Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Медиация: европейский опыт и отечественные реалии

Медиация: европейский опыт и отечественные реалии 05.03.2017

Медиация: европейский опыт и отечественные реалии

Событием, которое дало толчок к популяризации и активного внедрения альтернативных методов урегулирования споров, можно назвать конференцию имени Г. Паунда «Причины неудовлетворенности населения администрированием системы правосудия в США», известной как Паундська конференция, которая была проведена в США в 1976 г. С тех пор в США, а затем и в Европе, альтернативные методы урегулирования споров приобретают все большую популярность. Этому есть ряд причин, которые разнятся от страны к стране. В частности, это высокая стоимость судебного разбирательства и исполнения судебных решений, долгая продолжительность судебных процессов, коррумпированность судебной системы и тому подобное. В то же время доступ граждан к альтернативным методам разрешения споров считается одним из критериев легкости ведения бизнеса, который оценивает Всемирный банк в рейтинге «Ведение бизнеса».

Если говорить о нашей стране, то сферу альтернативных методов урегулирования таких видов споров, как жилищные споры, в настоящее время трудно назвать хорошо развитой. Однако в нынешних условиях, как это не странно, имеем хорошую возможность для расширения применения подобных методов (в частности, медиации) в отечественной юридической практике. Так, внедрение медиации в нашей стране включен в План действий по имплементации лучших практик качественного и эффективного регулирования, отраженных Группой Всемирного банка в методологии рейтинга «Ведение бизнеса», утвержденного Распоряжением Кабинета Министров от 16.12.2015 г. №1406-р.

Что же касается европейской практики внедрения медиации, то Директива 2008/52/ЕС Европейского Парламента и Совета с некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах была утверждена еще 21.05.2008 г. (далее – Директива о медиации) и предусматривала имплементации соответствующих норм в законодательство государств-членов до 21.05.2011 г. Директива о медиации закрепляет основные принципы проведения и внедрения механизма медиации в национальное законодательство стран-членов ЕС. Стоит также отметить, что объем регулирования Директивы о медиации предусматривает ее применение международных споров, однако отчет о ходе применения этой директивы, выданный Комиссией Европейского парламента в 2016 г. (далее – Отчет), свидетельствует о том, что почти все страны ЕС (кроме трех) распространили также объем регулирования соответствующих положений национального законодательства о медиации в гражданских и коммерческих делах на подобные споры, возникающие между резидентами одной страны.

Для нашей страны вопрос необходимости внедрения Закона «О медиации» долгое время было дискуссионным среди медиаторского сообщества. С одной стороны, это связано с тем, что медиация является способом разрешения споров, для применения которого в частной сфере не требуется обязательного существование определенной законодательной базы. Это процесс добровольный для сторон и гибкий. Как правило, он осуществляется на договорных началах и вполне может «вписаться» в плоскость существующего регулирования гражданских и хозяйственных правоотношений. Поэтому пока этот механизм применяется в способ, который не предусматривает привлечение государственных институтов в его реализации, обязательность законодательного регулирования может иметь разные подходы.

С другой стороны (что подтверждает опыт ЕС), как указано в Отчете, существование законодательного регулирования основ медиации дает участникам медиации возможность «положиться на предсказуемую нормативную базу», то есть придает этой процедуре в глазах потенциальных пользователей признание государством статуса и весомости благодаря наличию соответствующего законодательного регулирования. Однако мы намеренно указали о необходимости регулирования именно «основы медиации». Несмотря на гибкость и многогранность этого механизма, его чрезмерное регулирование (к тому же на этапе внедрения) может быть просто губительным, ведь создавать барьеры там, где должны быть возможности.

Однако, учитывая требования времени или западных партнеров, в нашей стране сейчас идет уже не первая попытка законодательно урегулировать этот механизм и предоставить ему определенных институциональных черт, а именно: обще-определенной терминологии, закрепления основных принципов проведения медиации, минимальных стандартов обучения медиаторов, наличие реестров медиаторов и тому подобное.

Законодательные инициативы

Так, начиная с 2015 г. и до сих пор в главном законодательном органе нашей страны было зарегистрировано несколько проектов Закона «О медиации», однако на сегодня законодательная процедура еще продолжается. Сейчас в парламенте представлены два законопроекта (№3665 и №3665-1), учитывая выводы Главного научно-экспертного управления, оба имеют ряд недостатков. Однако законопроект №3665 было принято в первом чтении и сейчас идет работа по его доработке и подготовке ко второму чтению.

К дискуссионным вопросам внедрения медиации в нашей стране, стоит отметить, что не все они касаются именно положений законопроекта, но большинство из них нашла свое отражение в его положениях.

Досудебная медиация

Одним из таких дискуссионных вопросов является внедрение медиации как обязательной досудебной процедуры (то есть до начала рассмотрения судом дела по существу). Мировая практика в вопросе обязательности проведения досудебной медиации и формы ее осуществления не имеет единого подхода. Каждая страна выбирает, каким путем лучше двигаться. Так, спектр моделей досудебной медиации может начинаться от ситуации, когда медиация является правом сторон, или суд может рекомендовать сторонам обратиться к медиации или суд обязывает стороны обратиться к медиации (возможно, по всем или только по определенным категориям дел). Возможны также опции, когда в предыдущих двух указанных ситуаций могут добавляться поощрения или санкции для сторон, которые налагаются судьей по делу. Кроме того, существуют опции, когда законодательство предусматривает посещение сторонами обязательной информационной сессии или даже обязательное проведение медиации до подачи иска в суд или до начала рассмотрения дела судом по существу.

Что касается Директивы о медиации в этом вопросе, то положения ст. 5 указанного документа указывают следующее: «Суд, в котором возбуждено судебное дело, если считает целесообразным и учтя все обстоятельства дела, имеет право пригласить стороны использовать медиацию с целью решения спора. Суд также имеет право пригласить стороны посетить информационную сессию о использования медиации, если такие сессии проводятся и если к ним можно иметь простой доступ».

Таким образом, Директива о медиации, предвидя диспозитивные положения (рекомендуемая медиация или рекомендуемая информационная сессия), дает странам-членам ЕС возможность использовать другие (более императивные) модели медиации в этом вопросе.

Если говорить об отечественном законодательстве, то положения ст. 14 законопроекта №3665 предусматривают, что «судья или третейский судья имеет право обращать внимание сторон на возможность проведения процедуры медиации на всех стадиях судебного рассмотрения дела». То есть предложенная редакция статьи законопроекта предусматривает, что в этом вопросе мы будем среди тех стран, которые применяют весьма диспозитивный подход.

Еще один вопрос, который может вызывать дискуссии, касается стадии судебного процесса, когда можно проводить медиацию. В положениях ст. 5 Директивы о медиации указано следующее: «Директива не ограничивает действия национального законодательства, которым предусмотрено обязательное применение медиации, или в связи с ним использование медиации подлежит стимулам или санкциям перед началом или после начала судебного производства, при условии, что такое законодательство не препятствует сторонам реализовать их право доступа к системе правосудия». То есть Директива о медиации не ограничивает проведение медиации только досудовою стадией процесса, а еще и предусматривает возможность проведения медиации после начала судебного производства.

Что касается нашей страны, то предусмотрено даже шире поле для использования медиации – начиная от стадии, на которой стороны еще не обратились в суд, и заканчивая стадией исполнительного производства. Так, в положениях ст. 3 законопроекта №3665 указывается, что медиация может быть проведена в случае возникновения конфликта (спора как до обращения в суд (третейского суда), так и во время или после судебного или третейского производства, в том числе в ходе исполнительного производства». Согласно действующему законодательству, сейчас стороны могут пользоваться разве что положениями процессуальных кодексов о мировое соглашение (ст. 175 ГПК, ст.78 ХПК), которые дают сторонам возможность заключить мировое соглашение при рассмотрения дела судом.

Принудительное исполнение соглашений, достигнутых сторонами по результатам медиации

Другой важный вопрос, который потенциально будет иметь влияние и на ведение бизнеса, – это наличие механизмов принудительного исполнения соглашения, достигнутого сторонами по результатам медиации. Здесь сразу стоит отметить, что в этом вопросе положение Директивы о медиации (ст. 6) в присущей либеральности формулировок, вызванной природой данного нормативного акта, указывают: «Государства-члены должны обеспечить, чтобы стороны или одна из сторон, получив ясно выраженное согласие других сторон, имели возможность требовать, чтобы содержание письменного соглашения, достигнутого в результате медиации, считался таким, что подлежит принудительному исполнению. Принудительное исполнение содержания такой договоренности может быть обеспечен судом или иным компетентным органом, является судьей или принимает решение, или имеет соответствующие полномочия согласно определенным письменным документом, в соответствии с законодательством государства-члена, где делается такое требование».

Как следует из Отчета, законодательство всех стран-членов ЕС предусматривает наличие механизмов принудительного исполнения соглашения, достигнутого сторонами по результатам медиации (за исключением случаев, когда такое решение противоречит публичному порядку).

В то же время законопроект №3665 в этом вопросе является более либеральным по сравнению с нормами Директивы о медиации. В ст. 13 указано: «Договор, достигнутый по результатам медиации, является обязательным для выполнения сторонами в определенные ими сроки и способ. В случае невыполнения стороной взятых на себя обязательств по такому договору другая сторона имеет право обратиться в суд в установленном законом порядке для защиты нарушенных прав и законных интересов». Таким образом, соглашение, достигнутое сторонами по результатам медиации, приравнивается к других гражданских и хозяйственных договоров.

С одной стороны, такое более либеральное положение может вызвать ряд опасений потенциальных пользователей этой услуги из-за того, что законодательство предусматривает необходимость обращения в суд для понуждения другой стороны к исполнению соглашения, заключенного по результатам медиации. То есть будут отсутствовать механизмы, которые предоставляли бы возможность выполнять соглашения, достигнутые по результатам медиации с помощью государственного принуждения. Однако здесь стоит вспомнить о несколько аспектов. Во-первых, процедура медиации призвана создать для сторон наилучшие условия, чтобы они могли наработать выгодное решение и оформили его соответствующим соглашением, а поэтому стороны стремятся выполнять выгодные договоренности. Во-вторых, как указано в Отчете, практика применения Директивы о медиации в ЕС свидетельствует о том, что необходимость в принудительном исполнении соглашений, достигнутых по результатам медиации, является крайне низкой.

Медиация в публичной сфере

Еще одним дискуссионным вопросом является возможность применения медиации в публичных сферах правоотношений (в уголовных и административных делах).

Если обратиться к Директивы о медиации, то исходя из названия и указанного в ней объема ее регулирования, усматривается, что этот документ касается гражданских и коммерческих дел, а важность процедуры медиации также было признано для рассмотрения семейных дел. Сейчас существует ряд рекомендаций Совета Европы, касающихся проведения медиации в уголовных и административных делах, а именно: Рекомендация NR(99)19 Комитета министров Совета Европы государствам-членам Совета, которые заинтересованы в организации медиации в уголовных делах (принята Комитетом министров на 679 встречи представителей Комитета от 15.09.1999 г.); Руководящие принципы №13 для лучшего выполнения имеющейся Рекомендации по медиации в уголовных делах (принята Европейской комиссией по эффективности правосудия 07.12.2007 г.); Рекомендация Rec(2001)9 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам об альтернативах судебному разбирательству споров между административными органами и сторонами-частными лицами (принято Комитетом Министров Совета Европы на 762 заседании заместителей министров 05.09.2001 г.); Руководящие принципы №15 для лучшего выполнения имеющейся Рекомендации относительно альтернатив судебному разбирательству споров между административными органами и сторонами-частными лицами (принято Европейской комиссией по эффективности правосудия 07.12.2007 г.).

Относительно нашей страны, то в соответствии с положениями ст. 3 законопроекта №3665, «медиация может применяться в любых конфликтах (спорах), в том числе гражданских, семейных, трудовых, хозяйственных, административных, а также в уголовных производствах и делам по административным правонарушениям». То есть предложенная редакция не ограничивает применение медиации лишь частными сферами правоотношений.

Что касается уголовных производств, то здесь возникает дискуссионный вопрос. Стоит ограничить поле применения медиации в уголовных делах, лишь теми видами преступлений, в которых возможно освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением виновного с потерпевшим, или возможно проведение медиации во всех видах совершенных преступлений (даже тяжких и особо тяжких)? Вышеуказанная редакция ст. 3 законопроекта №3665 не предусматривает никаких ограничений относительно видов преступлений, в расследовании и/или судебном рассмотрении которых возможно проведение медиации. Однако место для дискуссий здесь остается, учитывая то, что уголовное наказание имеет свое содержание и функции, а проведение медиации в уголовных делах может противоречить содержанию и функциям уголовного наказания.

С другой стороны, медиация дает возможность для ведения диалога между потерпевшим и виновным лицом, ведь на сегодня система уголовного преследования построена таким образом, что потерпевший как сторона уголовного производства, не подавая гражданский иск в рамках уголовного процесса, получает разве что психологическую компенсацию от того, что виновное лицо понесло наказание. Учитывая сказанное, автор статьи считает, что необходимо ограничить возможность освобождения от уголовной ответственности с применением медиации теми видами преступлений, в отношении которых законодательством предусмотрена возможность примирения виновного с потерпевшим, а для тяжких и особо тяжких преступлений предусмотреть возможность проведения медиации в отношении объема и способа компенсации причиненного потерпевшему вреда.

Если говорить о медиации в административных производствах (например, в налоговых спорах) то использование медиации, по мнению автора, здесь представляется достаточно дискуссионным, однако в случае применения может иметь ряд неожиданных, но позитивных эффектов. Ведь если подумать, то государственные органы, как и лица частного права, а также несут расходы, связанные с рассмотрением дел в судах; содержат штат юристов, которые представляют государственный орган в судах; ожидают на рассмотрение дела и его выполнения исполнительной службой в условиях большого нежелания плательщиков уплачивать суммы по проигранным в суде решениями. Таким образом, применение механизма, который предоставит возможность сторонам обсудить и наработать выгодное для обеих сторон решение, может иметь положительный эффект.

Из вышеприведенного можно сделать вывод, что введение этого института еще вызовет немало обсуждений вокруг освещенных в этой статье и других дискуссионных вопросов. Однако пока наша страна стоит лишь в начале пути внедрения этого института (на Западе медиация (в современном понимании) имеет 40-летний опыт применения), поэтому простое заимствование западного опыта и избежания обсуждения таких вопросов имело бы пагубное влияние на его внедрение в отраслях отечественного законодательства. Имеем надежду, что украинскому сообществу хватит мудрости умело использовать опыт западных стран на пути к введению такого эффективного метода урегулирования споров.


Количество показов: 358
Автор:  Наталья Бесхлебная «Астерс, ЮФ» юрист, медиатор

Возврат к списку



Публикация статей
На данной странице нашего юридического портала размещаются статьи юридической и деловой тематик. В них размещается информация, которая станет полезной в при осуществлении профессиональной деятельности юристами, адвокатами, судебными экспертами, частными детективами, аудиторами и другими профильными специалистами. Статьи , опубликованные на  данной странице защищены авторским правом от не санкционированного копирования информации. При копировании информации с данной страницы обязательным условием является наличие ссылки на первоисточник.