Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Модель переходного правосудия в Украине

  • Сейчас на сайте

Калиниченко Роман Юрьевич

Имя: Роман
Фамилия: Калиниченко
Дата последнего входа: вчера в 12:16
Дата регистрации: 20.01.2010 16:46:39
Страна: Украина
Группы юристов: Гражданские юристы, Защита прав потребителей, Земельные юристы, Исполнение судебных решений, Семейные юристы, Судебные эксперты, Частные детективы, Юристы по уголовно-исполнительному праву
Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Закрытый клуб юристов "Status-Quo", Студенты юридических ВУЗови еще 4 получателя
Модель переходного правосудия в Украине
Николай Гнатовский, президент Европейского комитета по предупреждению пыток и первый вице-президент Украинской ассоциации международного права
25 сентября 2018 Комитет Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений при поддержке Украинского Хельсинского союза по правам человека и Программы USAID «Права человека в действии» провел круглый стол «Переходное правосудие как путь преодоления последствий конфликта и вооруженной агрессии» .

Одним из ключевых вопросов мероприятия была наработка Украины собственной модели переходного правосудия. В круглом столе принял участие Николай Гнатовский, президент Европейского комитета по предупреждению пыток и первый вице-президент Украинской ассоциации международного права. Его выступление было посвящено международно-правовым параметрам украинского правосудия переходного периода. Предлагаем ознакомиться с выступлением эксперта.

«Нам придется делать больше, чем то, что мы до сих пор не выполнили»

Выступление посвящен, собственно, международно-правовым параметрам, то есть тем вещам, которые в любом случае должны быть включены в наш украинский вариант, обязывает нас учитывать международное право при выборе нашей собственной модели постконфликтного и переходного правосудия. Но при этом я хотел бы сразу отметить, что вся эта работа пока подготовительной, так как переходное правосудие - это правосудие перехода от чего к чему. Так, наверное, от войны к миру. Постконфликтное правосудия, часто используется как параллельный срок, - это правосудие, которое начинается после завершения конфликта. А мы еще далеко не там, и мы не знаем, когда наступит конец этому вооруженному конфликту. Поэтому здесь, я думаю, надо понимать, что эти процессы неразрывно связаны с работой Украины во время конфликта в связи с теми международно-правовыми обязательствами, что Украина, в связи с теми рамками, которые устанавливает международное право для государств в состоянии массового насилия или вооруженного конфликта. И здесь важное соображение: Украина до сих пор, к сожалению, не может констатировать, что она в полной мере выполняет все свои международно-правовые обязательства, которые у него есть сейчас, на этапе вооруженного конфликта. С эвентуальным завершением вооруженного конфликта нам придется делать больше, чем то, что мы до сих пор не выполнили. То есть нам придется создавать модель, которая позволит обеспечить прочный мир в Украине, и которая будет способствовать максимально оптимальном улаживанию тех огромных ран, которые нанесены нашему обществу вооруженным конфликтом.

И еще одно вступительное замечание состоит в том, что для того, чтобы постконфликтное правосудия уладило проблемы, которые есть внутри украинского общества, последнее, в идеале, должно быть оставлено в покое внешними факторами. Мы все прекрасно понимаем, откуда начался вооруженный конфликт, сейчас продолжается. Мы прекрасно понимаем, что одна из стратегий, которая применяется государством-агрессором, заключается в том, чтобы вносить дальнейший раскол в украинское общество, чтобы максимально предотвратить сближению позиций разных частей украинского общества. В частности речь идет о тех лицах, которые оказались на территории, сейчас не контролируется украинским правительством, и которые уже много лет подвергаются очень массированной информационной кампании, которая наносит не меньший вред, чем, собственно, оружие государства-противницы.

Что касается международно-правовых параметров для переходного правосудия в Украине и того, что Украина должна делать еще до этапа переходного правосудия. Надо понимать, что мы оказались в достаточно редкой ситуации, потому что Украина на момент возникновения вооруженного конфликта взяла на себя все возможные обязательства европейского государства в области прав человека, в сфере международного гуманитарного права, и, в общем, даже в сфере международного уголовного права . Хотя, действительно, раз согласен с уважаемым Григорием Михайловичем Немырей о необходимости завершить процесс логично - и все же ратифицировать Римский статут Международного уголовного суда. Но и кроме того почти все обязательства, вытекающие из Римского статута, Украина на себя взяла. И, собственно, ратификация Римского статута только превратит Украину в полноценное государство-участник настоящего договора, не придавая ей существенных обязательств сверх тех, что уже приняты.

Три международно-правовые режимы, которые необходимо учитывать при выборе и внедрении модели переходного правосудия

Так вот, что мы имеем? Мы имеем три, так сказать, парадигмы, три международно-правовые режимы, необходимо учитывать при выборе и внедрении модели переходного правосудия. Во-первых, это парадигма защиты прав человека в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека. Во-вторых, это парадигма международного гуманитарного права в части ведения вооруженного конфликта, а также преодоление его последствий. И, в-третьих, это парадигма международного уголовного права в том, что касается преследования военных преступников и других лиц, совершивших преступления против международного права, в частности, преступления против человечности и другие серьезные нарушения прав человека, например, такие, как пытки, внесудебные казни и тому подобное.

Что касается первой части с правами человека, то мы должны понимать, что с самого начала вооруженного конфликта, и сегодня, и завтра, и через 10 лет для Украины будут актуальными прежде всего статьи 2 и 3 Европейской конвенции по правам человека. Это право на жизнь и запрет пыток и других видов жестокого обращения, которые предусматривают не только негативные, но и позитивные обязательства. Это и наличие уголовного законодательства, которая позволяет привлекать к ответственности тех, кто нарушает эти права, и проведение эффективного расследования любых ситуаций, где право на жизнь или запрет пыток были нарушены.

И в этом смысле невозможно переоценить важность, наконец, внесение необходимых изменений в украинское законодательство, в Уголовный кодекс Украины: наконец, приведение раздела ХХ Особенной части Уголовного кодекса Украины в соответствие с ее обязательствами по международному гуманитарному праву, международным уголовным правом, правами человека . Этот законопроект разработан Министерством юстиции вместе с экспертной группой. И я очень надеюсь, что правительство сможет его внести в Верховную Раду Украины в ближайшее время. Это и непосредственно эффективные расследования, даже на основании того законодательства, которое есть сейчас. И это, конечно, работа судов. То есть то, что эти расследования и процессы должны давать результат, а именно: установление и привлечение к ответственности виновных.

Что касается парадигмы международного гуманитарного права, то речь идет не только о ведении вооруженного конфликта, но и о лицах, задержанных в связи с вооруженным конфликтом, о военнопленных, о лицах, пропавших без вести, а также и об обращении с умершими и погибшими - это тоже вопрос международного гуманитарного права, они также обязательно должны учитываться в этой модели.

И в том, что касается международного уголовного права, обязательства в значительной мере совпадают с теми, которые в Украине уже есть Европейской конвенции по правам человека. Опять-таки, привлечение к ответственности военных преступников - это требуется и нашими обязательствами по правам человека, и обязательствами по международному уголовному праву, как и надлежащее документирование преступлений, и проведения соответствующих эффективных расследований. Если есть эффективные расследования в Украине - значит, Украина выполнит требования принципа комплементарности, который лежит в основе работы Международного уголовного суда. И в таком случае не будет необходимости для Международного уголовного суда обращаться к большинству преступлений, совершенных на территории Украины, потому что Украина должна быть готова для того, чтобы выполнять свое обязательство по их расследованию. Основное бремя по этим расследований все равно будет лежать не на Гааге, а на Украине - на Украине, по ее правоохранительных органах и судах. И в таком случае исчезают любые основания опасений, в частности, ратификации Римского статута, потому что это все будет в руках украинских следователей, украинских судей и украинской правоохранительной системы. А на помощь Международного уголовного суда можно будет надеяться в части привлечения к ответственности тех лиц, к которым объективно дотянуться украинская юстиция не может, находящихся за рубежом и, возможно, занимают определенные должности, дают им иммунитет от украинского правосудия, но не дают иммунитет от правосудия в Международном уголовном суде.