Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Недобросовестная конкуренция: одни действия - две квалификации?

Недобросовестная конкуренция: одни действия - две квалификации? 05.10.2016

Недобросовестная конкуренция: одни действия - две квалификации?

В последние годы антимонопольное регулирование находится в процессе изменений, а направление его развития, прежде всего, формируют обязательства государства в рамках Соглашения об ассоциации между нашей страной с одной стороны и Европейским Союзом, Европейским сообществом по атомной энергии и их государствами-членами с другой стороны. В поддержку проевропейских инициатив руководящим составом Антимонопольного комитета (далее - АМК) декларировано приоритеты в правоприменении - переход с количественных показателей в качественные.

Специалисты права компании "Юркон 74", практикующие предоставление юридического аутсорсинга в Челябинске на сайте http://jurcon74.ru/ считают, что новым подходом АМК в правоприменении, который заслуживает внимания, является одновременное применение двух статей Закона «О защите от недобросовестной конкуренции» (Закон) в одних и тех же действий предприятия. В частности, по мнению АМК, использование компанией спорного обозначения на этикетках продукции может привести к смешиванию с деятельностью заявителя, ранее начал использовать такое обозначение в своей хозяйственной деятельности, содержащей признаки нарушения, предусмотренного ст. 4 Закона. В то же время такие действия содержат признаки нарушения, предусмотренного ст. 15-1 Закона, поскольку могут создать у потребителей ложное впечатление о продукции компании и повлиять на их намерения относительно приобретения продукции. Сейчас пока речь идет о начале рассмотрения двух дел, расследование в рамках которых продолжается.

Стоит отметить, что такая двойная «квалификация» одних действий является нетипичной для предварительной практики регулятора. И хотя начало рассмотрения АМК дел о нарушении законодательства о защите от недобросовестной конкуренции еще не означает признания им нарушений и наложения штрафов, а результаты рассмотрения могут быть разными и даже противоположными, внедрение такого подхода уже сейчас следует рассматривать как тревожный звонок для субъектов хозяйствования.

Ответственность, как за картель

Законодательство о защите от недобросовестной конкуренции предусматривает значительные санкции за нарушение его положений. Так, в соответствии со ст. 21 Закона совершение субъектами хозяйствования действий, определенных Законом как недобросовестная конкуренция, влечет наложение штрафа в размере до 5% дохода (выручки) от реализации продукции (товаров, работ, услуг) предприятия за последний отчетный год, предшествовавший года, в котором налагается штраф.

В то же время в ситуации «двойной квалификации» АМК одних и тех же действий по разным статьям Закона вероятным является принятие Комитетом решений о признании двух нарушений и наложения двух штрафов, каждый из которых будет ограничиваться размером в 5% от дохода нарушителя. Совокупно общая сумма штрафов может составить до 10% от дохода, который будет отвечать санкциям за нарушения, которые в антимонопольном праве традиционно считаются наиболее опасными для рыночной экономики - антиконкурентные согласованные действия и злоупотребление монопольным (доминирующим) положением. То есть, учитывая новые подходы АМК, недобросовестную конкуренцию в контексте возможных антимонопольных рисков можно сравнивать с созданием картеля по горизонтальной фиксации цен, скорее побуждает задуматься над адекватностью соотношение отдельных действий и их потенциальной оценки со стороны регулятора.

К тому же, если предположить «двойную квалификацию» одних и тех же действий по разным статьям Закона, следующим возникает вопрос множественности квалификации единых действий в конкуренции вообще. Если одни действия могут быть квалифицированы АМК по двум разным статьям Закона, то при определенных обстоятельствах одни действия могут быть квалифицированы Комитетом и по трем и более статьями Закона? Но вообще предел по количеству нарушений, которые могут представлять одни действия предприятия в конкуренции? В любом случае, учитывая кое тонкую грань между объективной стороной различных составов нарушений в виде недобросовестной конкуренции, новые подходы АМК могут стать серьезным вызовом для бизнес-сообщества в будущем.

Два дела - особенность состава нарушений?

Комментируя новые подходы АМК, прежде всего целесообразно обратиться к определению в Законе нарушений, признаки которых регулятор видит в действиях компании.

Ст. 4 Закона предусматривает запрет неправомерного использования обозначений. Согласно ее положениям, неправомерным является использование имени, коммерческого (фирменного) наименования, торговой марки (знака для товаров и услуг), рекламных материалов, оформления упаковки товаров и периодических изданий, других обозначений без разрешения (согласия) субъекта хозяйствования, который раньше начал использовать их или похожие на них обозначения в хозяйственной деятельности, что привело или может привести к смешиванию с деятельностью этого предприятия.

Ст. 15-1 Закона запрещает распространение информации, вводящей в заблуждение, которой признается сообщение субъектом хозяйствования, непосредственно или через другое лицо, одному, нескольким лицам или неопределенному кругу лиц, в том числе в рекламе, неполных, неточных, ложных сведений, в том числе вследствие выбранного способа их изложения, замалчивания отдельных фактов или нечеткости формулировок, которые повлияли или могут повлиять на намерения этих лиц относительно приобретения (заказа) или реализации (продажи, поставки, выполнение, оказание) товаров, работ, услуг этого предприятия.

Итак, объективная сторона обоих составов нарушений содержит элемент наличии или возможности наличия ложных представлений (путаницы или введение в заблуждение) потребителей об определенных сведения, сообщенные предприятием. Такими сведениями могут быть, в частности, сведения, вытекающие из обозначений, перечисленных в ст. 4 Закона. При этом можно предположить, что влияние на намерения потребителей приобрести продукцию является квалифицирующим признаком нарушения, предусмотренного ст. 15-1 Закона, может быть обусловлен его неразберихой в отношении лица, производит такую ​​продукцию, является квалифицирующим признаком нарушения, предусмотренного ст. 4 Закона.

Сходство квалификации нарушений на практике можно заметить также и в предыдущих решениях АМК. Одной из наиболее показательных дел последнего времени по данному вопросу, по нашему мнению, является дело о недобросовестной конкуренции АМК против Общества с ограниченной ответственностью «Симферопольский вино-коньячный завод» (далее - Общество) [1]. Основанием для начала рассмотрения дела в действиях Общества при производстве и реализации им напитка rum / напиток алкогольный крепкий «тростника» «Captain Jack» на территории нашей страны стала соответствующее заявление международной корпорации «Diageo Scotland Limited» (далее - Корпорация, заявитель). Продукция Корпорации представлена ​​на мировом и национальном рынках алкогольных напитков рядом известных брендов, одним из которых является бренд «Captain Morgan» - знак, признанный в нашей стране хорошо известным. Алкогольные напитки Общества были введены на национальный рынок под названием «Captain Jack», внешнее оформление продукции предусматривало размещение на этикетке надписи rum (ром), а на контрэтикетке - напиток алкогольный крепкий «тростника». В результате рассмотрения дела АМК установлено, что rum (ром) и напиток алкогольный крепкий «тростника» является различными продуктами, которые отличаются друг от друга своими потребительскими свойствами, а потому распространение ложной информации о виде продукции при маркировке напитков Общества квалифицированы по ст. 15-1 Закона.

В то же время решение по упомянутому делу содержит детальное описание деятельности заявителя и Общества - приобретение корпорацией деловой репутации под торговой маркой «Captain Morgan», дату начала реализации продукции заявителя указанной торговой маркой и дату начала реализации напитков Общества, что характерно для доказательства неправомерного использования деловой репутации, в том числе первенства в использовании обозначений в соответствии со ст. 4 Закона.

В решении упомянуто и о судебном деле №911 / 4825/14 по иску Корпорации к Общества о прекращении нарушения прав интеллектуальной собственности на хорошо известную торговую марку «Captain Morgan». Решением суда  от 24.02.2015 г. по указанному делу оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 02.06.2016 г.., иск Корпорации удовлетворен. Судами, в частности, установлен факт нарушения Обществом прав интеллектуальной собственности Корпорации действиями по производству и реализации напитка алкогольного тростника (ром) под спорными обозначениями, которые являются схожими с хорошо известной торговой маркой «Captain Morgan» настолько, что их можно спутать.

Однако окончательные выводы АМК в решении касаются исключительно распространение Обществом обманчивой информации о виде продукции - rum (ром). АМК не дана оценка степени смешения потребителей вследствие использования Обществом спорных обозначений, до этого было установлено судами, как неправомерного использования обозначений в соответствии со ст. 4 Закона. Сведения о рассмотрении АМК другого дела в отношении Общества с наличием в его действиях признаков такого нарушения в публичных источниках, в частности на официальном сайте АМК, также отсутствуют.

Есть подход АМК правильным?

Сходство объективной стороны составов нарушений, предусмотренных ст. 4 и 15-1 Закона, о чем шла речь выше, не исключает того, что их непосредственный объект разный. Статьи размещены в разных главах Закона, тогда как ст. 4 призвана охранять деловую репутацию субъектов хозяйствования, имеющих приоритет в использовании обозначений, от неправомерных посягательств других участников рынка. Ст. 15-1 имеет целью предотвращения достижению субъектами хозяйствования неправомерных преимуществ в конкуренции вследствие распространения информации, вводящей в заблуждение относительно своей хозяйственной деятельности. Подобный вывод содержится в Информационном письме АМК от 01.02.2009 г. №21-15 / 02-1244 Об особенностях применения положений законодательства о защите от недобросовестной конкуренции в связи с вступлением в силу Закона «О внесении изменений в Закон «О защите от недобросовестной конкуренции» от 18.12.2008 г.. №689-VI (Информационное письмо №54 / 01).

Статья 10-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 г., которая вступила в силу 25.12.1991 г. и во многом определила содержание Закона, также различает как отдельные деяния, подлежат запрету, с одной стороны действия, способны каким-либо образом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента, с другой - указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Однако, по нашему мнению, главная идея, что свидетельствует о правильности квалификации одних действий на основании одной статьи Закона, заложенная в его общих положениях. Так, в соответствии со ст. 1 Закона, недобросовестной конкуренцией являются любые действия в конкуренции, которые противоречат торговым и другим честным обычаям в хозяйственной деятельности. Недобросовестной конкуренцией являются действия в конкуренции, определенные гл. 2-4 Закона. Итак, отдельные гл. 2-4 (а в их пределах ст. 4-19) или ч. 1 ст. 1 Закона определяют действия в конкуренции, которые признаются недобросовестной конкуренцией. Из приведенных положений Закона следует вывод, что одной из ст. 4-19 или ч. 1 ст. 1 Закона охватываются только одни действия предприятия в конкуренции.

Аналогичным образом Закон устанавливает ответственность субъектов хозяйствования за недобросовестную конкуренцию. Согласно ст. 20 Закона, совершение действий, определенных им как недобросовестная конкуренция, влечет за собой ответственность, предусмотренную законом. То есть совершение одних действий, определенных Законом как недобросовестная конкуренция, в соответствии с одной ст. 4-19 или ч. 1 ст. 1 Закона, исключает ответственность по другим статьям Закона. Если одни действия, совершенные субъектом хозяйствования, предварительно признаны АМК недобросовестной конкуренции, признание таких действий недобросовестной конкуренции повторно по другой статье закона, по нашему мнению, будет нарушением предписания ч. 1 ст. 61 Конституции , согласно которому никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение.

По состоянию на сегодня рассмотрение обоих дел о недобросовестной конкуренции в отношении компании продолжается. Вопрос, изменит АМК в процессе рассмотрения дел свой подход к квалификации действий компании, применит двойную квалификацию, если по результатам рассмотрения дел дойдет выводов о наличии в его действиях обоих нарушений, пока остается открытым. Учитывая важность этого вопроса для дальнейшей практики регулятора и интересов бизнеса, тем интереснее будет следить за развитием событий в указанных делах.


Количество показов: 340
Автор:  Дмитро Гальчинский «Arzinger, АО» адвокат, юрист, Кристина Сушкевич «Arzinger, АО» юрист

Возврат к списку



Публикация статей
На данной странице нашего юридического портала размещаются статьи юридической и деловой тематик. В них размещается информация, которая станет полезной в при осуществлении профессиональной деятельности юристами, адвокатами, судебными экспертами, частными детективами, аудиторами и другими профильными специалистами. Статьи , опубликованные на  данной странице защищены авторским правом от не санкционированного копирования информации. При копировании информации с данной страницы обязательным условием является наличие ссылки на первоисточник.