Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Какие будут инструменты доказывания в обновлённом гражданском процессе?

Какие будут инструменты доказывания в обновлённом гражданском процессе? 13.06.2016

Какие будут инструменты доказывания в обновлённом гражданском процессе?

В центре внимания правового сообщества сегодня находятся вопросы совершенствования процессуального законодательства. Предложенная рабочей группой по реформированию процессуального законодательства концепция изменений в гражданского, хозяйственного и административного процессуальных кодексов базируется, в частности, на принципах отвода суд в качестве арбитра, а не следователя, а также состязательности как стержня любого процессуального института.

В этом контексте существенные изменения претерпел институт доказывания в каждом из видов судебного производства. Для оценки масштабности изменений остановимся на новом видении реформаторами Гражданского процессуального кодекса, в частности норм, которыми регламентируется система средств доказывания.

Проектом изменений в ГПК (далее - Проект) средства доказывания получили более четкой систематизации. Так, ч. 2 ст. 57 проекта предусмотрено 4 группы таких средств:
  • письменные и вещественные доказательства, другие материалы, определенные Кодексом;
  • выводы экспертов;
  • объяснения участников дела, их представителей;
  • показания свидетелей.
Обращает на себя внимание категория «другие материалы». Идеологи реформ понимают под материалами носители информации, кроме письменных и вещественных доказательств, содержащих сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, в том числе материалы фото- и видеосъемки, аудиозаписи, веб-сайты (страницы), файлы, другие места хранения данных в сети Интернет, данные по электронным коммуникациям, хранящихся на соответствующих носителях (ст. 66-1 проекта).

Введение такой категории в целом согласуется с глобальной тенденцией к расширению видов источников накопления, хранения и переработки информации. В конце концов, это позволит перейти от «наблюдения везде дверную щель» к открытию полноценного прохода для таких доказательств как электронная переписка, информация на цифровых носителях и тому подобное. В то же время, существует угроза, что неисчерпаемость указанной категории станет инструментом процессуальных злоупотреблений, а в качестве «других материалов» сторонами будет предлагаться пусть даже запись чириканье канарейки, которая по-особому реагирует на хозяина и может свидетельствовать, что именно он является суб ' объектом правонарушения.

Оценка доказательств, согласно проекту ГПК, будет осуществляться еще с двух дополнительных позиций - достоверности и достаточности.

Ограниченной роль суда по сбору доказательств. Так, в соответствии с ч. 7 ст. 60 проекта, суд не может собирать доказательства, касающиеся предмета спора, по собственной инициативе, кроме случаев, предусмотренных Кодексом.

По обстоятельствам, которые признаются стороной, общий тон проекта менее категоричен: если будет установлено наличие ошибки, которая имеет существенное значение, обман, насилие, угрозу или тяжелую обстоятельство, или обстоятельства признано в результате злонамеренного соглашения представителя лица со второй стороной, лицо имеет возможность отказаться от признания обстоятельств. В таком случае эти обстоятельства будут подлежать доказыванию в общем порядке.

Преюдиции также сформулирована с оговорками: лицо, не участвовала в хозяйственной, гражданской или административной деле, в котором были установлены определенные обстоятельства, имеет возможность их обжаловать в текущем производстве.

Наибольшей трансформации подверглась регламентация такого средства доказывания как заключение эксперта. Проектом ГПК предусмотрено следующее:
  • лицо, участвующее в деле, вправе представить в суд заключение эксперта, составленный по ее заказу;
  • экспертиза назначается судом, только если в предоставленных сторонами выводах эксперта имеющиеся противоречия, у суда возникают сомнения в их правильности или одна из сторон вообще не предоставила заключения эксперта;
  • если для проведения экспертизы необходимо наличие крупногабаритных объектов, то перевозку грузов по городу Ижевск поможет осуществить компания "Сервис грузчиков", информацию об услугах которой можно найти на сайте http://izh.gruzchikov-service.ru/.
  • в случае назначения экспертизы судом, стороны могут договориться об учреждении и лицо эксперта; если такой договоренности не будет достигнуто, то экспертное учреждение / эксперт определяются судом.
Указанное демонстрирует принцип состязательности в своей квинтэссенции: суд почти полностью устраняется от процесса собирания доказательств, а стороны могут положить стихи на собственную эксклюзивную мелодию. То есть возможности сторон для доказывания своих требований и возражений растут.

С одной стороны, это будет способствовать оптимизации процессуальных сроков и эффективной реализации прав сторон на судебную защиту, ведь по действующей редакции ГПК судебная экспертиза, назначенная судом, является основанием для приостановления производства. Срок такой остановки может не соответствовать даже самым смелым прогнозам.

Кроме этого, менее жесткими становятся требования к субъекту экспертной деятельности. В отличие от действующего ГПК, который в качестве эксперта видит только лицо, внесенное в Государственный реестр аттестованных судебных экспертов, ч. 2 ст. 53 проекта содержит более широкий подход: экспертом может быть лицо, обладающее специальными знаниями, необходимыми для выяснения соответствующих обстоятельств дела, и соответствует требованиям, установленным Законом Украины «О судебной экспертизе».

Закон «О судебной экспертизе» (ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 9), в свою очередь, позволяет наряду с судебными эксперты привлекать других специалистов в соответствующих областях знаний.

Такой инструмент пока не находит широкого применения в судебной практике. Однако критичность отдельных случаев должна вернуть его к жизни.

Красноречивым является прецедент из практики нашей компании. В 2008 г. наследодатель определил судьбу по всему принадлежащего ему имущества в пользу единственной дочери. Через 2 года воля наследодателя резко меняет вектор на более дальних родственников. В случае смерти лица был составлен новый завет, которым все имущество зазавещалось племяннице наследодателя.

Весьма «облачная» Работа близкого окружения наследодателя о такой племянницу и их «теплые» отношения с наследодателем вызвали обоснованные сомнения в подлинности второго завещания. Отчизне эксперты в рамках нескольких последовательных экспертиз, на рассмотрение которых был поставлен вопрос о подлинности подписи наследодателя в завещании 2010, не смогли ответить. Экспертные заключения в один голос твердили об «отсутствии методики анализа».

В то же время, экспертное исследование подлинности подписи, проведенное ведущим судебным экспертом США, однозначно и категорически установило факт подделки подписи на завещании 2010 Что интересно, исследования заказывалось дистанционно и для его проведения было достаточно электронной версии оспариваемого завещания.

Американский экспертный вывод был подан в суд в порядке ст. 54 действующего ГПК как разъяснение специалиста. Установленным является положение, что помощь специалиста технического характера при совершении процессуальных действий не заменяет заключения эксперта. Однако, ни как техническую помощь специалиста, ни как экспертное заключение, ни как любую другую форму источника доказывания суд (как первой инстанции, так и апелляционной) не принял во внимание и руководствовался внутренним убеждениям.

В этом контексте возникает вопрос о боевой пригодности имеющегося арсенала средств доказывания, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством. Проект изменений в ГПК является более прогрессивным по активности сторон производства, но суть самих средств остается неизменной.

Комментируя прецедент о большей проворство американского эксперта, следует констатировать очевидный факт. Сегодня мы являемся свидетелями эмиграции ценного капитала - интеллектуального. И ни у кого уже не вызывает удивления ситуация, когда украинские специалисты становятся первоцветами западной научной короны.

Казалось бы, научные методики экспертных исследований является достоянием трансграничного характера. Ничего не препятствует их использованию отечественным специалистами для национального же блага. Однако безутешным факт бессилия отечественной науки. Указанное заставляет обращаться за помощью к иностранным коллегам.

Вопрос привлечения иностранных экспертов и использования вненациональных экспертных выводов уже получило определенную оформленную позицию в международном кругу.

В европейском пространстве деятельность судебных экспертов части объясняется с широкой позиции и охватывается категорией услуг, согласно ст. 53 Договора о функционировании ЕС имеют свободный характер. Это означает, что не допускается ни прямая, ни косвенная дискриминация в отношении иностранных судебных экспертов. Очевидно, что прямой будет дискриминация по национальному признаку. К косвенному ограничению следует отнести отказ в назначении иностранного эксперта из-за факта его проживания в местности другой, чем та, на которую распространяется юрисдикция суда.

Демонстративным является кейс Josep Peñarroja Fa. Истец (судебный эксперт по месту нахождения в Испании) изъявил желание предоставлять свои услуги во Франции, которое предусматривало внесение его данных в специализированных местных и региональных французских реестров. Французское же законодательство запрещает регистрацию судебных экспертов-нерезидентов. Французский суд отклонил доводы истца по мотивам отсутствия во французском законодательстве категорического обязанности суда назначать судебным экспертом только лицо из соответствующего реестра - процессуального статуса в качестве эксперта может получить любое лицо.

Суд ЕС в этой ситуации высказался более радикально. По мнению судей, именно создание реестров судебных экспертов уже является ограничением свободы иностранного специалиста свободно предоставлять свои услуги в пределах европейского пространства. Даже при отсутствии формального требования назначать экспертом только лицо от внесенных в реестр, судьи изначально настроены на осуществление выбора в пользу зарегистрированного лица. Ключевым здесь является психологический фактор, мол, специалист по отечественной регистрацией по своей сути призван способствовать национальному правосудию, чего не скажешь об иностранном эксперта.

Отнесение экспертной деятельности в свободных услуг также обосновывается тем, что эксперт только выражает свою позицию по вопросам, поставленным перед ним судом или сторонами. Окончательное решение по любом случае будет приниматься судом, который оценивает заключение эксперта как одно из средств доказывания по своему усмотрению и вообще может не принять его во внимание. По этим мотивам также опровергается тезис, что эксперт выступает в качестве не самостоятельного частного субъекта, а лица, имеющего прямое отношение к осуществлению властных полномочий (англ. - Involved in an exercise of public authority).

Следует отметить, что законодательство некоторых стран воспроизводит позитивный подход к исследованиям иностранного происхождения. Так, согласно ч. 1 ст. 38 Закона Кыргызской республики «О судебно-экспертной деятельности», орган (лицо), назначила судебную экспертизу, вправе ходатайствовать о привлечении специалистов иностранных государств в области судебной экспертизы в порядке, установленном законодательством Кыргызской Республики, по собственной инициативе или по ходатайству руководителя судебно -експертнои организации.

Почти дословное положение о возможности привлечения иностранного эксперта содержится в проекте федерального закона «О судебно-экспертной деятельности» Российской Федерации.

В то же время, анализ зарубежной судебной практики свидетельствует об осторожном отношении к результатам иностранных экспертиз. Это можно объяснить, в частности, вариативностью законодательных подходов к определению самой сути экспертной деятельности:
  • эксперт, как технический консультант, по запросу суда использует свои научные и технические знания для установления соответствующих фактов;
  • эксперт-свидетель (в основном, в странах общей системы права), который нанимается стороной и осуществляет содействие установлению в суде фактов путем предоставления ответов на вопросы адвокатов. Путем перекрестного допроса суд оценивает компетентность такого эксперта и достоверность его показаний;
  • эксперт-советник по правовым вопросам (часто именуется amicus curiae - с лат. «товарищ суда»).
Учитывая, что подготовка экспертного заключения осуществляется согласно нормам страны, в пределах юрисдикции которой проводится исследование, ограничения трансграничных возможностей экспертизы также обосновывается судами с использованием мотивов сохранения национального суверенитета, соблюдения эксклюзивности национальной процедуры назначения и проведения экспертизы. Отсюда - обеспечение прав и свобод граждан.

Консервативность в этом вопросе, по нашему мнению, является данью традиции и вряд ли способствует защите прав. Очевидно, что экспертиза, как вид исследования, неразрывно связана с достижениями науки и техники. Уровень и темп их развития от страны к стране трудно даже сравнивать. То о каких гарантиях защиты прав идет речь, когда в XXI веке украинский эксперт не может дать ответ на вопрос о достоверности рукописной подписи, ссылаясь на отсутствие методики?

Проблема трансграничных экспертных исследований, как и любая другая проблема, безусловно, имеет решение. Сейчас в рамках европейского пространства обсуждается вопрос создания Европейских стандартов судебной экспертизы. По словам идеологов концепции, это будет способствовать гармонизации законодательства стран относительно требований к лицам, которые осуществляют экспертную деятельность, порядка назначения и проведения экспертизы, материалов, предоставляемых для их проведения, а также возможности использования экспертного заключения, как наднационального инструмента доказывания.

В итоге отметим, что проект изменений в ГПК в разрезе института доказывания следует оценивать как отвечающий контекста реформ - усиление режима состязательности сторон. Однако по-настоящему прогрессивным будет не просто приладжування средств доказывания в стройную систему, а максимально эффективное развертывание их сути и настройки на созвучный порядок с актуальными потребностями правосудия. Считаем, что хорошим мажорным аккордом в этом контексте стала бы участие иностранных судебных экспертов в процессе осуществления национального судебного производства.В центре внимания правового сообщества сегодня находятся вопросы совершенствования процессуального законодательства.



Количество показов: 267
Автор:  Ольга Самойленко «Arzinger, АО» юрист

Возврат к списку



Публикация статей
На данной странице нашего юридического портала размещаются статьи юридической и деловой тематик. В них размещается информация, которая станет полезной в при осуществлении профессиональной деятельности юристами, адвокатами, судебными экспертами, частными детективами, аудиторами и другими профильными специалистами. Статьи , опубликованные на  данной странице защищены авторским правом от не санкционированного копирования информации. При копировании информации с данной страницы обязательным условием является наличие ссылки на первоисточник.