для защиты интересов государства в международных инстанциях.


Количество показов: 304

Возврат к списку