Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Имущественные отношения в гражданском браке

Имущественные отношения в гражданском браке 20.06.2017

Имущественные отношения в гражданском браке

Вторая половина ХХ века ознаменовала либерализацию во всех сферах общественной жизни. Традиционные взгляды на институт семьи, которые формировались тысячелетиями под влиянием религиозных канонов и общепринятых моральных императивов, начали уступать место принципиально новым концептам, которые отвергают необходимость формализации отношений между мужчиной и женщиной.

Сегодня практически во всех европейских странах доля лиц, проживающих вместе без оформления брачных отношений, стремительно растет. Так, если по состоянию на 1996 г. в Великобритании в браке не состояли 6,5% совместно проживающих пар, то в 2012 г. – уже 11,7%. По прогнозам Гаагской конференции международного частного права, в 2031 г. каждая четвертая пара будет проживать семьей без официальной регистрации брака.

Вместе с тем, на современном этапе развития национальных правовых систем институт фактических брачных отношений объективно является недостаточно урегулированным даже в европейских странах. Новые вызовы стоят и перед международным частным правом, которое должно обеспечить надлежащее решение коллизионных вопросов фактических брачных отношениях с иностранным элементом.

Гражданский брак как правовая terra incognita

Большинство государств мира вопросы гражданского брака вообще никак не регулируют. Причем к этой группе относятся не только слаборазвитые азиатские и африканские государства, но и такие развитые демократии, как Германия, Бельгия, Швейцария, Нидерланды, Норвегия, Дания, Латвия, Ирландия. Фактические брачные отношения в этих странах не создают для их участников никаких имущественных или не имущественных последствий. В случае возникновения спора о разделе имущества суды этих государств при рассмотрении каждого конкретного дела применяют отдельные положения договорного или корпоративного права или нормы, касающиеся неосновательного обогащения. Для примера, латвийские суды при рассмотрении дел относительно имущественных последствий проживания семьей пользуются аналогии с договором совместного ведения хозяйственной деятельности и оценивают личный вклад в приобретенное имущество каждой из сторон фактического супружества. При этом оцениваются даже такие факторы, как вложение средств в домашние технологи, как, например, установка септика для дома или проведение каких-либо монтажных работ, если вложение средств одним из супругов подтверждается платёжными документами.

До сих пор не регламентированы вопросы совместного проживания семьей без регистрации брака и на уровне ЕС. Несмотря на многочисленные обсуждения, институт фактических брачных отношений так и не было урегулировано в Регламенте ЕС 2016/1104 от 24.06.2016, который, напротив, сконцентрировался на вопросе имущественных последствий гражданских партнёрств. В ряде стран фактическое проживание семьей четко не определяется и не порождает имущественных последствий, однако имеет значение в некоторых отраслях права. Так, по законодательству Болгарии лица в конкубонате считаются близкими для целей антикоррупционного законодательства, а в Латвии одна из сторон фактического супружества имеет право не свидетельствовать против своего сожителя в уголовном процессе.

Урегулировать неурегулированное

Лишь незначительное количество стран стоят на позиции признания общественного явления проживание семьей без регистрации брака и детально регулируют вопросы раздела имущества при прекращении фактических брачных отношений. Так, согласно Гражданскому кодексу Парагвая, приобретенное во время гражданского брака имущество распространяется режим общей совместной собственности в случае, если стороны проживали семьей более 4 лет. В Новой Зеландии на совместное проживание семьей, что длится более 3 лет, распространяются все положения законодательства о супругов за исключением презумпции отцовства.

В Венгрии на приобретенное во время совместного проживания семьей имущество распространяется режим общей совместной собственности с презумпцией равенства долей каждого из участников, если иное не доказано одним из сожителей в суде. Определенные правовые последствия порождает гражданский брак и в соответствии с законодательством КНР. Так, решением Верховного суда КНР от 1989 г. было признано, что фактические брачные отношения распространяются определенные правовые презумпции зарегистрированных супружеских отношений. Китайский суд в каждом конкретном случае может признать распространения режима общей совместной собственности на активы и пассивы, приобретенные сторонами во время совместного проживания семьей.

Ряд стран допускают право участника фактического супругов на наследование в случае смерти другого. При этом очередь, в которую сожитель по закону успадковуватиме имущество умершего, разнится в зависимости от страны. Так, в Австрии один из участников фактического супругов может унаследовать имущество другого лишь в случае отсутствия у умершего родственников. В Чехии лицо, которая проживала семьей с наследодателем, наследует в третьей очереди, после супруги/супруга и родителей наследодателя, вместе с детьми умершего. В Финляндии сторона фактических брачных отношений не имеет права на наследство по закону, однако в случае, если после смерти наследодателя эта особа оказалась в затруднительном финансовом положении, она имеет право на содержание за счет имущества или денежных средств умершего.

Интересен правовой режим собственности незарегистрированного имущества супругов действует в Мексике: если стороны не состоят в другом браке, проживают вместе более двух лет или же имеют общего ребенка, они наследуют друг за другом в первой очереди как зарегистрированное супругов. В то же время, на имущество, приобретенное сторонами во время совместного проживания, режим общей совместной собственности не распространяется.

Наиболее подробно институт совместного проживания семьей урегулирован в Финляндии и, как это не странно, в Специальном административном районе Макао в КНР. В Финляндии подавляющее большинство вопросов совместного проживания семьей регламентируются отдельным законом о прекращении домашнего хозяйства совместно проживающих партнеров (2011 г.), применяется как в однополых, так и разнополых пар. Для целей настоящего закона сожителями признаются лица, которые в течение более чем 5 лет ведут совместное хозяйство или проживают вместе и имеют общего ребенка. При этом закон предусматривает презумпцию общей совместной собственности в отношении движимого имущества, а также определяет право подать заявление в суд на назначение уполномоченного лица для осуществления его распределения. Более того, каждая из сторон имеет право подать в суд заявление на получение компенсации в случае, если, по ее мнению, раздел имущества привел к неосновательного обогащения другой стороны.

В Макао гражданский кодекс содержит отдельную главу о фактических брачных союзов. Она определяет такие союзы, как «отношения между двумя лицами, которые добровольно проживают в условиях и порядке, аналогичных супругов». До фактических брачных отношений выдвигается ряд требований: лица должны быть разного пола, в возрасте старше 18 лет, не состоять в другом зарегистрированном браке и делить «ложе и совместное хозяйство» (bed and board). Закон определяет, что к правовым последствиям таких фактических брачных отношений применяются все соответствующие положения законодательства относительно зарегистрированных браков mutatis mutandis. Вместе с тем, сожители наследуют имущество друг друга в третьей очереди и только в случае, если они проживали семьей более 4 лет.

Опыт Украины

В Украине проживания семьей как правовая категория появилась в законодательстве лишь в 2004 г., со вступлением в силу Семейного кодекса. Согласно его ст. 74, если женщина и мужчина проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой или в любом другом браке, приобретенное ими за время совместного проживания имущество принадлежит им на праве общей совместимой собственности, если другое не установлено письменным договором между ними. Постановление Пленума Верховного Суда Украины №11 от 21.12.2007 определяет, что положение этой статьи распространяется только на случаи, когда мужчина и женщина не находятся в любом другом браке и между ними сложились «устоявшиеся отношения, присущие супругам». Вместе с тем, при рассмотрении дел о разделе фактического имущества супругов суд должен в первую очередь установить, имели ли стороны общий быт, общее хозяйство и совместный бюджет, а также имели существующие между ними отношения характер семейных.

Как свидетельствует судебная практика, в качестве доказательств совместного проживания семьей суды могут принимать во внимание:

1) показания свидетелей. Это весомый довод, однако при отсутствии документального подтверждения он не может быть положен в основу судебного решения. Важным является подтверждение свидетелей, что стороны вели совместное хозяйство и заботились друг о друге, представляли друг друга посторонним людям как мужа или жену, вместе отмечали праздники, ездили на отдых, покупали одежду и продукты, даже выносили мусор (см. решение Автозаводского районного суда Кременчуга от 27.12.2013 по делу №524/2460/13-ц). Суд также может принимать во внимание тот факт, что один из участников фактического супружества имел близкие отношения с родителями другой стороны, обращался к ним «мама» или «папа»;

2) документы и письменные доказательства, которые доказывают совместное ведение хозяйства и семейного бюджета – например, ведение совместного строительства или участие в ремонте жилья другого из супругов, справки об оплате коммунальных счетов, интернета или кабельного телевидения;

3) фотографии часто используются сторонами в качестве доказательства, однако по большей части оцениваются судом критически. Их должно быть много, и они должны отражать значительное количество моментов из совместной жизни: венчание сторон, фото из роддома, празднования важных событий в совместной квартире, совместный отдых и прочее. В то же время, следует помнить, что сами по себе фотографии могут свидетельствовать лишь о дружеских отношения между сторонами, поэтому не могут быть использованы как единственное доказательство по делу. Как отметил Буденновский районный суд Донецка в своем определении от 25.11.2013 по делу №0504/4452/2012, на фотографиях истец и ответчик должны быть изображены «не как друзья, а как семья». Остается только догадываться, что именно должно быть изображено на этих фотографиях;

4) другие доказательства: факт венчания сторон, подтвержден данными книги регистрации церкви, амбулаторная карта центра репродукции человека, в котором муж и жена пытались провести искусственное оплодотворение, справка сельсовета о совместном проживании, адрес, которую каждый из супругов указывал как контактный в больнице или при подаче иска и прочее.

Стоит учитывать, что если стороны не проживали вместе, все упомянутые доказательства не будут иметь силы в суде. В частности, в постановлении от 20.02.2012 по делу №6-97цс11 ВС отметил, что оговорка ч. 2 ст. 3 Семейного кодекса о том, что «супружество считается семьей и тогда, когда жена и муж в связи с обучением, работой, лечением, необходимостью ухода за родителями, детьми и из других уважительных причин не проживают совместно», распространяется только на зарегистрированные браки. Поэтому несмотря на все доказательства, которые свидетельствовали об очень тесных отношениях между сторонами, суд не признал наличие фактических брачных отношений за длительное проживание лиц отдельно в разных странах.

Таким образом, в нашей стране правовая конструкция совместного проживания семьей определена на уровне Семейного кодекса и применяется национальными судами уже более 10 лет. Вместе с тем, для наработки последовательной правоприменительной практики новому Верховному Суду следует рассмотреть возможность обновления действующего или принятия нового постановления, в которой будут включены отдельные положения относительно обобщения судебной практики, в частности вопрос допустимых доказательств в подтверждение факта наличия фактических брачных отношений между сторонами.

Новые вызовы для международного частного права

Следует отметить, что проблема правового регулирования фактических брачных отношений существует не только на национальном, но и на международном уровне. С прогрессом глобализации на такие отношения накладывается иностранный элемент порождает новые вызовы для международного частного права. Как уже отмечалось, в большинстве государств фактические брачные отношения не являются юридической категорией, а следовательно, сожители не имеют четко определенного правового статуса. Очевидно, что вопросы регулирования коллизий при наличии в отношениях иностранного элемента в таких государствах даже не встает, поскольку институт фактических брачных отношений там отсутствует в принципе. Однако даже государства, которые содержат такую правовую категорию в национальном законодательстве, коллизионные нормы, подлежащие применению к таковым de facto брачных отношений, отдельно не определяют.

Проблема права, применяемого к неженатых пар, впервые была поднята на международном уровне Постоянным бюро Гаагской конференции международного частного права в конце 80-х гг. Однако на сегодняшний день ни Гаагская конференция, ни любая другая международная организация так и не разработала проект конвенции в сфере регулирования фактических брачных отношений. Причиной этого стала, прежде всего,неспособность государств прийти к общему пониманию относительно концептуальных основ этого института и его соотношение с публичным порядком каждой из них.

Исходя из насущной необходимости разработки законодательства для урегулирования коллизий в отношениях с иностранным элементом, рассмотрим возможные варианты определения права, которое будет применяться к факту возникновения незарегистрированного брака и до его имущественных последствий. По мнению автора, для определения самого факта существования фактических брачных отношений следует применить колізійну привязку общего гражданства сторон (lex patriae), а в случае его отсутствия – последнего совместного места жительства (lex domicilii). Привязка общего гражданства вытекает из принципа наиболее тесной связи, а общего доміцилію – из самой природы таких отношений.

Хотя не исключается ситуация, что право государства общего гражданства или совместного последнего места проживания пары правового института фактического брака не будет. Это обусловлено тем, что институт фактических брачных отношений пока что не получил всеобщего распространения в национальном законодательстве государств, а следовательно, любой вариант привязки может отсылать к праву, в котором этот институт отсутствует. Следует подчеркнуть, что вариант привязки к праву государства места возникновения фактических брачных отношений является менее удачным, ведь вопрос установления конкретного места возникновения таких отношений является весьма проблематичным в связи с отсутствием акта формализации таких отношений.

Непростым является и вопрос установления права, которое применяется для определения имущественных последствий фактических брачных отношений. Поскольку в таких отношениях отсутствует брачный договор, выбор права сторонами вряд ли будет активно применяться. Конечно, сожители могут заключить между собой обычный гражданско-правовой договор, однако такие случаи крайне редкие, исходя из самой природы неоформленных брачных отношений. И все же необходимо оставить сторонам возможность осуществить выбор права для регулирования имущественных последствий союза согласно принципу автономии воли (lex voluntatis). А в случае отсутствия выбора предлагается определить колізійну привязку права общего гражданства сторон как основную, а последнего места постоянного совместного проживания сторон – как альтернативную.

Таким образом, на данном этапе разработка универсального или даже регионального международно-правового документа для урегулирования коллизионных аспектов фактических брачных отношений на данном этапе не представляется возможной ввиду диаметрально противоположные подходы государств к этому институту. Несмотря на изменение общественного восприятия проживание в незарегистрированном браке и значительную распространенность такого явления, национальное законодательство подавляющего большинства государств пока что не содержит должного правового регулирования данного общественного явления. Учитывая это, первым этапом решения проблемы такого правового вакуума является разработка и принятие государствами норм внутреннего законодательства, которые урегулировали бы вопрос фактических брачных отношений без иностранного элемента. Вторым этапом должна стать разработка на национальном уровне коллизионных норм для регламентации незарегистрированных брачных отношений с иностранным элементом. И только после этого стороны должны перейти к третьему этапу – наработки на международном уровне общего подхода с применением универсальных (Гаагская конференция, ООН) и региональных (Совет Европы) платформ.


Количество показов: 414
Автор:  Анатолий Пашинский «Василий Кисиль и Партнеры, ЮФ» юрист

Возврат к списку



Публикация статей
На данной странице нашего юридического портала размещаются статьи юридической и деловой тематик. В них размещается информация, которая станет полезной в при осуществлении профессиональной деятельности юристами, адвокатами, судебными экспертами, частными детективами, аудиторами и другими профильными специалистами. Статьи , опубликованные на  данной странице защищены авторским правом от не санкционированного копирования информации. При копировании информации с данной страницы обязательным условием является наличие ссылки на первоисточник.