Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

О праве в сфере информационных технологий в Германии. Часть 9. На пересечени с трудовым правом. Фейсбук и увольнение.

Haupt Vitaliy

Имя: Vitaliy
Фамилия: Haupt
Дата последнего входа: 16.08.2017 15:06:48
Дата регистрации: 31.05.2010 03:35:13
Страна: Германия
Город: Hannover
Наименование компании: V.Haupt & Partner
Группы юристов: Адвокаты, Гражданские юристы, Иммиграционные юристы, Международные юристы, Регистрация и ликвидация предприятий
Haupt Vitaliy -> Всем, Международные юристы, Закрытый клуб юристов "Status-Quo"и еще 3 получателя
О праве в сфере информационных технологий в Германии. Часть 9. На пересечени с трудовым правом. Фейсбук и увольнение.
В предыдущих частях серии уже затрагивались проблемы пересечения различных областей права с темой использования средств электронной коммуникации. Трудовое право в Германии так же не осталось в стороне во времена бурного участия многих сотрудников компаний в социальных сетях. Далее некоторые случаи из судебной практики по трудовому праву.

Использование социальной сети часто практикуется не только для общения с друзъями и одноклассниками, сотрудниками и родствнниками, а и с целью «излить душу» наёмного работника, у которого так много накипело относительно своего работодателя. Сила таких эмоциональных выпадов, их электронная форма и содержание не редко становится предметом рассмотрения в административном суде или суде по трудовым спорам. При этом неизбежны интересные пересечения правовых сфер работодателя, сотрудника, его круга общения, его права на информационное самоопределение и личное мнение.

Так, резкие критические высказывания в отношении клиента работодателя в социальной сети Фейсбук стали предметом рассмотрения Высшего Административного Суда Земли Баварии (Решение с номером актов 12 С 12.264).

Увольнение сотрудницы казалось обоснованным из-за поведения, наносящего вред имиджу компании не только работодателя, но и его договорного партнёра. Сотрудница охраннй компании была задействована для обслуживания компании-клиента, о которой она имела «своё мнение».

Но высшей инстанцией, судом рассматривалось не столько содержание высказывания, сколько форма его подачи и меры предосторожности пользователя социальной сетью относительно ограничения вреда третим после реалиации своего права на мнение. Важным моментом оказался факт ограничения доступа к «вредящему» высказыванию.

По мнению суда, ограничение доступа к собственным высказываниям работницы с использованием опции «личное» позволяет повысить уровень критики и недовольства относительно третих, что обосновано степенью защиты объекта таких высказываний и определяет право на информационное определение относительно «доступа» к своему мнению.

В противоположность этому, то же мнение, высказанное с использованием опции «общедоступно» имеет другой уровень воздействия на объект высказывания и соответственно может расцениваться как злоупотребление своим правом с нанесением вреда третим.

Расторжение трудового договора и последующая защита правомерности опирались на предусмотренные в уголовном кодексе § 185 StGB действия работницы, как «оскорбление и клевета», что разумеется разрушает доверие в трудовых отношениях и является выполнением условия для увольнения.

Ограничение же таких действий в социальной сети для узкого круга «друзей» ограничивает и понятие, предусмотренное указанной нормой относительно «общедоступности» неправдивого высказывания и субъективной его направленности, что нашло отражение в решении суда.

Учитывая субъективную направленность высказывания относительно личного отношения работницы к качеству услуг клиента её работодателя, а не целенаправленное его оскорбление, суд счёл действия работницы достаточно ограниченными рамками «личного мнения» как по форме, так и по его презентации в социальной сети.

По стечению обстоятельств, работница была потребителем, использующим услуги именно клиента её работодателя (телефонная компания). Поэтому субъективное наполнение высказывания относилось скорее к «личному опыту» как потребителя, а не как мнение участника трудовых отношений, обслуживающего клиента работодателя.

При этом ответственность за то, что «личное мнение» ограниченное опцией «личное» может быть перенесено или цитировано за рамками «личного общения» в «общественном обсуждении» — не может возлагаться на работницу, которая предусмотрела технически возможные инструменты сети и воспользовалась ими.

Проводя параллель с обычным общением в среде сотрудников или знакомых и при высказывании своего негативного мнения, суд отметил, что такой работник не может рассчитывать на то, что «доверительный разговор» станет достоянием общественности, повредит репутацию третих и послужит причиной увольнения.

Неимея в простом «доверительном разговоре» возможности влияния на ограничение передачи критики за рамки «круга друзей», но имея такую тхническую возможность в электронной коммуникации, критикующий сделал всё возможное для оганичения негативного влияния своего высказывания на третих.

Таким образом, по этим и многим другим причинам, решение предыдущих инстанций было отменено.

Из этого примера видно, что опции социальной сети, которые казалось бы имеют скорее формальное значение и могут быть использованы пользователем «по желанию», в некоторых случаях могут играть решающую роль в решении о сохранении или потере рабочего места пользователя такой опции.
_____________________________________________________________________
V.Haupt, V.Haupt & Partner, Hannover, +049-511-1613948