Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Живая лента

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Арбитражные управляющие, Судебные экспертыи еще 4 получателя
Судебная медиация
С принятием судебной реформы, в частности новых процессуальных кодексов, в профессиональной среде все активнее обсуждается вопрос о введении нового процессуального института защиты прав, а именно урегулирование спора с участием судьи. По внешним признакам этот механизм напоминает иностранные аналоги судебной медиации. Однако в нашем случае судебная медиация имеет свои особенности и недостатки.

Сможет ли суд стать платформой для «Alternative dispute resolution, АDR»?

В традиционном понимании, суд для граждан и бизнеса – это последняя инстанция в решении личных конфликтов и бизнес-проблем. Сейчас имеем ситуацию, когда судебная система находится в состоянии трансформации и тотального недобора служителей Фемиды. Это приводит к загрузки судов делами, что порождает продолжительность рассмотрения и вызывает ненадлежащее качество осуществления правосудия. Такое положение вещей создает негативный образ суда как институции, способной быстро, качественно и эффективно решать споры.

Поэтому в последние годы широкую популярность приобрела система Alternative dispute resolution, ADR, в частности медиация, при которой стороны спора с помощью независимого медиатора приходят к общему и оптимального разрешения спора с учетом их интересов и наименьшими потерями для каждого из них. Основные принципы медиации позволяют быстро, качественно и конфиденциально решать конфликтные ситуации. Фактически, правовая природа ADR является альтернативой официальному правосудию. Хотя во многих Европейских странах этот процесс встроен в официальную судебную систему, будучи непременной составляющей судебного процесса.

Или судья сможет стать полноценным медиатором в Украине – большой вопрос, ведь судья, по классике жанра, является служителем Фемиды и руководствуется, прежде всего, буквой закона. Сможет ли судья урегулировать спор, исходя из интересов сторон, опираясь на эмоции и интересы – остается вопросом. Такое функциональное сочетание может нивелировать суть заложенного института судебной медиации, поскольку судьи все равно будут смотреть на спор с позиции доказательств и норм права и в определенной степени формализовано подходить к спору, несмотря на то, что судья-медиатор, прежде всего, является судьей, а уже потом – медиатором.

Зарубежный опыт показывает, что судебная медиация является привычным явлением не только для стран Европейского союза, но и для постсоветских государств (Республика Беларусь, Казахстан, Российская Федерация), при этом используются различные концепции судебной медиации.

Украина пошла на внедрение концепции судебной медиации, по которой последняя должна стать полноценным элементом судебных процедур, то есть одной из стадий судебного производства. Такой концепт априори противоречит сущности классической модели медиации и ее автономной роли в разрешении споров.

Основная цель медиации – это достижение консенсуса. Зато судебная медиация базируется на компромиссах, при которых стороны сдают позиции.

Таким образом, вероятнее всего, мы будем иметь дело с «квази медиацией», которая далека от классического понимания медиации.

Итак, из анализа новых процессуальных кодексов можно проследить несколько опций, которые закладываются в институт судебного урегулирования спора с участием судьи:
т
  • акое судебное урегулирование происходит до начала рассмотрения спора по существу и оформляется определением суда, которым производство по делу приостанавливается и начинается отсчет другого процессуального срока, а именно срока на разрешение спора с участием судьи, который не должен превышать 30 дней с момента вынесения определения;
  • формат досудебного урегулирования предусматривает общие или закрытые совещания: в общих принимают участие все стороны процесса, а закрытые проводятся с каждым участником процесса в отдельности;
  • во время процедуры судебного урегулирования спора с участием судьи судья не имеет права предоставлять сторонам юридические советы и рекомендации, а также оценивать представленные в деле доказательства;
  • протокол совещания и любое другое фиксирование техническими средствами не происходит: учитывая конфиденциальность таких встреч, запрещается использовать портативные, аудио-технические устройства, осуществлять фото - и киносъемку, видео - и звукозапись.
  • В случае отсутствия достижения компромисса между сторонами повторное урегулирования спора с участием судьи не допускается, такое дело передается на рассмотрение в общем порядке, однако уже другому судье;
  • прекращение урегулирования спора с участием судьи происходит в случае подачи заявления стороной о прекращении урегулирования спора с участием судьи; окончание 30-ти дневного срока; заключения сторонами мирового соглашения;
  • прекращени
е такого урегулирования происходит на основании постановления судьи, которое не подлежит обжалованию.
Из анализа указанных положений можно прийти к выводу, что основной целью введения этого процессуального института является разгрузка судебной системы, ускорения разрешения споров, регенерация имиджа судебной системы в глазах бизнеса и граждан, конфиденциальность, разрушение психологических барьеров между сторонами и судьей, уменьшение судебных расходов.

Судья-медиатор, прежде всего, является судьей, а уже потом – медиатором

Предложенными изменениями не регламентировано каких-либо дополнительных требований к специальной подготовке судьи, что будет урегулировать спор.

Судья – это лицо, которое работает в определенных пределах, исходя из принципа императивности и основываясь на хрестоматийном принципе деятельности любого органа государственной власти «разрешено только то, что прямо предусмотрено законом», что является диаметрально противоположным медиации, где весь процесс не подчиняется формализованным процедурам и основывается на принципах диспозитивности.

В частности, несогласованность с указанным принципом вызывает ч. 5 ст. 189 Проекта, согласно которому в процессе проведения совместных совещаний судья осуществляет другие действия, направленные на мирное урегулирование спора сторонами. Такая процессуальная неопределенность действий судьи на этой стадии может создать условия для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности за превышение полномочий во время урегулирования спора.

Относительно репутационных рисков для судьи

Такая процедура обусловливает позапроцесуальне общение сторон с судьей, за закрытыми дверями, без какого-либо фиксирования, а в некоторых случаях даже с глазу на глаз с каждой стороной процесса. Такое положение вещей может привести к ложному впечатление о предвзятости судьи в пользу одной из сторон или до безосновательных обвинений в коррупционных связях, что позволит манипулировать другой стороной, искажая содержание разговора или действий судьи, чем также ставится под сомнение конституционный принцип гласности судебного процесса.

Процессуальный мер в виде невозможности рассматривать спор по существу судьей, который осуществлял судебное урегулирование спора, является надежным страхованием для процессуальных оппонентов, но не для судьи, который из-за недобросовестности сторон может понести репутационных потерь.

Относительно перспектив судебной медиации в Украине

Предложенная законодателем возможность урегулирования спора с участием судьи, несмотря на то, что она по внешним признакам далека от медиации в классическом ее понимании, является перспективным и прогрессивным шагом к имплементации Европейских процедур и улучшения доступа к правосудию.

Для того чтобы направить этот процесс в правильное направление, стоит обратить внимание на специальную подготовку судей в проведении процедур ADR с приближения к общепринятым принципам медиации, а также необходимо как можно быстрее принять специальный Закон «О медиации». Также представляется достаточно перспективным введение перечня судей, имеющих соответствующую квалификацию на судебное урегулирование спора с участием судьи, проведя аналогию с институтом следственных судей в уголовном процессе.