Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

«The Golden Victory» или компенсация убытков по правилам английского права

«The Golden Victory» или компенсация убытков по правилам английского права 29.11.2015

«The Golden Victory» или компенсация убытков по правилам английского права

Учитывая растущие объемы экспорта зерновых из Украины и нестабильную экономически политическую ситуацию, которая может повлиять на возможность выполнения сторонами контракта (санкции, эмбарго и т.д.), часто возникает вопрос о возмещении убытков по экспортным контрактам. Как правило, большинство экспортных контрактов предусматривает арбитражный порядок урегулирования споров с применением положений английского права. Поэтому с повышением объемов экспорта, повышается актуальность процедуры арбитражного урегулирования споров. Согласно данным Министерства аграрной политики и продовольствия Украины, у2014 / 2015 маркетинговом году в Украине было собрано около 63800000 тонн зерна и зернобобовых культур (на 2,4% больше, чем в 2013/2014 МГ). Из этого количества собранных зерновых, на внешние рынки было экспортировано около 34800000 тонн зерновых, что также больше, чем в предыдущем году (в 2013/2014 МГ экспорт составил 32400000 тонн).

В связи с этим, у данной рамках статьи будут проанализированы вопросы возмещения убытков в случае невыполнения контракта, на примере решения Верховного суда Соединенного Королевства от 1.07.2015 по делу «Bunge SA (Appellant) v Nidera BV (Respondent)».

Фабула дела

Компания «Nidera BV» (далее - Покупатель) заключила контракт с «Bunge SA» (далее - Продавец) на поставку 25 тыс.тонн продовольственной пшеницы урожая 2010г. На условиях GAFTA 49 (FOB Новороссийск), период отгрузки 23-30.08.2010 . Форма GAFTA 49 является стандартной формой договора купли-продажи Ассоциации торговли зерном и кормами (Grain and Feed Trade Association) для товаров, поставляемых на условиях FOB из центральной или восточной Европы оптом.5.08.2010 Россия ввела законодательное эмбарго на экспорт пшеницы с ее территории , которое действовать быть действующим с 15.08.2010до 31.12.2010. Продавец 9.08.2010 сообщил Покупателя об эмбарго и объявил об отмене контракта на основании пункта о форс-мажоре (GAFTA 49 Prohibition Clause). Покупатель заявил, что Продавец еще не имел права расторгнуть контракт и трактовал отмены контракта, как невыполнение обязательств по контракту (GAFTA 49 Defaul tClause), принятое 11.08.2010. Затем, 12.08.2010 Продавец предложил возобновить контракт на тех же условиях, но Покупатель отказался и начал арбитражный процесс в соответствии с правилами GAFTA.

Арбитражный процесс, инициированный «Nidera BV» стосувавсяст.20 «Невыполнение обязательств» (Default Clause) контракта по форме GAFTA 49, которая предусматривает следующее: «В случае невыполнения обязательств по договору одной из сторон, применяются следующие положения:

а) Сторона, которая не является нарушителем, после отправки нарушителю уведомление о невыполнении обязательств, по своему усмотрению вправе продать или купить товар (в зависимости от обстоятельств), и такая продажа или покупка должны установить цену невыполнения обязательства, на основании которой пострадавшая сторона может обратиться за компенсацией к нарушителю;

b) Если любая из сторон будет недовольна такой ценой невыполнения обязательств или убытки не могут быть взаимно согласованы, то оценка размера ущерба должен быть урегулирован в арбитраже.

с) Размер убытков, подлежащих уплате, должны базироваться, но не исключительно, на разнице между ценой контракта и ценой невыполнения обязательств, установленной в порядке п. [а], или на фактической или оценочной стоимости товаров на дату неисполнения обязательств , установленной в порядке п. [б] ».

Процесс рассмотрения дела

В ходе арбитражного разбирательства, стороны согласились, что пункт невыполнение обязательств применяется к досрочному расторжению, то есть Покупатель не приобрел товар у продавца, в соответствии с пп. [А] в. 20 контракта GAFTA 49; дате невыполнения обязательств для целей пп. [с] в. 20 контракта GAFTA 49 было 11.08.2010; разница между контрактом и рыночной ценой на эту дату составляла 3062500 долларов США. Продавец больше не оспаривал, что он совершил нарушение договора. Единственный спорный вопрос, что осталось между сторонами - вопросы определения размера убытков. Коллегия арбитража первого уровня GAFTA постановила, что Покупатель не имеет право на значительную компенсацию убытков, потому что эмбарго действовало бы в сроках поставки, и поэтому контракт был бы отменен в любом случае. Апелляционная коллегия GAFTA признала, что контракт был бы отменен в любом случае, но постановил, что Покупатель, согласно пп. [С] ст.20 контракта GAFTA 49, имеет право на компенсацию убытков в размере 3062500 долларов США (разница между контрактной ценой и рыночной ценой на дату неисполнения обязательств). Продавец обжаловал решение Апелляционной коллегии GAFTA в судах общей юрисдикции, но суд первой инстанции, а затем и Апелляционный суд Англии и Уэльса (Court of Appeal of England and Wales) отказали в удовлетворении его требований. Продавец обратился в Верховный суд Соединенного Королевства (The Supreme Court of the United Kingdom).

Обоснование решения Верховного суда

Во время пересмотра решения Верховный суд Соединенного Королевства решал вопрос, предусмотрена ст.20 стандартного контракта GAFTA 49 формула подлежит автоматическому применению может модифицироваться, если она не совпадает с реального ущерба, причиненного нарушением. Ведь в таком случае Продавец («Bunge SA») действительно нарушил контракт, но даже если бы нарушения не произошло, пшеница все равно не была бы поставлена ​​из-за эмбарго. Кроме этого, Продавец предлагал вернуть все в исходное состояние, то есть восстановить контракт и дождаться развития событий, но Покупатель отказался.

При том, что касается применения ст.13 «Форс-мажор» (Prohibition Clause) стандартного контракта GAFTA 49, Верховный суд пришел к выводу, что действия продавца о прекращении контракта на основании форс-мажора (эмбарго) были преждевременными. Поскольку на момент уведомления Покупателя о прекращении контракта (9 августа) до начала действия эмбарго оставалось 6 дней, а до начала выполнения договора - 14 дней. То есть, по состоянию на 9.08.2010, договор не был прекращен, поскольку еще оставалась возможность отмены эмбарго.

Исследовав ст.20 стандартного контракта GAFTA 49, Верховный суд отметил, что ее автоматическое применение ко всем случаям отказа от выполнения обязательств по контракту было бы несправедливым. Ст.20 контракта GAFTA 49 не предусматривает ситуации, когда перспективы выполнения контракта отсутствуют в принципе, например, при долгосрочном эмбарго. Кроме того, механизмы определения ущерба пострадавшей стороне, перечисленные уст.20 GAFTA 49, не могут быть исчерпывающими, например, они не охватывают случаи, когда ущерб, причиненный покупателю, никак не зависел от действий продавца и не уменьшился бы даже при добросовестном исполнении продавцом своих обязательств.

При таких обстоятельствах Верховный суд счел возможным определить размер убытков на основании прецедентного права и применил прецедент «The Golden Victory» (Golden Strait Corporation v Nippon Yusen Kubishika Kaisha, 2007).

Фундаментальным принципом прецедентного права по убыткам есть компенсаторный принцип. Данное дело охватывала два вопроса, касающиеся исчисления убытков по общему праву при нарушении контракта до наступления срока исполнения.

Во-первых, в случае наличия доступного рынка товаров, размер убытков определяется путем разницы между ценой контракта и рыночной ценой товаров в момент, когда они должны были быть поставленными. После того, как соответствующая рыночная цена была определена, любое следующее изменение в рыночной цене не имеет значения.

Во-вторых, как Палата лордов разъяснила в прецеденте «The Golden Victory», кроме изменения в рыночной цене, необходимо учитывать другие непредвиденные обстоятельства, если такие обстоятельства, известные на момент оценки ущерба судом или арбитражем, существенно сократили размер убытков, даже без невыполнение обязательств. Этот принцип применяется, как к контрактам на поставку товаров или услуг в течение определенного периода времени, так и для одноразовых продаж.

Также в решении указано, что положение о невыполнении обязательств не обязательно должны быть единственным способом оценки ущерба. Совокупный анализ пп. [А], [b] и [с] ст.20 контракта GAFTA 49 свидетельствует, что подход статьи отличается от прецедентного права, поскольку положения ст.20 предоставляют потерпевшей стороне возможность по своему усмотрению заключить замещающий контракт и размер убытков определяется на дату заключения такого контракта при условии его реального исполнения (фактической продажи или покупки товаров на рынке). То есть размер убытков зависит от волеизъявления потерпевшей стороны относительно момента заключения замещающего контракта и придает ей значительное преимущество, по сравнению с другой стороной. При этом положение о невыполнении обязательств не учитывают следующие события, которые привели к тому, что первоначальный контракт не был бы выполнен в любом случае.

Применяя прецедент «The Golden Victory», суд пришел к выводу, что Покупатель, на самом деле, ничего не потерял и должен получить компенсацию только номинальных убытков в сумме 5 долларов США. Поскольку в этом случае такого реального ущерба не было, - отказался продавец от исполнения контракта или нет, соглашение все равно не могла бы состояться по причине эмбарго.

Выводы

Итак, если контракт прекращен в связи с нарушением одной из сторон и существует доступный рынок, на котором невинная сторона может заключить контракт на замену, убытки невинной стороны, по правилам английского прецедентного права, будут измеряться в соответствии с тем, насколько хуже стало финансовое положение невинной стороны, согласно новому контракту, чем в рамках первичного контракта. При этом положения контракта об оценке ущерба, причиненного досрочным расторжением, не следует толковать отдельно от реальных обстоятельств сделки. То есть, если сторона контракта не понесла реального ущерба в результате неисполнения контрагентом контракта или контракт не был бы выполнен по причинам другие, чем нарушение контракта, такая сторона не может претендовать на денежное взыскание.



Количество показов: 294
Автор:  Павел Богаченко «Юрлайн, ЮФ» юрист практики урегулирования судебных споров

Возврат к списку