Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

За бортом: ultimate survival биткоины в отечественной судебной системе

За бортом: ultimate survival биткоины в отечественной судебной системе 13.06.2016

За бортом: ultimate survival биткоины в отечественной судебной системе

С развитием беспроводных технологий борьба с интернет-пиратством стала вопросом №1 в регулировании глобальной сети. Посещая сайты «Вконтакте», «Флибуста», «рутрекере», становится очевидным, где находится «Тортуга» недобросовестных контент-пользователей. И хотя этот срок законодатель пока не видит жаргонным, юристы уже давно договорились понимать под ним копирования и распространения медиа-файлов с нарушением авторских прав.

Специалисты права компании "Резерв", консультационную и практическую помощь юриста по представленным вопросам утверждают, что на самом деле объекты нарушений в глобальной сети заканчиваются интеллектуальной собственностью? Кажется, на горизонте уже видна Черная жемчужина хакнутых криптовалютних бирж, пираты которой загружают на борт цифровое золото. Пираты или каперы? О ситуации вокруг возможностей защиты имущественных прав отечественных пользователей виртуальных активов далее в статье.

Зазеркальное правосудие

24.03.2016 г. в национальном реестре судебных решений появился опасный прецедент: суд установил, что биткоины - это виртуальная вещь, которая не имеет признаков материального мира, а потому имущественные права на него не могут быть объектом судебной защиты.

Неудивительно, что у служителей Фемиды такие ассоциации со словом «виртуальный». Достаточно взглянуть на, к которым правоотношений в своих решениях они его применяют. После формулировок «виртуальная задолженность», «виртуальные алименты», «виртуальная измена со стороны жены» становится понятным, что так они характеризуют несуществующие объекты, которые стали предметом рассмотрения.

Наверное, когда готовишь документы с экрана на электронно-лучевых трубках, каждые полчаса перезапускаючы процессор 10-летней давности, мнение о том, что в WEBи появились объекты, за которыми стоят миллионы долларов, априори не допустима. Хотя Европарламент в своих reports давно использует термин «виртуальные валюты», а биткоины не смущает Европейский суд справедливости, который своим прошлогодним решением отменил применения НДС к операциям по его покупке за фиатни деньги. И чего только стоит публичный аукцион 44 тыс. «Грязных биточков», изъятых с Silk Road, которые США пустила с молотка более чем за $ 10 млн. Почему в этих юрисдикциях вопрос реальности таких активов в госорганов не возникало.

Это не статья о семантике слов. Такие вопросы решают лингвисты. Но негативная практика, которая складывается в результате партизанской войны судебной системы с high tech, приводит к безграмотных формулировок в актах правосудия и правового нигилизма его исполнителей.

Рожденный некрещеным

Сегодня все страны мира испытывают трудности в правовой квалификации криптовалюта, а их стремительное распространение наблюдается в юрисдикциях, где власть признала материальную ценность виртуальных активов, и вместе с этим перекрыла кислород их развития закручиванием гаек финмониторинга и лицензионной зарегулированностью.

Фактически, будучи лишь записями в распределенной базе данных Blockchain, правовая природа криптовалюта близка к информации. Однако их денежная ценность, сформированная рыночным законам спроса и предложения, приближает криптовалюта к бездокументарных ценных бумаг, которыми удостоверяются имущественные права на их фиатний эквивалент. Только в записях Нацдепозитария по каждой строке таблицы стоят активы юридических лиц с их верифицирующими учредителями, а по транзакциям в блокчейни биткоины - 14-значные адреса биткоины-кошельков, владельцы которых остаются анонимными. И чьи биткоины появляются в обращении вследствие результатов математических вычислений, за первенство в достижении которых соревнуются распределены майнинг-фермы? Такой уровень децентрализации разрушает те шаблоны, на которых строились действующие правовые системы.

Многие вопросы по этому поводу возникло во время публичных обсуждений между участниками Всеукраинского круглого стола, посвященного правовому статусу биткоины, который организовала компания lexnet.io в Киеве 19.05.2016 г. положительным является то, что уже идут научные исследования экономистов и юристов в выработке единого подхода к пониманию криптовалюта. Можно с уверенностью сказать, что такой академический материал создаст предпосылки для новых дискуссий и инициатив.

Дуэль с Левиафаном

Еще в конце 2014 Нацбанк издал рекомендательное письмо, которым определил биткоины денежным суррогатом, а деятельность по его купли-продажи - финансовыми пирамидами. Похоже, центральный финрегулятор страны не нашел времени разобраться в технологии и бездумно списал решение у своего северного соседа, о суррогатной природу виртуальных валют заговорил годом ранее. И если российские правоохранительные органы начали блокировать сайты биткоины-обменников, видя в публикациях курса BTC / RUB пропаганду торговли наркотиками, оружием и поддельными документами, то отечественные стражи закона зацепились за письмо НБ. И вот во что это вылилось.

Постановления следственных судей на обыски владельцев сайтов по покупке криптовалюта, предоставление доступа к их банковских счетов и телефонных разговоров сразу испортили многообещающий теплый климат для развития криптовалютного бизнеса. Юрист, который открывает мотивировочные части этих решений, переживает колесование головного мозга, когда видит, как правоохранительные органы называют биткоины электронными деньгами, эмиссия которых не согласована с НБ, а суд соглашается с такими утверждениями. Очевидно, что ни один из этих органов не открывал ни Директиву ЕС 2009, ни Положение НБ об электронных деньгах, которыми установлено, что электронные деньги имеют единого эмитента, а их правовая природа заключается в праве предъявления требования эквивалентной денежной стоимости в финучреждение, которая выпущенные. Как это соотносится с децентрализованным биткоины, реестр которого ведется в распределенном блокчейни, а выпуск определено математическими формулами, изменить которые невозможно, может додумать только креативная отечественная полиция.

Однако «творчество» правоохранительных органов на этом не заканчивается. Так, в приговорах, которым осуждена лиц за контрабанду оплаченного биткоином каннабиса из Амстердама, полиция назвала криптовалюта интернет-деньгами. В этом вопросе правоохранительные органы в тандеме с НБ перетянули на себя одеяло законодателя, самодеятельно введя в правовую систему страны понятия, ранее ей не известны. Поскольку ни термина «денежный суррогат», ни «интернет-деньги» действующее законодательство не содержит.

Тонкий лед

Хакерские посягательства на криптовалюта рядовых пользователей уже давно не фантастика. В Интернете находим информацию о malware, которые через пиратское ПО (которое, кстати, стоит на ПК каждого 2-го гражданина) ворует личные ключи bitcoin wallet, открывает его, распыляет транзакцию через биткоины-миксеры или «моет» в майнинг-пулах и загоняет на кошелек киберпреступника. Принимая во внимание тот факт, что граждане нашей страны - пятая в мире нация по количеству созданных БТС-кошельков, а в начале этого года свой запуск анонсировали пять отечественных криптовалютних бирж, можно утверждать, что такие сценарии в наше более реальные.

Однако существуют значительно более глобальные угрозы. Пять самых скандальных Скаме криптовалютних бирж за всю историю существования биткоины (японская MTGox, австралийская igot Pty, американская Cryptsy, китайская GBL и британская MintPal), которые пытались скрыть под хакерские атаки, лишили трейдеров их виртуальных активов, в долларовом эквиваленте достигли дев " ятизначних сумм. А правовой вакуум, который существовал в это время вокруг их правого статуса, сделал шах и мат попыткам их владельцев защитить свои имущественные права.

Так вот, смогут ли соотечетсвенники после окончания бета-тестирования отечественных БТС-бирж защитить свои криптоактивы в случае мошенничества оператора площадки, где они планируют осуществлять торги? Если киберполиции снова решит, что это электронные деньги, то где она будет искать эмитента? Представляется, что в сообщении о подозрении напишут Сатоши Накамото и объявят его в международный розыск. Поэтому сегодня коммерческая деятельность по криптовалюта в свете возможностей судебной защиты имущественных прав на нее - это дом на песке. Без юридически определенного статуса биткоины может смыть с баланса вашей компании, а отрицательная правоприменительная практика уже успела сжечь мосты для защиты прав на них в суде.



Количество показов: 261
Автор:  Нестор Дубневич «lexnet.io» партнер

Возврат к списку