Юридические компании

Авторизация

Логин:
Пароль:
  
Регистрация
Забыли свой пароль?

Консультация
юриста on-line

Вопрос юристу на "Status-Quo"


поиск юриста

Юристы и адвокаты

Сообщения

Адвокаты и юристы стран Западной Европы

Тема: Адвокатская деятельность
Описание: Группа профессиональных юристов и адвокатов из стран Западной Европы. Общение, реклама услуг, он-лайн юридическая консультация по вопросам законодательства стран Евросоюза
Энгельманн Йоханнес -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы
08.01 12:46
Что важнее в работе – процесс или результат?
«Есть только один способ проделать
большую работу – полюбить ее.»
Стив Джобс

В практике адвокатов нашей канцелярии встречаются различные случаи, связанные с защитой прав и интересов наших клиентов. Мы, команда высококвалифицированных профессионалов, оказываем юридические услуги в различных областях права. Таким образом, в копилке успешно завершённых нами дел есть дела клиентов из области семейного права, уголовного права, а также разрешения споров, вытекающих из предпринимательской деятельности. Зачастую для профессиональной защиты своих прав к нам приходят руководители мелких и средних, а также крупных производственных компаний. Защита может касаться достаточно широкого спектра вопросов, начиная от трудовых правоотношений с работниками, заканчивая внешнеторговой деятельностью. Как известно, практически ни одна уважающая себя компания не работает без рекламной продукции (собственного логотипа, бренда, фирменного наименования, печатных изданий). Активное использование такой продукции в текущей деятельности, безусловно, способствует более успешному продвижению товара на рынке, привлечению новых клиентов, поиску партнёров по бизнесу. Учитывая развитие технологий по созданию такой продукции, редко встречается, что компании занимаются этим самостоятельно. Чаще всего подобные работы отдаются на откуп профессионалам своего дела, для которых выполнение заказа качественно и в установленный срок является одним из главных условий успешной деятельности.

Для того, чтобы между сторонами не было впоследствии разногласий в столь индивидуализированном процессе, заказчик и исполнитель перед началом работы заключают договор на выполнение работ по созданию рекламной продукции. Главным приложением к такому договору является правильно составленное и соглаванное техническое задание. Именно на основании него исполнитель должен качественно и своевременно создать результат, а заказчик своевременно принять и оплатить. В остальном договор на создание рекламной продукции мало чем отличается от обычного договора на выполнение работ или подряда. В данном договоре возможно участие нескольких лиц как на стороне рекламопроизводителя, так и на стороне рекламодателя. В этом случае они являются солидарными должниками (кредиторами) в случае если предмет договора (создаваемая рекламная продукция) не делится между ними. Как исполнителями, так и заказчиками могут быть как граждане, так и юридические лица. Исполнитель, если иное не установлено законом или договором, вправе выполнить работу как лично, так и с привлечением к исполнению других лиц (субподрядчиков). В этом случае рекламопроизводитель будет выступать в роли генерального подрядчика и соответственно будет нести перед рекламодателем ответственность за действия субподрядчика и перед последним - ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение рекламодателем обязательств по договору. В договоре должны быть указаны начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены и промежуточные сроки выполнения отдельных этапов работы, которые обычно указываются в прилагающемся к договору календарном плане. Исходя из того, что целью рекламодателя (заказчика по договору) является именно получение конечного результата, то в данном случае наиболее важным является конечный продукт а не процесс его создания. Об одном из случаев из нашей практики, когда нам удалось отстоять интересы представителя крупной производственной компании, зарегистрированной и осуществляющей свою деятельность на территории Германии, мы расскажем в данной статье.

К нам на консультацию пришёл клиент, назовём его Михаэль, являющийся директором достаточно крупной компании, занимающейся производством и сбытом продуктов из стали. Фирма развивалась достаточно успешно, однако, в то время компании требовалась, так называемая, «перезагрузка» для привлечения большего количества новых клиентов и партнёров. Одним из маркетинговых ходов была разработка улучшенного логотипа компании и выпуск рекламной продукции с данным логотипом для распространения на специализированных выставках. Директор компании отлично осознавал, насколько важно профессиональное и своевременное выполнение заказа, поэтому доверил разработку нового логотипа, а затем изготовление печатной продукции зарекомендовавшей себя на рынке дизайнерской компании. Между сторонами был заключён соответствующий договор на выполнение работ. К данному договору прилагалось техническое задание, в котором содержались все вводные данные от заказчика, необходимые для точного исполнения заказа. Кроме того, стороны составили и согласовали календарный план со всеми промежуточными и конечными сроками выполнения работы. Общая стоимость данного заказа составляла 7.200 Евро, не включая материалы. Казалось бы, учитывая многолетний стаж работы дизайнерской компании на рынке соответствующих услуг и определённость задания заказчика, всё должно было пройти «без сучка и задоринки». Однако, в какой-то момент стало очевидным, что «что-то пошло не так».

Наверное потому, что это был конец года и перед предстоящими деловыми выставками многие компании делали крупные заказы, компания-исполнитель была перегружена работой и откровенно не справлялась с заказами. Скорее всего, непосредственное исполнение было поручено сотруднику с небольшим опытом работы, выполнившему заказ достаточно хорошо для новичка, но явно не в соответствии со справедливыми ожиданиями заказчика, да ещё и с нарушением установленных в договоре сроков. Таким образом, первые модели логотипа компании, управляемой Михаэлем, были не приняты заказчиком. Заказ был снова отдан в работу уже другому сотруднику, однако, вновь результат работы оказался неудовлетворительным. Михаэль, разумеется, переживал, за соблюдение сроков. Вся рекламная продукция с новым логотипом должна была быть готова уже через две недели. К сожалению, надежд на то, что этот результат мог бы быть достигнут с помощью выбранной фирмы, не было. Тогда руководитель принял решение расторгнуть договор с изначально выбранной дизайнерской компанией и заключить новый срочный договор с другим исполнителем. Михаэль озвучил своё предложение сначала в телефонном разговоре с директором подрядчика устно, а потом и подготовил соответствующее письмо-уведомление и о расторжении договора в одностороннем порядке. В качестве компромисса он даже предложил оплатить заказчику работу в размере 1.000 Евро, так как понимал, что время на попытку выполнение заказа всё же было потрачено. Исполнитель сначала никак не отреагировал на заявление Михаэля и, вроде как, устно, согласился с выставленными условиями. Однако, буквально через две недели в офис компании пришло исковое заявление на оплату всей цены договора полностью и в ближайшее время. Исполнитель ссылался на то, что работа была произведена и часы потраченные сотрудниками на выполнение заказа должны быть в полном объёме справедливо оплачены. Директор для защиты интересов своей компании в судебном процессе обратился в нашу адвокатскую канцелярию.

Внимательно выслушав повествование Михаэля, адвокат нашей канцелярии, специализирующийся на вопросах в области гражданского права, начал активно готовиться к судебному заседанию. Красной линией выбранной нашим адвокатом стратегии защиты клиента было то, что наиболее важным аспектом исполнения заключённого сторонами договора было не выполнение определённой работы, а достижение необходимого заказчику результата. То есть сам процесс выполнения заказа, отнюдь, не означал, что поставленная задача была надлежащим образом исполнена и выполненная работа подлежала оплате заказчиком. Мы тщательно собрали все подтверждающие документы, прочие письменные доказательства для защиты клиента в суде, а также предоставили грамотное разъяснение сути заключённого договора и несовпадение представленного результата изначальному заказу и техническому заданию. Как мы и ожидали, суд принял нашу сторону и вынес решение в пользу нашего клиента. Итак, договор должен быть расторгнут в судебном порядке без обязанности оплаты выполненной исполнителем работы. Оплата изначально предложенной Михаэлем 1000 Евро теперь остаётся на его усмотрение.

Нам оставалось только пожелать нашему клиенту успехов в предпринимательской деятельности. То, что договор был составлен грамотно и он вовремя обратился к нам для ведения его дела в суде, сыграло ключевую роль при успешном разрешении спора с исполнителем заказа. Каждый из предпринимателей должен иметь в виду, что он, конечно же, может составить даже самый сложный договор по своему усмотрению. Тем не менее, мы рекомендуем воспользоваться помощью профессионала. Он подберет точные термины, учтет основные моменты и сделает договор максимально выгодным, с учётом принципа равенства сторон по договору. Адвокаты нашей адвокатской канцелярии обладают богатым многолетним опытом работы в области составления разнообразных договоров, представления интересов сторон при разрешении споров, а также защиты интеллектуальной собственности. Мы ждём наших клиентов, нуждающихся как в разовой консультации, так и в комплексной правовой поддержке, в офисе нашей адвокатской канцелярии.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ
Энгельманн Йоханнес -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Иммиграционные юристыи еще 5 получателей
08.01 12:46
Как определить «правильный суд»?

В современном мире практика заключения договоров между представителями разных стран является, отнюдь, не редкостью. По общему определению, мировая торговля – это обмен товарами и услугами между государственно-национальными хозяйствами. Развитие мировой торговли привело к возникновению мирового рынка товаров. В связи с либерализацией внешнеэкономической деятельности неуклонно возрастает количество споров, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности в области внешней торговли, международного технического и финансового сотрудничества. Поэтому, заключая договор с иностранным партнером, стоит особенно обратить внимание на включение в договор пункта о месте и способе рассмотрения возникшего спора, то есть о том, в какой стране, в каком суде, на каком языке, в каком порядке и по законам какой страны будет рассматриваться возникший судебный спор. Более сильная сторона часто диктует партнеру условия сделки, неохотно идет на переговоры, предлагая подписать уже заранее заготовленный бланк договора. Поставив подпись на таком контракте, предприниматели часто лишают себя возможности защитить свои права и вложенные финансы в случае возникшего конфликта. Даже если существенно изменить содержание договора с более сильной стороной не представляется возможным, все-таки на арбитражную оговорку и ее содержание необходимо обратить особое внимание.

Упомянутые споры, возникающие в процессе исполнения международных контрактов, безусловно, требуют справедливого и, что немаловажно, скорого разрешения. В международной практике споры, вытекающие из коммерческих сделок в подавляющем большинстве случаев рассматриваются коммерческими арбитражами (постоянно действующими и создаваемыми «к данному случаю» - ad hoc), которые не являются органами какого-либо из государств. Они создаются в основном при торговых палатах и иных объединениях предпринимателей и самостоятельно устанавливают процедуру рассмотрения споров, формируют корпус адвокатов и организуют рассмотрение дел. Коммерческий арбитраж во многом привлекателен для рассмотрения споров помимо прочего и тем, что слушание дел происходит, как правило, в закрытом заседании, что позволяет охранять не только сведения, составляющие коммерческую тайну сторон, но и любые иные сведения, распространение которых для сторон не желательно. Даже в случае провозглашения гласного разбирательства делается оговорка о том, что по требованию любой из сторон рассмотрение дела происходит в закрытом заседании. Однако, нужно иметь в виду, что неграмотно составленная арбитражная оговорка таит в себе возникновение достаточно серьёзных проблем при возникновении конфликтов между сторонами. В частности, в случае необходимости участия в арбитражном процессе в одной из стран Европы или Азии, стороны могут столкнуться с серьёзными непредвиденными расходами на адвокатов переводчиков и прочих лиц, участвующих в процессе. Часто случается и так, что содержащаяся в договоре арбитражная оговорка может оказаться полностью или частично недействительной. Речь идет об арбитражной оговорке, в которой стороны указывают в качестве места разрешения спора одно арбитражное учреждение, а в качестве процедуры рассмотрения спора - регламент другого арбитражного учреждения или вообще процессуальный кодекс государственных судов. Тогда задачей органа, в который был направлен арбитражный спор, является определение изначальной воли сторон при составлении данной оговорки. То есть для того, чтобы принять возникший спор к рассмотрению или отказать в принятии такового необходимо проанализировать, к чему изначально стремились стороны при внесении арбитражной оговорки в договор. Таким образом, определяющей является не столько форма самого договора и оговорки в нём, сколько возможность определить суть намерений контрагентов. В тех случаях, когда такую суть определить невозможно, оговорка признаётся недействительной, и спор разрешается в общем порядке, в соответствии с применимым законодательством выбранной в договоре страны. Об одном из случаев из нашей практики, когда к нам обратился клиент – компания, нуждавшаяся в защите своих интересов при разрешении возникшего по договору спора, мы расскажем в данной статье.

В нашу адвокатскую канцелярию обратился генеральный директор компании, зарегистрированной в Германии, занимающейся поставкой товаров бытовой химии, в том числе и в страны СНГ. Один раз при осуществлении такой поставки, когда товар был надлежащим образом отгружен и накладные документы подписаны, возникла непредвиденная проблема. Казалось бы, вполне надёжный долгосрочный клиент, когда дело дошло до оплаты, вдруг «ушёл в тень» и перестал выходить на связь. Наш будущий клиент несколько раз пытался безуспешно связаться со своим партнёром – сначала по телефону, а потом и в форме письменных претензий. Однако все попытки решить дело мирно потерпели неудачу. Стороны после нескольких месяцев просрочки оплаты всё же встретились и заключили дополнительное соглашение о продлении срока платежа по договору. Однако, даже и после истечения нового согласованного срока, обещанной оплаты, к сожалению, не поступило. Оставлять данную ситуацию без справедливого решения генеральный директор компании, нёсший ответственность за всё в ней происходящее, не хотел. Да и та сумма, о которой шла речь в претензии, не оставляла надежд на лёгкое разрешение конфликтной ситуации.

Через некоторое время генеральный директор компании-поставщика, Михаил (имя было изменено) по рекомендации партнёров обратился за юридической поддержкой к нам. Он был наслышан о том, что в копилке успешных дел, выигранных нашими адвокатами, немало тех, которые связаны с разрешением коммерческих споров, возникающих в рамках исполнения международных договоров. Мы внимательно выслушали обратившегося к нам клиента и попросили его предоставить договор, в рамках которого возник указанный спор. Как оказалось, стороны в договоре сделали так называемую, «арбитражную оговорку», указав, что все споры в рамках контракта должны разрешаться в Арбитражном суде ФРГ. Проблема здесь заключалась в том, что такого судебного органа в принципе не существует. Стороны могли теоретически иметь в виду государственный суд ФРГ или коммерческий арбитраж, то есть «третейский суд». Задав вопрос Михаилу о том, что же имелось в виду сторонами при составлении такой оговорки, мы более-менее вразумительного ответа не получили. Он пояснил, что такая форма договора использовалась уже лет десять, и проблем никогда не возникало. При подписании договора он и не мог предположить, что невнимательное прочтение его условий может привести к таким серьёзным последствиям. Ведь теперь было совсем не очевидным, какой именно орган примет дело к рассмотрению. Кроме того, истекал срок давности по данному спору, и действовать нужно было решительно. Мы составили и подали соответствующее заявление в государственный суд Германии для принятия дела к производству. Получив копию искового заявления, ответчик заявил, что не согласен с тем, что иск подан в государственный суд ФРГ. Между адвокатом нашей канцелярии, представлявшим интересы компании Михаила и адвокатом ответчика завязалась активная переписка. По мнению ответчика, стороны, составляя арбитражную оговорку, подразумевали ни что иное, а третейский суд. Кроме того, ответчик полагал, что даже в случае признания арбитражной оговорки недействительной и не подлежащей применению, истец, в соответствии с действующим законодательством Германии, должен был подать исковое заявление по месту фактического нахождения ответчика, то есть в Белоруссии. Мы, в свою очередь, приводили свои доводы о том, что арбитражная оговорка в данном случае составлена так, что изначальную волю сторон интерпретировать не представляется возможным, поэтому она должна быть признана недействительной и не приниматься сторонами в расчёт при рассмотрении спора. Согласно специальных положений торгового права, применимого в данном случае, при отстаивании продавцом товара (истцом) своих интересов, он должен был обратиться именно в суд по месту своей регистрации, то есть в Германии. Как мы и рассчитывали, суд поддержал нашу правовую позицию и принял данное дело к рассмотрению.

В настоящее время, адвокат нашей канцелярии, специализирующийся на коммерческом праве, активно готовится к предстоящему судебному заседанию и собирает пакет доказательств. Мы считаем важным и то, что в случае выигрыша данного дела, привести решение суда в исполнение будет необходимо на территории иностранного государства (Белоруссии). Возможно, данных проблем удалось бы избежать, в случае если стороны договора отнеслись бы с большим вниманием к его форме и ключевым условиям.

В заключительной части данной публикации, хотелось бы отметить, что зачастую предприниматели недооценивают важность использования в хозяйственной деятельности, в особенности, по международным договорным отношениям, грамотно подготовленных договоров и соглашений. И самым главное, в части подсудности рассмотрения споров между сторонами, зачастую не понимают (доверяясь корпоративным юристам), что решение третейских судов в стране их регистрации, не могут быть признаны и исполнены в стране нахождения Ответчика. К сожалению, компании нередко работают на основе давно утративших свою актуальность шаблонов, составленных ещё в 90-е годы. Ведь каждое из невнимательно изложенных или непрочитанных положений документа, в соответствии с которым у сторон возникают права и обязанности, может привести к абсолютно неожиданным последствиям. Поэтому, мы в очередной раз призываем наших читателей внимательно изучать условия юридически обязывающих документов, не полагаясь на традиционное русское «авось». Если вопрос касается внешнеторговой деятельности и заключения договоров с участием иностранного контрагента, грамотная юридическая поддержка профессионального адвоката может стать бесценным подспорьем при подготовке и согласовании формы договора, его и исполнении и разрешении возможных споров и конфликтных ситуаций.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.

АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ

Энгельманн Йоханнес -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы
08.01 12:45
Санкции правосудию - не помеха (взыскание долгов в Геримании. Продолжение. Начало в декабрьском блоге)

И так мы продолжаем повествование об успешно завершённом нами деле по взысканию долгов от недобросовестного партнёра.

Напомним читателям его суть – в нашу адвокатскую канцелярию обратилась российская фирма – мы назвали её Заказчик – с просьбой помочь получить заказ – фрезерный станок - или вернуть деньги, перечисленные им Посреднику за выполнение этого заказа. На досудебной стадии договориться с Посредником не удалось.

Обсудив ситуацию с клиентом, мы подали заявление в суд в порядке упрощённого судопроизводства в соответствии с §§ 346 ч.1, 323 ч.1,2 гражданского кодекса Германии. Такой ход со стороны истца допускается в случае, если истец уверен в правомерности своих требований, и предполагается, что ответчик не станет против них возражать. Такой порядок обращения в суд экономит как денежные средства – нет необходимости нести значительные судебные расходы, так и время – не требуется мотивированного обоснования исковых требований и представления доказательств; достаточно указать размер претензии, её основание и ответчика. В таком случае суд выносит заочное решение, на основании которого возникает право требования его принудительного исполнения. Процедура происходит следующим образом: суд выносится предупреждение в форме Mahnbescheid, который ответчик может обжаловать в течение 2 недель. Если этого не произошло, через 2 недели суд выдаёт исполнительный лист.

В нашем деле вначале всё шло по плану – мы подали заявление в суд с просьбой вынести решение в процессе упрощённого судопроизводства, суд направил ответчику Mahnbescheid, ответчик никак не отреагировал, и суд вынес заочное решение; ответчик его не обжаловал, и суд выдал исполнительный лист. Но особенность немецкого судопроизводства заключается в том, что ответчик может подать жалобу на вынесение исполнительного листа в течение двух недель. Но затем мы получили сообщение из суда о том, что ответчик всё же подал свои возражения на исполнительный лист, и дело передано для рассмотрения в гражданском процессе.

Т.е. ситуация осложнилась. Мы подготовили и направили в суд мотивированное исковое заявление, в котором указали, что наш клиент – Заказчик - в январе 2013 года заключил договор о покупке и поставке фрезерного станка и инструментов к нему с немецким предпринимателем – Посредником, который является ответчиком по настоящему иску. В соответствии с этим договором Посредник заключил договор с Изготовителем на изготовление фрезерного станка. Заказчик произвёл Посреднику оплату в сумме, установленной договором. Посредник, в свою очередь, должен был перечислить полученную сумму Изготовителю и поставить изделие Заказчику к июню 2017 года. За оказание своих услуг Посредник получил денежное вознаграждение в размере 3% от стоимости заказа, что также предусмотрено договором. Наш клиент перевёл установленную договором сумму – 148 тыс. евро - на счёт Посредника несколькими траншами. Однако, Посредник произвёл оплату Изготовителю только в размере 60 тысяч евро. К иску нами были приложены соответствующие документы – договор, финансовые документы о переводе Посреднику 68 тысяч евро. В отношении оставшейся суммы мы ссылались на свидетельские показания своего клиента, пообещав представить письменные доказательства позже. Также к исковому заявлению нами были приложены выписки о денежных переводах, представленных нашему клиенту Посредником на сумму 71 тыс. евро, которые он, якобы, перечислил на счёт Изготовителя. В июне 2017 года Посредник уведомил нашего клиента, что в силу объективных причин преобразуется в юридическое лицо (GmbН), которое является правопреемником в договорах, заключенных между нашим клиентом и Посредником, и между Посредником и Изготовителем. Т.е. последний платёж в размере 80 тыс. евро наш клиент производил уже на счёт правопреемника. Этот платёж по поручению нашего клиента был сделан фирмой, которая находится в оффшорной зоне. По факту правопреемства нами была представлена суду переписка, которая велась между Посредником и Изготовителем. Это делалось для того, чтобы подтвердить суду, что правопреемник – юридическое лицо – является надлежащим ответчиком по заявленному иску. Из представленных нами доказательств следовало, что ответчик перечислил Изготовителю вначале 55 тыс. евро из полученных 148; после того, как наш клиент стал требовать предоставления доказательств о перечислении денег Изготовителю, Посредник перечислил ещё 5 тыс. евро. О судьбе ещё 88 тыс. евро нам ничего не известно. Финансовые выписки о перечислении 71 тыс. евро были, явно, поддельными. В заключение мы указали, что нами была сделана попытка переоформить договор поставки напрямую с Изготовителем. Однако, ответчик – Посредник не дал нам такой возможности – он не ответил ни на одно из наших писем и обращений. Мы просили суд взыскать с ответчика–Посредника 148 тыс. евро – стоимость станка, проценты за просрочку договора, начиная с марта 2017 года – всего 8 пунктов, и возложить на ответчика-Посредника возмещение судебных расходов.

Спустя некоторое время мы получили от адвоката, представляющего интересы ответчика–Посредника, возражения. Надо сказать, что эти возражения носили довольно обобщённый характер – без доказательств и аргументации Их смысл, в основном, сводился к продлению срока для предоставления обоснований своих возражений и обсуждения ситуации со своим клиентом. И в это же время мы получили из суда уведомление о назначении даты судебного заседания на конец июля – события происходили уже в середине июля 2018 года. В своём уведомлении суд указал на обязательное присутствие в судебном заседании не только представителей сторон – адвокатов, но и руководителей фирм. Учитывая, что наш клиент находится на территории России, мы, посоветовавшись с клиентом, подали в суд ходатайство об отмене условия его присутствия в суде. Суд наше ходатайство удовлетворил.

За пару дней до начала судебного заседания суд переслал нам копию уведомления адвоката ответчика-Посредника о том, что он не будет присутствовать в судебном заседании, т.к. его клиент не успел представить ему документы, которые являются доказательством выполнения ответчиком своих обязательств по договору. Что это означало? Поясним читателю - нормы гражданского кодекса Германии предусматривают следующее: если сторона в гражданском процессе не представит доказательства в установленные судом сроки, а представит их после истечения этого срока, то такие доказательства суд, при рассмотрении дела, не будет вообще учитывать. Это правило введено для того, чтобы стороны в гражданском судебном процессе участвовали активно и не затягивали его умышленно. В связи с этим адвокат ответчика и совершил такой процессуальный ход – опасаясь, что доказательства им будут представлены после установленного судом срока и не будут учтены судом, он заявил, что не будет присутствовать в судебном заседании – гражданский кодекс Германии предусматривает такую возможность. А именно – если сторона в гражданском процессе не принимает активного участия, т.е. не процессирует, суд в её отсутствие может вынести заочное решение в пользу истца. Но при этом ответчику предоставляется право оспорить такое решение и представить свои доказательства при подаче жалобы. Если на основании жалобы заочное решение будет отменено, то рассмотрение дела возобновляется тем же судом, уже с учётом представленных материалов. Правда, в этом случае ответчик и его представитель сами несут все судебные расходы. И ещё один важный момент – в случае, когда сумма иска превышает 5 тысяч евро, участие адвоката в судебном процессе обязательно. Если истец или ответчик явились в судебное заседание без адвоката, считается, что сторона не явилась вообще.

Т.е. мы, идя в суд, знали, что судом будет вынесено заочное решение, и ответчик опять его обжалует. Судебное заседание прошло чисто формально – суд установил отсутствие стороны ответчика, вынес заочное решение, полностью удовлетворив наши требования. На это решение суда ответчик подал жалобу и только в ней, в какой-то мере, обосновал свои возражения. В частности, он опровергал соглашение между сторонами – Заказчиком и Посредником – в той редакции, которую суду представили мы, указав, что сумма договора составляет не 148 тыс. евро, а 190,99 тыс. евро. В качестве доказательства он сослался на свидетельские показания руководителя фирмы. В своих возражениях адвокат ответчика-Посредника указывал, что один из платежей на сумму 68 тыс. евро ответчику-Посреднику вообще не поступал, а сумма в 23 тыс. евро была его клиентом возвращена истцу-Заказчику. В качестве доказательства он опять ссылался на свидетельские показания своего клиента – первого владельца фирмы-Посредника, с которой был заключен договор. Адвокат ответчика-Посредника в своей жалобе признавал получение ответчиком-Посредником от истца-Заказчика 60 тыс. евро и перечислении их его клиентом Изготовителю. Далее шло самое интересное – представитель ответчика заявил, что между Заказчиком и Посредником было заключено ещё два 2 договора на суммы 102 тыс. евро и 45 тыс. евро, которые истец-Заказчик не оплатил. В качестве доказательств он представил копии этих договоров. В связи с этим представитель ответчика-Посредника предлагал нам сделать, скажем так, взаиморасчёт и не предъявлять друг другу никаких претензий, так как Заказчик – наш клиент – остался должен Посреднику – его клиенту - некую сумму в несколько тысяч евро.

Полученную копию жалобы вместе с приложенными к ней документами мы переслали своему клиенту для ознакомления и дачи пояснений. Обсудив всё с клиентом и получив его пояснения, мы направили в суд свои возражения на жалобу представителя ответчика-Посредника, указав, что между нашим клиентом и ответчиком-Посредником в январе 2017 года был заключен только один договор на сумму 148 тыс. евро, согласно которому ответчик-Посредник от имени нашего клиента должен был сделать заказ фирме - Изготовителю на изготовление фрезерного станка, оплатить его стоимость и поставить станок Заказчику в установленные в договоре сроки. Ни о каком договоре на сумму 190,99 тыс. евро ни нам, ни нашему клиенту ничего не известно. Мы оспаривали возврат денег в сумме 23 тыс. евро, так как никакой договорённости об её возврате между сторонами не существовало. Если такой возврат и имел место, то он произошёл без согласия нашего клиента и не может рассматриваться как исполнение обязательств в рамках договора. Мы просили суд обратить внимание на тот факт, что ответчик-Посредник длительное время не отвечал на наши обращения и запросы, когда мы пытались – ещё в марте 2018 года - решить вопрос на досудебной стадии. И вот теперь, спустя полгода, он представляет суду аргументы, которые даже не подтверждены доказательствами. Два договора, которые ответчик-Посредник, якобы, заключал с нашим клиентом, и теперь представил суду в качестве доказательств, указывают на то, что ответчик-Посредник продолжает свои попытки уйти от ответственности. Эти договоры наш клиент с ответчиком-Посредником никогда не заключал, и это не требует доказательств, так как в договоре на 102 тыс. евро ясно указано, что он заключался ответчиком-Посредником совершенно с другой фирмой. Что же касается второго договора на 45 тыс. евро – он явно подделан – если бы договор заключался между сторонами, у каждой имелся бы его оригинал. Наш клиент такого договора не имеет, а ответчик-Посредник представил суду копию договора – оригинал, который бы подтвердил его подлинность и достоверность, у него также отсутствует.

До того момента, пока суд назначил новое судебное заседание, между нами и адвокатом ответчика-Посредника велась довольно оживлённая переписка и обмен документами (разумеется, велась она через суд). Следует заметить, что ответчик-Посредник и его представитель стали активно участвовать в процессе. А это уже давало надежду на то, что судебный процесс по их вине затягиваться больше уже не будет. При этом, мы знали свои слабые места – у нас отсутствовали документы, которые подтверждали перевод нашим клиентом ответчику 68 тыс. евро – наш клиент нам их так и не представил, ссылаясь на то, что деньги были переведены через одну из оффшорных компаний, с которой сейчас он не поддерживает контакт. Он отмахивался от настойчивости адвоката, настаивая на том, что его устных показаний будет для суда достаточно.

Готовясь к судебному заседанию, мы ещё раз проанализировали все сильные и слабые стороны как свои, так и ответчика-Посредника, проиграли несколько вариантов поведения в суде – адвокат ответчика-Посредника в переписке постоянно ссылался на то, что в судебном заседании у него будет свидетель, который даст показания по всем заявленным им возражениям. Мы решили возражать против опроса судом этого свидетеля: во-первых, нам было известно, кто был этим свидетелем, а во-вторых, с нашей стороны свидетели не присутствовали. А ради объективности, суд должен заслушать свидетелей обеих сторон.

В начале судебного заседания судья удостоверился в присутствии обеих сторон и перешёл к выяснению обстоятельств дела: в таких случаях суд ещё раз пытается зафиксировать на диктофон, что является неоспоримыми доказательствами, а что спорными. Неоспоримыми были признанны доказательства правопреемства ответчика-Посредника, поступление на его счёт   суммы в размере 60 тыс. евро, а также перевод Посредником 60 тыс. евро Изготовителю. При этом, мы сделали оговорку, что перевод 60 тыс. евро на счёт Изготовителя подтверждён только со слов Изготовителя, сам же ответчик-Посредник письменных доказательств не представил.

Договор на сумму 190,99 тыс. евро, представленный ответчиком-Посредником в качестве доказательства (так и не стало ясно, доказательства чего?) суд не принял, указав, что этот документ не является договором; это счёт, выставленный ответчиком. Но в нём не указано, за какую услугу и кому он выставлен (эти аргументы заявляли мы в своих возражениях). Также суд принял нашу аргументацию в отношении двух договоров, представленных ответчиком-Посредником, на сумму 102 тыс. евро и 45 тыс. евро, указав, что первый договор не имеет никакого отношения к нашему клиенту, а второй не может рассматриваться в качестве доказательства, т.к. представлен в копии. Аргументация представителя ответчика-Посредника о том, что к договору приложен счёт на сумму, указанную в договоре, в котором стоит штамп фирмы нашего клиента, суд также не принял в качестве доказательства.

Что касается доказательств, представленных суду с нашей стороны – суд предложил нам представить письменное подтверждение перевода ответчику 68 тыс. евро. Это было как раз то слабое место в нашей защите, на которое мы неоднократно указывали нашему клиенту. Нам пришлось объяснять, что перевод денег был произведён с оффшорной фирмы, и мы ещё не получили от партнёров нашего клиента эти доказательства. В связи с этим суд высказал своё мнение по исходу процесса – исходя из доказательной базы, он мог бы вынести решение в нашу пользу в полном объёме. Но, так как письменные доказательства, подтверждающие перевод 68 тыс. евро, отсутствуют, он предложил сторонам заключить мировое соглашение в следующей редакции: ответчик-Посредник признаёт долг перед истцом-Заказчиком в сумме 148 тыс. евро. При этом он даёт своё согласие на перечисление истцу-Заказчику 80 тыс. евро в рассрочку по 8 – 10 тыс. евро в месяц, а истец-Заказчик отказывается от своих требований на сумму 68 тыс. евро.

Стороны попросили у суда перерыв для обсуждения условий мирового соглашения со своими клиентами. Мы связались с клиентом, который находился в Москве, и объяснили ему ситуацию. Наш клиент дал согласие на подписание мирового соглашения на выше описанных условиях. Однако, вернувшись в зал судебного заседания, представитель ответчика-Посредника отказался от предложенных судом условий. Он заявил, что ему не ясно, по какому договору истцом-Заказчиком была переведена сумма 80 тыс. евро, признанная судом неоспоримым доказательством, так как в платёжном поручении не указана цель перевода. Заявление представителя ответчика-Посредника было внесено в протокол судебного заседания, однако, судья пояснил, что его аргументация не будет иметь какого-либо значения при вынесении решения.

Далее судья объявил перерыв в судебном заседании на несколько дней, указав адвокатам, чтобы они использовали предоставленное время для обсуждения со своими клиентами условий заключения мирового соглашения. В случае несогласия решить дело мирной договорённостью, представить суду свои аргументированные возражения, подтверждённые письменными доказательствами, на основании которых суд вынесет окончательное решение. Мы обсудили условия, предложенные судом, с клиентом и снова настаивали на предоставлении документа, подтверждающего перечисление на счёт ответчика-Посредника 68 тыс. евро. На этот раз клиент заверил нас, что он приложит все усилия для получения этого документа. Вскоре документ нам был представлен, и мы направили его в суд со своими пояснениями.

Изучив ещё раз имеющуюся в деле доказательную базу, учитывая представленные нами новые письменные доказательства и упорное нежелание ответчика-Посредника заключить мировое соглашение, суд вынес решение, в котором полностью удовлетворил заявленные нами требования – взыскать с ответчика-Посредника в пользу истца-Заказчика 148 тыс. евро, проценты за просрочку исполнения договора, начиная с марта 2017 года; возложить на ответчика судебные расходы, в которые входит уплаченная истцом государственная пошлина за подачу искового заявления, собственно судебные издержки на ведение процесса и понесённые истцом расходы на оплату услуг адвоката.

Повторим ещё раз – мы специально так подробно изложили ход этого дела, чтобы донести до нашего читателя нюансы гражданского процесса и гражданского законодательства Германии – если бы наш клиент вовремя представил все финансовые документы, не отмахиваясь от настойчивых просьб адвоката, решение суда было бы вынесено в его пользу уже во втором судебном заседании.

И ещё раз хотим обратиться к предпринимателям, руководителям фирм, предприятий и владельцам бизнеса из России – если у Вас возникли проблемы с Вашими иностранными коллегами, не бойтесь предъявлять требования к недобросовестным партнёрам – не смотря на происходящие в мире события, Закон и профессиональный адвокат всегда будут защищать Ваши интересы.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.

Энгельманн Йоханнес -> Всем, Юристы по вопросам использования сети Интернет, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Студенты юридических ВУЗов
08.01 12:44
Биткоин — это лохотрон?
«В конфликте между жуликом и дураком
симпатии человечества всегда на стороне жулика.»
Генри Луис Менкен

Интерес к криптовалютам в современном мире растет с геометрической прогрессией, и трудно сейчас найти человека, который бы не слышал о биткоинах. Биткоин – это тоже платежная система, но в ней для расчетов используется собственная валюта. В переводе с английского «bitcoin» означает «минимальная монета», название – это производная от слов «coin» (монета) и bit (единица информации). Bitcoin (биржевой тикер - BTC) – это первая криптовалюта, выпуск которой не контролируется ни одним официальным финансовым учреждением, она не привязана к ВВП какого-либо государства. При этом, биткоин выполняет основные функции денег: может быть использован для купли/продажи услуг и товаров, как средство сбережения и обмена. У биткоина нет физического вида. Его нельзя подержать в руках. По сути, биткоин – это программный код, набор символов. Эта валюта торгуется на биржах, где в зависимости от спроса, устанавливается ее курс по отношению к традиционным и другим цифровым валютам. Биткоины пересылаются между участниками сети по системе «peer-to-peer» (P2P) – это значит, что в транзакции только два действующих лица – отдающий и принимающий. Третья сторона не имеет никакого влияния на проведение обмена. Самая первая сделка с задействованием криптовалюты произошла в середине мая 2010 года на форуме BitcoinTalk. Некто под ником "laszlo" заявил, что не отказался бы от двух пицц за десять тысяч биткоинов (тогда это количество монет стоило примерно $30). На это предложение откликнулся один из пользователей, и стороны «ударили по рукам». Так криптомонета и получила «путевку в жизнь». Ведущие мировые державы признали биткоин новой реальностью. Самым главным вопросом для финансовых регуляторов остается анонимность платежей и возможность использования биткоина в преступных целях: отмывание денег, уклонение от уплаты налогов и финансирование запрещенных организаций.

Интерес к майнингу и криптовалюте, по всей видимости, приближается к своему апогею. Об этом косвенно свидетельствуют многочисленные жалобы граждан на мошенников, которые предлагают провести те или иные операции с биткоинами. Среди самых популярных: инвестиции по телефону, взломы электронных кошельков и покупка через брокерские компании. Пока криптовалюты остаются мутной средой, где можно как легко разбогатеть, так и быстро потерять нажитое. Такие условия обожают мошенники разного калибра, которым на руку приватность монет, почти полное отсутствие госконтроля. А главное — повышенный интерес людей к криптовалютам при низкой осведомленности. Таким образом, жертвами обмана нередко становятся и молодые люди, желающие быстро и много заработать, не прилагая к этому больших усилий. Различные мошеннические схемы могут закончиться значительными финансовыми потерями, а иногда и уголовным преследованием человека, попавшего в, умело расставленные, мошеннические сети. Об одном из случаев, когда нам удалось помочь незадачливому студенту избежать уголовной ответственности за своё неосмотрительное решение, мы расскажем в данной статье.

Итак, клиентом нашей канцелярии стал молодой человек, назовём его Алекс, учащийся третьего курса экономического факультета одного крупного ВУЗа в Германии. Алекс с самого начала разговора показался нам человеком образованным, разносторонним и адекватным. Однако, это не помешало ему стать жертвой мошенников. Он поделился с нами своей грустной историей и попросил оказать юридическую помощь в совсем непростой ситуации. Началось всё с пресловутого знакомства и общения на популярной интернет-платформе с молодой и привлекательной блондинкой, назовём её Анастасия. Алекс в то время подыскивал работу на неполный рабочий день или подработку, которую хотел совмещать с учёбой. Найти работу по специальности пока не получалось. Он охотно общался с «себе подобными» в соцсетях, где обменивался информацией по успешному составлению резюме и прохождению собеседований. Так он и познакомился с Настей, которая практически сразу расположила молодого человека к себе. Она изначально активно взялась помочь нашему клиенту с поиском работы: дала несколько ценных советов по улучшению резюме, контакты потенциальных работодателей. Общение переходило на всё более и более личный уровень. Настя интересовалась успехами Алекса, давала рекомендации, рассказывала о своей интересной работе. Всё это, безусловно, способствовало тому, что Алекс всё больше и больше начал ей доверять, а зря... В какой-то из вечеров, в разговоре по Skype, Анастасия предложила своему приятелю подзаработать. Вроде как от него много и не требовалось, а именно: сообщить реквизиты своего банковского счёта, на который должны были поступить ни много, ни мало, 10.000 Евро. На эти деньги необходимо было купить биткоины, перевести их в компанию, где работала Анастасия, и получить за эти «совсем несложные иттерации» свою комиссию в размере 10% от оборота. Может быть в каком-то другом случае Алекс отнёсся бы к такому «заманчивому» предложению более осмотрительно, но в случае с Настей он расслабился и потерял бдительность. Молодой человек быстро просмотрел сайт компании, где работала Анастасия, от лица которой и было сделано данное «заманчивое» предложение. Компания занималась инвестициями в различных сферах экономики, всё выглядело достаточно серьёзно. Алекс сообщил реквизиты своего банковского счёта, на который действительно вскоре поступила ранее обещанная сумма в 10.000 евро. Наш клиент обратил внимание, что деньги эти поступили переводом от некого юридического лица, зарегистрированного в Германии, в счёт предоплаты каких-то товаров, а совсем не из России, где была зарегистрирована компания Насти. Однако, девушка и на этот раз развеяла закравшиеся сомнения, списав всё на то, что это, якобы, фирма-партнёр, и все финансовые расчёты проводятся именно через неё. Как и было изначально оговорено, Алекс выполнил все взятые на себя обязательства. Он купил биткоины на полученные 10.000 евро и в тот же день перевёл их по реквизитам, сообщённым ему его новой приятельницей. К сожалению, вместо обещанных 10% от сделки, Алекс вскоре получил письмо-претензию от некой компании, зарегистрированной в Германии, а также вызов в полицию на допрос. Он обратился в нашу адвокатскую канцелярию в абсолютно растерянном состоянии в надежде на то, что адвокаты помогут ему разрешить данное недоразумение.

Мы, выслушав клиента, незамедлительно запросили материалы его дела. Как позже выяснилось, сбытовая Германская фирма, от которой поступили деньги на счёт нашего клиента, должна была произвести платёж за некий товар. Однако, мошенники, с использованием специального программного обеспечения, сумели сделать так, чтобы при произведении оплаты бухгалтером, деньги ушли на счёт Алекса, а не насчёт другой компании-поставщика, ожидавшей оплаты. Разумеется, ожидаемый товар доставлен не был. Счёт Алекса был идентифицирован, после чего соответствующие материалы были переданы в полицию. Последняя передала материалы в прокуратуру, которая вскоре вынесла обвинения против молодого человека в мошенничестве и отмывании денег. Никто, естественно, не сомневался в том, что после того, как у Алекса возникли такие проблемы, след Анастасии в интернете моментально простыл. Молодой человек пытался найти её в компании, в которой она, по её словам, много лет работала, но там о девушке с таким именем из отдела маркетинга никто ничего не знал и даже никогда не слышал.

К счастью для молодого человека, он вовремя обратился за правовой помощью к профессионалам. Адвокат нашей канцелярии в настоящее время готовит подробное ходатайство в прокуратуру с приложением полного комплекта подтверждающих документов. Таким образом, мы обоснованно рассчитываем, что дело будет в скором времени закрыто за отсутствием состава преступления. Мы искренне надеемся, что данный инцидент станет хорошим уроком для молодого человека на будущее.

В заключении остаётся только отменить, что различные изощрённые мошеннические схемы существовали уже давно. Например, долгое время ценность монет была эквивалентна содержащемуся в них количеству металла. В связи с этим существовала проблема - мошенники срезали небольшие кусочки с краёв, чтобы после переплавки делать из них новые монеты. Решение данной проблемы нашёл Исаак Ньютон, который по совместительству работал сотрудником Британского Королевского монетного двора. Его идея была очень простой - прорезать на ребре монеты по всей окружности маленькие канавки, из-за которых сточенные края были бы сразу заметны. Эта насечка выполняется на монетах по сегодняшний день и носит название "гурт". С течением времени мошеннические схемы всё более и более совершенствуются. Как только обыватели уже перестают массово попадаться на удочку по одной из мошеннических схем, хитрые жулики быстро изобретают более изощрённые махинации, подогреваемые спросом на те или иные товары, услуги или финансовые продукты. Желаем нашим читателям никогда не терять бдительность и не попадаться на удочку мошенников, а также в сомнительных случаях приходить на консультацию к квалифицированным адвокатам, имеющим за плечами многолетний опыт работы. Консультация профессионала, не требующая значительных затрат, может сохранить массу денежных средств и нервных клеток. Мы в очередной раз призываем наших клиентов и читателей нашей газеты сохранять во всём, что касается бизнеса и инвестиций, «трезвый ум» и «холодное сердце». Наверняка вы помните старую истину, которая непреложна и по сей день, что «бесплатный сыр бывает, к сожалению, только в мышеловке».

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ

Энгельманн Йоханнес -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Адвокаты
08.01 12:43
Почему опасно жить в доме, где растёт марихуана?
«Посадить траву ничего не стоит,
а вот ухаживать — дорого обходится.»
Пэт Хауэлл

Как уже известно нашим читателям, в деятельности нашей адвокатской канцелярии достаточно часто встречаются необычные дела, ведение которых поручают нам наши клиенты. Сюжет таких дел и их развязки порой настолько затейливы и неординарны, что напоминают истории захватывающих детективов. Как бы не развивались события, реальность этих ситуаций и наказания, грозящие нашим клиентам, побуждают нас к максимальной вовлечённости в процесс и самоотдаче. Особенно это касается тех случаев, когда клиенты попадают в нелепые и угрожающие ситуации по незнанию или по глупости. В данной статье мы расскажем читателям один из примечательных случаев из нашей богатой адвокатской практики, когда нам фактически удалось спасти человека от тюремного заключения, грозившего ему за уголовное правонарушение, совершённое им по глупости и нелепому стечению обстоятельств. Если более конкретно, то речь в данной статье пойдёт о легких наркотиках. Потребление гашиша или марихуаны на немецком жаргоне называется «Kiffen». В Германии потребление этих двух наркотиков законодательно не запрещено, поскольку согласно Закону о наркотических средствах (Betaeubungsmittelgesetz, BtMG), это не является уголовным преступлением и за это не полагается наказание. Допустимое количество марихуаны варьируется в зависимости от города — в Берлине обычно 15 г., в других городах — 3 − 5 г. Медицинская марихуана была легализована в 2017 году для тех, кто страдает тяжелыми заболеваниями. Медицинское использование марихуаны и препаратов на ее основе разрешено в Чехии, Нидерландах и ряде регионов Италии. В некоторых других государствах Европы, в частности, в Португалии и Австрии, действуют правила, декриминализирующие оборот каннабиса — допускается его употребление в специальных кафе, выращивание конопли в небольших количествах не преследуется. Однако, нужно иметь в виду, что владеть, выращивать (за некоторыми исключениями), производить, ввозить, вывозить, распространять, продавать, пускать в оборот и приобретать иным способом нелегальные наркотические средства, запрещено. Таким образом, в соответствии с названным Законом в Германии использование наркотических средств подразделяется на легальное и нелегальное. § 29 BtMG содержит перечень санкций в отношении нарушителей. В зависимости от тяжести нарушения наказание может быть применено в виде лишения свободы сроком до 5 лет или денежного штрафа. Что касается, так называемого, оборота наркотиков, возникает некая проблематика: если лицо «пускает в оборот» наркотики, отдавая их безвозмездно своему другу или приобретая для друга кое-что у дилера, является ли это уголовным преступлением? Этот вопрос неоднозначно решается судами, но данное явление однозначно признано «пуском в оборот» по смыслу закона. Таким образом, подобные «дружеские» услуги могут вызвать для обычного потребителя большие проблемы. В нашем случае, клиент нашей адвокатской канцелярии был обвинён в незаконном производстве и обороте наркотиков, хотя и в мыслях ничего подобного никогда не имел, но давайте обо всём по порядку.

Данная история началась уже несколько лет назад. На пороге нашего бюро появился молодой человек, назовём его Юрий. Юрий являлся гражданином Украины и постоянно проживал в собственном доме в Германии. В то время он находился в сложной жизненной ситуации, так как обвинялся в производстве и распространении наркотических средств. По его же признанию, он действительно выращивал коноплю у себя дома в специальной оранжерее. Его плантация насчитывала около 70 горшков. Разумеется, тут следовало бы обоснованно предположить, что занимался он этим не только для личного употребления. Получив от Юрия необходимые полномочия, мы немедленно запросили материалы дела в полиции. Однако, вскоре, когда материалы дела были уже у нас на руках, Юрий вдруг «растворился». Он перестал отвечать на телефонные звонки и сообщения по электронной почте. Так как найти его не удалось, нам оставалось принять единственно верное решение о сложении с себя полномочий. Представлять интересы клиента без его присутствия и волеизъявления, даже при наличии уполномочивающей нас доверенности, мы не могли. В соответствии с установленной процедурой мы сообщили об исчезновении нашего клиента в полицию. Его дело было занесено в соответствующую базу данных правоохранительных органов. Следовательно, в случае появления обвиняемого в совершении преступления в поле зрения полиции Германии или другой страны Евросоюза вновь, уголовное дело в отношении него возобновится. Через некоторое время данная история получила неожиданное продолжение...

Примерно через год после первого случая к нам обратился на этот раз уже гражданин Латвии, Денис (имя было изменено), который рассказал нам «до боли знакомую» историю. Как же такое «совпадение» могло случится? Оказывается, неслучайно. Дело было в том, что Юрий и Денис некоторое время назад работали вместе в компании, занимающейся оказанием логистических услуг в Германии. Двое мужчин, работая в одном отделе, сошлись, периодически проводили вместе досуг, делились жизненными проблемами. Юрий снимал дом недалеко от Берлина, где и содержалась пресловутая плантация. Денис приехал в Германию один, чтобы найти работу и немного обустроиться. Через два месяца он планировал вернуться на родину, а потом приехать на постоянное место жительство в Германию уже с семьёй, оставшейся ждать его в Риге. Денис интенсивно работал водителем, искал квартиру, в перерывах учил язык. Прожигатель жизни Юрий жил в съёмном доме один. В какой-то момент, расчувствовавшись, он предложил приятелю не тратиться на аренду квартиры и переехать временно к нему в дом – места там было «хоть отбавляй». Денис знал про «плантацию», но большого значения этому факту не придавал. Денег хватало в обрез, и он, недолго думая, принял предложение Юрия. Также Денис и не придал большого значения тому факту, что Юрий периодически просил нового соседа поливать растения в его отсутствие. Ну казалось бы, в чём тут криминал? Однако, всё оказалось совсем не таким безобидным с точки зрения правоохранительных органов Германии... К сожалению, в «один прекрасный день» поливание растений Денисом заметил бдительный престарелый сосед. У него уже давно вызывала подозрение странная тишина и отсутствие людей в соседнем доме с постоянно плотно завешанными шторами. В тот день в городе поднялся сильный ветер, окно дома было не закрыто и, когда штора немного приоткрылась, сосед заметил внутри что-то странное. Он без промедлений вызвал полицейских, которые заподозрив, что в странном доме происходит что-то выходящее за рамки закона, получили ордер на обыск и обнаружили плантацию марихуаны, состоявшую из 73 горшков. Обоих мужчин, проживающих в доме допросили и составили соответствующие протоколы. Получилось так, что Юрий, являющийся действительно виноватым по данному делу, почувствовав «запах жаренного», поспешно ретировался на родину в Украину, оставив адвокатов нашей канцелярии в некой неопределённости. Денис же, наивно полагая, что всё уже закончилось без последствий для него, через некоторое время поехал в Ригу помогать семье с переездом. Всё это время в Германии шло следствие. В результате Юрий и Денис были признаны обвиняемыми по делу, после чего был выпущен ордер на их арест. Разумеется, Денис, находясь в Риге, даже и не подозревал о том, насколько серьёзная для него ситуация сложилась в Германии. Только вернувшись и совершив небольшое правонарушение на дороге, он был арестован и отправлен в камеру предварительного заключения на один месяц. К счастью, назначенный ему государственный защитник сумел изменить выбранную для обвиняемого меру пресечения и добиться выпуска Дениса под подписку о невыезде. Однако, глобально данная проблема решена не была. Денис обратился в нашу адвокатскую канцелярию за правовой помощью, так как действительно остро в ней нуждался. За совершение преступления, в котором он обвинялся, мужчине грозил серьёзный денежный штраф или лишение свободы на срок до 5 лет. Адвокат нашей канцелярии, взявшийся за дело Дениса, стал активно готовиться к судебному заседанию. Он тщательно проработал с клиентом стратегию защиты, объяснил все процессуальные моменты, обозначил нюансы, на которые будет обращать внимание судья при допросе. С помощью адвоката нашей канцелярии Денис вспомнил и представил на судебном заседании обстоятельства, при которых он «ухаживал» за чужими растениями. Он подробно рассказал, что поливал он только молодые, едва проросшие растения, количество наркотических веществ в них, так же планы его «приятеля» по их использованию были для него совсем не очевидны. Поэтому данный неверный проступок, совершённый исключительно по незнанию, к умышленным преступлениям отнести было однозначно нельзя. Нашей целью было, во-первых, переквалифицирование обвинения в производстве наркотических веществ в пособничество в таком производстве. Во-вторых, мы должны были добиться того, чтобы наказание для нашего клиента в данном случае ограничилось только денежным взысканием, без судимости в его биографии. Надо заметить, что государственный защитник, назначенный нашему клиенту, тоже присутствовал на заседании, однако, предоставил активную защиту клиента адвокату нашей канцелярии на откуп. Таким образом, мы привели веские доводы и доказательства того, что Денис производством наркотических препаратов самостоятельно не занимался, подобных намерений никогда не имел, сам не курил. Более того, мы обратили особое внимание суда на то, что обвиняемый по делу до данного инцидента всегда соблюдал закон, и не попадался на каких-либо значительных правонарушениях ранее. Кроме всего прочего, суд принял во внимание, что подсудимый в заключении месяц уже отсидел, то есть достаточное наказание уже понёс. К большому облегчению нашего клиента, наказание ограничилось мерой превентивного характера, а именно обязанностью уплатить в общественную организацию 1.700 Евро, без занесения судимости в его дело. Когда наш клиент понял, что «спасён», он почувствовал как «гора падает с его плеч».

Мы искренне рады, что нам удалось восстановить справедливость в данном случае. Нашим читателям желаем никогда не попадать в подобные ситуации, а если уж такое недоразумение произошло, не откладывая ни минуты, обращаться к профессионалам, способным найти выход даже в самом сложном и запутанном деле.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ
Энгельманн Йоханнес -> Всем, Студенты юридических ВУЗов, Адвокаты и юристы стран Западной Европы
08.01 12:42
Кто виноват – школа или студент? 
„Надо много учиться, чтобы осознать, что знаешь мало.“
Мишель де Монтень

В нашу адвокатскую канцелярию часто обращаются, как физические лица, так и уполномоченные представители юридических лиц. Одним из важных вопросов, решение которых требует профессиональной юридической поддержки, являются вопросы, связанные с заключением и исполнение сделок. В Германии зачастую стороны прибегают к составлению договоров на основе общих условий заключения деловых сделок (Allgemeine Geschaeftsbedingungen, AGB), особенно, если данные сделки заключаются через Интернет.

AGB представляют собой сформулированные для многочисленных договоров условия, которые указывает одна договорная сторона (инициатор договора, в качестве которого может выступать продавец, исполнитель заказа, арендодатель) для другой стороны (контрагента, в качестве которого обычно выступает покупатель, клиент, заказчик, квартиросъемщик) при заключении договора (§ 305 Abs. 1 Buergerliches Gesetzbuch BGB). Назначение AGB не только в том, чтобы унифицировать содержание наиболее распространенных договоров (купли - продажи, заказа - выполнения работ, сдачи - найма квартиры и прочих) или закрепить условия таких законодательно не урегулированных договоров, как договоры финансовой аренды и факторинга. Главное преимущество Общих условий для применившей их стороны (инициатора договора) в том, что они делают правовую позицию этой стороны более выгодной, нежели предусмотрено применимым законодательством. Именно поэтому Общие условия заключения торговых сделок так распространены в гражданском обороте, особенно среди компаний и предпринимателей, работающих в сфере торговли или оказания услуг. Как правило, при помощи Общих условий регулируются такие вопросы, как порядок заключения договора, способ и место исполнения договора, порядок расчетов по договору, удержание как способ обеспечения исполнения обязательства, обязанности потребителя, ответственность сторон, порядок разрешения споров. Фактическая свобода оформления AGB инициатором договора, тем не менее, подлежит определённым ограничениям согласно §§ 307 - 309 BGB с тем, чтобы с учетом интересов клиента обеспечить в достаточном объеме правомочность договора. Если содержащиеся в договоре положения нарушают хотя бы одно из перечисленных в указанных выше параграфах BGB императивных условий, то такой договор может быть признан недействительным. Учитывая специфику работы компаний, регулярно оказывающих услуги, важно понимать, что от того, насколько грамотно составлен типовой договор, предлагающийся на подпись клиентам данной компании, зависит успешное взаимодействие между сторонами в будущем. Компании, иногда не придающие большого значения форме используемого для работы с клиентами договора, могут столкнуться с непредвиденными трудностями. Например, неприятной неожиданностью могут стать такие моменты, как место рассмотрения споров по договору, порядок изменения и расторжения договора, особенности толкования текста в случае составления договора на двух разных языках. Согласитесь, что далеко не каждый предприниматель, а тем более рядовой обыватель, задумывается об этих нюансах в момент составления и подписания договора и фактического принятия соответствующих договорных обязательств. Поэтому при заключении любого договора, а тем более договора на долгий срок, рекомендуется тщательно изучить Общие условия, включённые в такой договор, и в случае появления сомнений относительно их содержания воспользоваться профессиональной консультацией. В данной статье нам бы хотелось поделиться одним из случаев из нашей разнообразной адвокатской практики и рассказать, как нам удалось помочь предпринимателю защитить свои права и законные интересы.

Клиентом нашей канцелярии стал Леонид (имя было изменено), уже много лет являющийся директором компании, оказывающей услуги по обучению клиентов иностранным языкам на разных уровнях обучения. Офис компании находился в одном из центральных районов Берлина, все до одного преподаватели являлись «носителями языка» с многолетним профессиональным стажем работы, желающих учиться клиентов всегда хватало и, казалось бы, ничего не предвещало проблем. Однако, в один «прекрасный день», на столе Леонида лежала жалоба, требовавшая грамотного ответа. Клиентка языковой школы, назовём её Светлана, жаловалась на качество предоставляемых ей услуг по обучению. Она утверждала, что, хотя училась около полугода, не достигла какого-либо ощутимого прогресса в знании языка. Светлану, в частности, не устраивало то, что «носитель языка» не мог доходчиво донести информацию русскоязычному обучающемуся. Кроме того, клиентка была недовольна малым количеством проверочных тестов в период учёбы, а также и продолжительностью занятий на интенсивном курсе. По её словам, после третьего часа занятий, пусть даже и с паузами, материал более не воспринимался и не усваивался. Главной целью данной обучающейся была сдача экзамена для получения сертификата о знании языка на уровне B1. Она была уверена, что после окончания данного обучающего курса, экзамен, скорее всего, успешно не сдаст. Таким образом, Светлана требовала незамедлительно расторгнуть договор и вернуть ей уплаченную по договору сумму полностью. Леонид теоретически был готов пойти на встречу клиентке и вернуть ей деньги. Однако, он боялся, что этот случай может стать «прецедентом». То есть, примеру Светланы теоретически могли бы последовать и другие обучающиеся. Возвращать деньги каждому из желающих совсем не входило в его планы. Леонид помнил, что при составлении договора в него были включены Общие условия. Однако, спецификой данного договора особенно никто озабочен не был. Бизнес развивался успешно и возникающие проблемы с клиентами почти всегда решались мирно. К сожалению, в случае со Светланой урегулировать вопрос самостоятельно Леониду не удалось, и он пришёл в нашу адвокатскую канцелярию за профессиональной юридической помощью. Адвокат, специализирующийся на разрешении гражданско-правовых споров, незамедлительно приступил к изучению условий составленного договора и подготовке отзыва на жалобу недовольной клиентки.

Итак, мы подготовили ответ на претензию Светланы, приводя в защиту учебной школы следующие аргументы. Между Светланой и языковой школой, возглавляемой Леонидом, был составлен договор об оказании услуг на определённый срок (на время указанного учебного курса). Согласно применимых AGB, расторгнуть такой срочный договор до завершения его срока Светлана могла только по веским причинам. В данном случае обучение проводилось носителем языка, в соответствии с учебным планом. Судя по успеваемости и успешной сдаче тестов другими студентами данной школы, обучающихся у того же преподавателя, качество предоставляемых услуг было на соответствующем уровне. В обязанности языковой школы входило именно предоставление качественных услуг по обучению студентов в группе, а, отнюдь, не гарантия достижения ими определённых результатов или успешная сдача экзаменов. Разумеется, способности к обучению, возможности быстрого усвоения материала, а также результаты на экзаменах или при поиске работы и прочие личные ожидания учащихся к компетенции и ответственности школы не относились. Поэтому, аргументы, приведённые Светланой, не относились к тем основаниям, на основании которых договор на оказание услуг можно было бы досрочно расторгнуть.

Конечно же, мы прекрасно осознаём, что Светлана, несмотря на наш подробный и аргументированный ответ, вправе обратиться с исковым заявлением в суд. Мы уведомили о такой возможной перспективе клиента нашей адвокатской канцелярии. Если это случится, мы будем отстаивать его права и законные интересы в суде. Занимая в данном случае сильную правовую позицию и обладая твёрдыми аргументами для суда, мы считаем, что обладаем всеми шансами на успешное для нашего клиента завершение возможного судебного процесса.

Клиент, оставшись довольным проделанной нами работой, для избежания подобных казусов в будущем, поручил нам также проверить и доработать предлагаемый обучающимся типовой договор на оказание услуг по обучению. Мы пересмотрели каждый из пунктов упомянутого договора и помогли дополнить данную форму так, чтобы интересы нашего клиента были впредь надёжно защищены, однако, принципы равенства сторон по договору и справедливости ни в коем случае не нарушались. В частности, по согласованию с Леонидом мы добавили в проект типового договора положение о том, что срочный договор на обучение, может быть, расторгнут в разные сроки, даже и при отсутствии веского основания со стороны клиента. Однако, в зависимости от того, когда именно такое расторжение производится, рассчитывается и сумма оплаты по договору, возвращаемая клиенту при расторжении. Так, например, при расторжении договора через месяц после начала полугодового обучающего курса, клиенту возвращается 80% от общей суммы. Таким образом, договор, с одной стороны, обеспечивает предоставление гарантий учащимся, а, с другой стороны, обеспечивает защиту от злоупотреблений со стороны клиентов.

На этой позитивной ноте нам только оставалось попрощаться с Леонидом и пожелать ему успехов во всех деловых и личных начинаниях. Наша команда высококвалифицированных профессионалов всегда готова к оказанию услуг по правовой помощи, как при составлении значимых договоров, так и во время их исполнения, а также при защите нарушенных прав и законных интересов участвующих сторон.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ
Энгельманн Йоханнес -> Всем, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Иммиграционные юристы, Семейные юристы
08.01 12:42
Что такое развод «по-немецки» и с чем его едят?
«Прежде чем уйти и не вернуться,
Ты в последний раз себя проверь.
Лучше все забыть, простить и улыбнуться,
Чем захлопнуть перед счастьем дверь.»
Александр Блок

Несмотря на экономическое и социальное благополучие, немецкие семейные пары, впрочем, как и российские, достаточно часто разводятся. Сравнительно низкие показатели разводов в ФРГ связаны с тем, что, во-первых, немцы решаются на создание семьи в более зрелом, чем русские, возрасте. Во-вторых, развод в Германии дорогостоящая процедура: процессуальные моменты обходятся немцам в несколько тысяч евро. К сожалению, далеко не все разводы протекают гладко и мирно. Бывшие супруги, к сожалению, не всегда могут договориться и найти компромисс в вопросах о разделе совместно нажитого имущества, воспитании и месте проживания общих детей, выплате алиментов, уравнивании пенсионных накоплений и прочих важных аспектах. Так как семейное право является одним из основных направлений деятельности нашей адвокатской канцелярии, клиенты, оказавшиеся в семейных отношениях в тупиковой ситуации, часто обращаются к нам. Высококвалифицированные и опытные адвокаты нашей канцелярии, не затрагивая личную сторону данного вопроса, оказывают всестороннюю юридическую поддержку, сопровождая все этапы бракоразводного процесса в Германии, в том числе и с участием иностранцев. Сразу стоит отметить, что развод по немецким законам существенно отличается от процесса, имеющего место в странах СНГ. Первое существенное отличие: расторжение брака через местные ЗАГСы невозможно, развод всегда осуществляется через суд, независимо от наличия тех или иных споров, с обязательным привлечением адвоката. Вторым существенным моментом является применение законодательства, которое зависит от постоянного места жительства разрывающих брак, лиц. В частности, согласно §8 Регламента Рим III, являющегося Регламентом ЕС, и §14 вводного акта в немецкий Гражданский кодекс (Einfuehrungsgesetz zum Buergerlichen Gesetzbuche, EGBGB), для супругов, зарегистрированных и постоянно проживающих в Германии судебный порядок расторжения брака проходит в соответствии с законодательством той страны, где постоянно проживают супруги, в данном случае - ФРГ. В зависимости от того, насколько грамотную и всестороннюю поддержку окажет выбранный адвокат, и будет, в большинстве случаев, зависеть справедливый исход дела для каждого из участвующих в процессе. Помимо всего перечисленного выше, для того, чтобы развод действительно состоялся, требуется, чтобы супруги, по меньшей мере, год проживали раздельно или чтобы у них был, так называемый, «Trennungsjahr». Это определение дословно переводится как «год разлуки». Согласно § 1567 немецкого Гражданского кодекса (Buergerliches Gesetzbuch, BGB), брак может быть расторгнут, только если супруги прожили раздельный год. Исключения составляют случаи, когда продолжение брака представляет, по крайней мере, для одного из супругов непреодолимые трудности, например, в случае наличия реальной угрозы для одного из супругов. Следуя логике немецкого законодателя, раздельное проживание на протяжении как минимум одного года является при согласии обоих супругов на развод неоспоримым доказательством того, что брак потерпел неудачу, сожительства супругов больше не существует и ждать их воссоединения больше не стоит. Если же один из партнёров с предстоящим разводом не согласен, то супругам необходимо прожить раздельно не менее трёх лет. Только в таком случае § 1565 BGB допускает расторжение супружества. Об одной из историй из нашей адвокатской практики, когда нам удалось помочь клиентке защитить её права и законные интересы в процессе развода мы расскажем в данной статье.

Итак, клиентка нашей канцелярии, назовём её Наталья, обратилась к нам со своей проблемой в непростой для неё период жизни, так как действительно нуждалась в квалифицированной юридической помощи. История её, к сожалению, была похожа на миллион других, но от этого, однако, легче не становилось. Она вышла замуж за Игоря (имя было изменено) уже больше двадцати лет назад. В браке они воспитывали трёх совместных детей, один из которых на момент подачи заявления о разводе был уже совершеннолетним. В их жизни случился семейный кризис «20-ти лет брака», преодолеть который они не смогли. Наталья и Игорь в тот период потеряли смысл совместной жизни, они больше не получали удовольствие от совместного времяпрепровождения, взрослые дети ежедневной заботы уже не требовали, внуков ещё не было. Всё это постепенно привело к фактическому распаду брака. Конечно же, данный кризис можно было бы пережить, если бы они нашли в себе силы сделать это вместе. Однако, супруги обоюдно решили пойти по другому пути. Игорь после 11 месяцев раздельного проживания принял волевое решение и подал заявление на развод. Наталья, впервые в жизни почувствовав себя настолько нуждающейся в поддержке и защите своих интересов, обратилась в нашу адвокатскую канцелярию. После обращения клиентки мы поняли, что в данном случае скорее всего «разбитую вазу уже не склеить» и брак не спасти. Тем не менее, было необходимо соблюсти все процессуальные формальности и позаботиться о защите прав и законных интересов Натальи. Поэтому адвокат, внимательно выслушав повествование обратившейся, незамедлительно приступил к подготовке документов для представления её интересов в суде.

Во-первых, от лица Натальи было подано в суд соответствующее исковое заявление о разводе с Игорем, в котором были изложены исковые требования со стороны бывшей супруги. Таким образом, вопрос об оспаривании факта предстоящего развода, как такового, перед супругами не стоял.

Во-вторых, было заявлено требование о выплате Игорем алиментов в отношении несовершеннолетних детей, оставшихся жить с Натальей. В соответствии с семейным правом, действующим в ФРГ, размер алиментов на детей зависит только от доходов родителя, живущего отдельно от детей. На основании этих доходов (нетто) по постоянно актуализируемой, так называемой, Дюссельдорфской таблицы, ориентировочно вычисляется размер алиментов. В спорных ситуациях размер алиментов определяет суд. При этом, доходы родителя, с которым проживает ребенок (дети), не играют никакой роли. В то время как несовершеннолетние дети всегда вправе рассчитывать на финансовую помощь обеспеченных родителей или одного из них, совершеннолетние - могут это делать во время обучения (если студенту не удается найти подходящую подработку), а также в период около 3 месяцев после завершения обучения, если доказано, что шансов получить оплачиваемую работу пока нет (Nachweispflicht), а также при нетрудоспособности по причине болезни или инвалидности.

Хотя Игорь и пытался декларировать в суде, что его доходов не хватит на содержание себя самого и своих детей, адвокат нашей канцелярии привёл весомые доводы о том, что профессионал с его квалификацией и опытом работы при должных попытках найти высокооплачиваемую работу на полный рабочий день имеет все шансы её получить. Таким образом, снижать размер алиментов по сравнению с минимумом, указанным в Дюссельдорфской таблице, весомых оснований нет. Поэтому суд принял нашу правовую позицию и признал обязанность Игоря выплачивать алименты в заявленном нами размере, в полном объёме.

В-третьих, не менее важным аспектом при разводе нашей клиентки и её мужа стал вопрос об уравнивании пенсионных накоплений бывших супругов. Оно заключалось в разделении пополам «заработанной» за время брака пенсии супругов. Данный правовой механизм предусмотрен германским гражданским законодательством для того, чтобы уравнять пенсию супругов, прежде всего, в таких браках, в которых один из супругов успешно строил свою карьеру, в то время как другой длительное время занимался ведением домашнего хозяйства и/или воспитанием детей и из-за отсутствия отчислений в пенсионную кассу не смог сам обеспечить свою старость. Так как в случае нашей пары пенсионные накопления значительно отличались в сторону супруга, мы позаботились и о том, чтобы старость Натальи была достаточно обеспечена. Мы подали соответствующее заявление и подтверждающие документы в пенсионный фонд с тем, чтобы данная процедура была проведена своевременно и без каких-либо осложнений для нашей клиентки. Кроме того, мы позаботились и о том, чтобы своевременно подать необходимые заявления и прилагающиеся документы для получения женщиной, не имеющей в то время стабильного дохода, материальной помощи от государства.

Кроме того, к исковому заявлению Натальи мы приложили соглашение, достигнутое между супругами о разделе совместно приобретённого в период брака имущества. В нашем случае супруги смогли договориться о распределении имевшейся у них собственности, также как и о передаче съёмной квартиры в пользование Натальи, разделе мебели, предметов быта и техники. Следовательно, подробно составленное с помощью адвоката нашей канцелярии соглашение, позволило избежать возможных имущественных споров в судебном процессе. Таким образом, адвокат нашей канцелярии, специализирующийся на вопросах в области семейного права сделал всё возможное, чтобы данный процесс прошёл спокойно и с соблюдением принципов справедливости и паритета сторон. Наталья осталась довольна результатами нашей работы. Получить всё причитающееся после развода было крайне важным результатом в новых реалиях её жизни.

Тут остаётся только добавить, что развод в среднем возрасте тяжело переживается людьми, которые привыкли к определенному образу жизни. Новые социальные обстоятельства, возникшие в результате развода, для них тяжелы, поскольку им нужно выполнять те задачи, которые обычно решаются в молодости: искать новую работу, встречаться с новыми людьми, завязывать новые отношения. Появляется больше независимости, автономии, зачастую нежеланных, что зачастую приводит к одиночеству. Большинство людей, переживших развод, вспоминая об этой процедуре, испытывают горечь поражения, чувство унижения и бессилия. Даже если брак был явно неудачным, решение о разводе все равно является ударом для разводящихся сторон. Мы от души пожелали нашей клиентке как можно скорее преодолеть тяжёлый отрезок жизни и с лёгким сердцем начать всё сначала. Также мы заверили её в том, что всегда будем готовы оказать ей профессиональную юридическую поддержку во всех её будущих планах и начинаниях.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ
Энгельманн Йоханнес -> Всем, Иммиграционные юристы, Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Закрытый клуб юристов "Status-Quo"
08.01 12:42
Что делать если есть вид на жительство, да не тот?
«Лень и недоразумение делают несравненно
более зла на свете, чем злоба и коварство.»
Иоганн Гёте

Иностранцы, которые твердо решили иммигрировать, чаще всего выбирают территории с сильной экономикой, высоким уровнем социальной защищенности граждан и развитыми отношениями с другими государствами. Под данное описание попадает большая часть Еврозоны, с большим перевесом в пользу стран-основателей Европейского Союза. Вид на жительство в Германии – вот то, ради чего большая часть мигрантов стремится попасть на эту часть континента. Важно четко понимать разницу между видом на жительство и шенгенской визой. Вид на жительство в стране с юридической точки зрения – это документ, который узаконивает статус иностранного гражданина на территории данной страны, позволяя ему находиться на ней определенный длительный промежуток времени (в ряде случаев, и неограниченный срок) и пользоваться большинством прав в стране наряду с местными жителями. Вид на жительство в стране делится на: постоянный и временный. Самые популярные цели, которые позволяют получить вид на жительство на ограниченный срок (Aufenthaltserlaubnis):

·         обучение: языковая школа, получение высшего образования, практика;

·         работа: поиск работы, работа по контракту, научная деятельность, собственный бизнес;

·         семейные обстоятельства: воссоединение семьи;

·         гуманитарные причины - отдельная категория, имеющая право на то, чтобы получить вид на жительство в ФРГ — беженцы и контингентные переселенцы. В таком случае претенденту чаще всего необходимо доказать, что он преследуется на родине за политические, религиозные или другие убеждения. Доказать это не всегда просто, но получив вид на жительство беженец может рассчитывать на поддержку государства (бесплатное обучение, проживание, средства на питание и прочее).

Далеко не в каждом случае временный вид на жительство дает неограниченное право на работу. Эта информация содержится также в Aufenthaltstitel – документе, подтверждающем соответствующий статус.

Следующей ступенькой к натурализации является постоянный вид на жительство (Niederlassungserlaubnis). Как правило, получить постоянный вид на жительство возможно после пяти лет постоянного пребывания на территории ФРГ. Однако и здесь бывают исключения - существуют некоторые иммиграционные программы, которые позволяют Заявителю-иностранцу по «еврейской эмиграции», в случае положительного решения, сразу же получить в Германии постоянный вид на жительство, либо в случае брака с гражданином Германии согласно §28 Aufenthaltsgesetz, претендовать на получение постоянного вида на жительство, уже через 3 года совместного проживания в Германии. Постоянный вид на жительство (ПМЖ) предоставляет иностранцам такие же права, как и гражданам Германии, кроме права участвовать в выборах в органы государственной власти и занимать государственные должности (например, в полиции или вооружённых силах). Также, имея на руках статус ПМЖ, можно находиться за пределами Германии и Евросоюза не более 6 месяцев в году, дабы не подпасть под действие §51 Aufenthaltsgesetz. Более того, обладатель ПМЖ Германии может выехать на постоянное место проживания в любую другую страну европейской зоны, в том числе с целью трудоустройства (при соблюдении иммиграционных правил страны трудоустройства).

Каждый из случаев получения соответствующего вида на жительство носит сугубо индивидуальный характер. Каждое дело имеет свои особенности, да, и так называемый «человеческий фактор», никто не отменял. Поэтому, даже в том случае, если вам кажется, что препятствий для получения заветного статуса нет, лучше обратиться к профессионалу за консультацией с тем, чтобы он проверил комплект соответствующих документов, предоставил необходимые пояснения и информацию, в том числе сопроводил вас на собеседовании в Ведомстве по делам иностранцев (Auslaenderbehoerde). Важно понимать, что от правильно собранного комплекта документов и заполненного заявления зависит судьба каждого индивидуального правового случая. Намного проще и правильнее изначально снизить риски в получении проблем, чем решать данные проблемы по мере их возникновения…. Помните – законодатель дает право чиновнику выносить решение на его усмотрение (Ermessen).

Не является редкостью, что в нашу адвокатскую канцелярию обращаются клиенты, у которых возникли проблемы, уже после получения первого вида на жительство в стране. Об одном из таких случаев из нашей разнообразной адвокатской практики мы расскажем в данной статье.

Однажды к нам обратилась клиентка, назовём её Елена, пребывавшая в то время абсолютно растерянном состоянии. История её жизни была достаточно интересна – родилась и выросла Елена в Москве, очень много путешествовала, как по работе, так и в свободное от неё время. В одной из деловых поездок девушка познакомилась с Кристофером, являющимся гражданином Великобритании. Молодые люди, пожив некоторое время «на два дома», решили, что пора им где-то обосноваться и «свить семейное гнёздышко». Итак, Кристофер и Елена поженились и решили переселиться в Германию. В Германии было проще и дешевле купить уютный дом для семьи, тем более, что компания Кристофера расширяла бизнес, и в новом офисе в Берлине требовался управляющий менеджер. Сначала всё шло «как по маслу», семья жила в небольшом двухэтажном доме в 15 км. от Берлина. Кристофер приступил к работе в новой должности, Елена же ухаживала за домом и двумя родившимися в скором времени близнецами, получая небольшой доход от сдачи в наём оставшейся у неё московской квартиры. Вроде бы жизнь протекала в спокойном привычном русле, пока не «грянул гром». Елена, как обычно, проверяла почту и увидела приглашение в Ведомство по делам иностранцев. Она должна была явиться в государственное учреждение уже на следующей неделе. Дело в том, что по приезду в Германию девушка получила вид на жительство сроком на три года. Однако, что именно в нём было указано и какие права он предоставлял, никто сильно не задумывался. Срок вида на жительство подходил к концу, что делать дальше Елена не знала. Она пришла со всеми документами к нам, так как нуждалась в квалифицированной юридической помощи.

Адвокат, специализирующийся на миграционном праве незамедлительно приступил к работе по проверке документов, представленных нашей клиенткой. С одной стороны, согласно действующего миграционного законодательства, жена гражданина Великобритании могла беспрепятственно проживать со своим мужем и в другой стране Евросоюза, в данном случае, в Германии. Однако, в случае с нашей клиенткой всё оказалось совсем не так просто и прозрачно. Как выяснилось, в момент получения ею вида на жительства, сотрудником Auslaenderbehoerde была допущена ошибка: вид на жительство ей был выдан не как супруге гражданина одной из стран Евросоюза, а по «гуманитарным соображениям». Разумеется, этот статус накладывал на неё много требований и ограничений. Елена не обратила своевременно внимание на данную ошибку, а теперь это грозило ей тем, что при отсутствии доказательства действительных оснований пребывания в стране, вид на жительство на новый срок мог быть не выдан.

В первую очередь мы успокоили клиентку и заверили её в том, что непременно сделаем всё возможное для сохранения у неё легального статуса пребывания в Германии. Затем мы перенесли приглашение в Auslaenderbehoerde на неделю, чтобы подготовиться к данному визиту и собрать необходимые документы. Наконец, мы, не откладывая, приступили к сбору полного комплекта подтверждающих документов, предоставляющих Елене право долгосрочного проживания на территории ФРГ. Таким образом, мы сделали всё необходимое, чтобы при личном разговоре с чиновником Ведомства по делам иностранцев не возникло каких-либо сомнений в законности и обоснованности заявления нашей клиентки о предоставлении ей нового вида на жительства. Нам совсем не представляется очевидным, чем бы мог закончиться самостоятельный визит Елены в Ведомство – она практически не владела немецким языком, кроме того, очень сильно нервничала. Разумеется, все эти факторы могли бы сыграть не в её пользу.

Адвокат нашей канцелярии, имеющий большой опыт работы с чиновниками различных ведомств Германии спокойно и чётко объяснил ситуацию. Первоначальный вид на жительства «по гуманитарным соображениям» был выдан нашей клиентке, по всей видимости, ошибочно. В настоящее время у неё имелись все законодательные основания для получения нового вида на жительство в качестве супруги гражданина Евросоюза и матери двух совместных с ним детей. Адвокат предоставил все подтверждающие документы, а также указал правильные формулировки и сведения в соответствующем заявлении. Кроме того, нашей правовой позицией было то, что в случае получения отказа в выдаче нового вида на жительство в Ведомстве в письменной форме, мы были готовы отстаивать права нашей клиентки в суде.

Как мы и ожидали, после некоторого замешательства, чиновница согласилась с нашими неоспоримыми доводами и вынесла решение о выдаче нового вида на жительство для Елены сроком на пять лет, теперь уже по правильным основаниям. Радости нашей клиентки и её супруга не было предела – ведь наше своевременное участие сэкономило женщине кучу времени и нервных клеток. Мы от души пожелали Елене и её счастливой семье счастья и дальнейших успехов в благополучной и стабильной Германии. А уж если дело коснётся решения таких вопросов, как получение бессрочного вида на жительство, а затем и гражданства ФРГ, мы всегда остаёмся к услугам Елены, её родных и близких, а также и других наших клиентов.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ
Энгельманн Йоханнес -> Всем, Адвокаты , Адвокаты и юристы стран Западной Европыи еще 4 получателя
08.01 12:41
Мифы и легенды загадочного Фридланда

«Иммиграция – самая искренняя форма лести».
Абрамо Органски, американский политолог

Одной из программ, предоставляющих возможность иммиграции в Германию, является программа «Поздние переселенцы». По условиям данной программы, лица немецкой национальности, оставшиеся проживать на территории стран бывшего Советского Союза с мая 1945 года, либо после их изгнания с 31 марта 1952 года, а также члены их семей имеют право претендовать на предоставление им статуса позднего переселенца, позволяющего переселиться в Германию на постоянное место жительства. Участие в данной программе предполагает соблюдение ряда требований к претенденту, в том числе наличие документального подтверждения немецких корней, знание языка, отсутствие судимости. Ведомство, которое отвечает за рассмотрение соответствующих заявлений называется Федеральное административное ведомство Германии (BundesverwaltungsamtBVA). Процесс рассмотрения поданных заявлений зависит от следующих факторов, а именно:

1. если подается заявление на возобновление рассмотрения предыдущего дела, по которому ранее был вынесен отказ (в том числе, по делам предков по прямой родственной линии), то рассмотрение таких дел, учитывая изменения закона BVFG от 2013 года, занимает от 2-х лет;

2. если заявление подается впервые, то по данным делам срок рассмотрения зависит от правильности заполнения Antrag S, полноты предоставления документов и верности их оформления, в том числе, выполнения требования к знанию немецкого языка (из нашей адвокатской практики, самым быстрым и успешным получением решения было 1,5 месяца с момента инициирования дела).

3. если речь идет о деле включения потомков и членов их семей в разрешение на прием (Aufnahmebescheid) позднего переселенца, постоянно проживающего на территории Германии, согласно §27 Abs.2 BVFG. В этом случае, срок рассмотрения зависит от: состояния здоровья позднего переселенца, правильности заполнения заявления на включение (Einbeziehungsantrag), полноты предоставления документов и верность оформления последних, предоставления сертификатов знания немецкого языка по форме Start Deutsch A1 совершеннолетними потомками позднего переселенца. Как правило, подобного рода дела длятся от 1 месяца (в случае, тяжелого состояния здоровья позднего переселенца и выполнении всех вышеуказанных требований потомками) до 1,5 лет.

После получения положительного решения (Aufnahmebescheid) и выдачи немецкой визы категории D в представительстве немецкого посольства в стране проживания, переселенцу, вместе с указанными в решении членами его семьи, необходимо явиться в распределительный лагерь для переселенцев в Германии. Что же представляет из себя этот лагерь?

В 15 км от немецкого города Геттингена, что в Нижней Саксонии, расположился небольшой населенный пункт Friedland, который является первой пристанью всех тех, кто отправился в Германию по разным причинам, чаще всего, в поисках лучшей жизни. К началу 2000-х годов это место практически опустело, и его территорию было решено преобразовать в мемориальный музей. Но уже к 2014 году ситуация кардинально изменилась, и в последние годы некогда утратившее значимость поселение вновь наполнилось беженцами и мигрантами, нуждающимся в убежище. Появление места временного пребывания мигрантов именно в этой части страны не является случайным. Дата основания лагеря приходится на самое окончание Второй мировой войны. Именно здесь соприкасались три зоны оккупации: советская (Тюрингия), английская (Нижняя Саксония) и американская (Гессен). Если добавить, что между ними тремя проходили самые важные для того времени железнодорожные магистрали между Касселем и Ганновером, то можно сказать, что место основания поселения было предопределено. Идея обустройства лагеря была выдвинута британскими войсками, которые облюбовали территорию исследовательских лабораторий Геттингенского университета. Лагерь Фридланд для переселенцев начал работать 20 сентября 1945 года. В разные годы он использовался для разных целей: первыми жителями стали освобожденные пленные, которые возвращались из СССР; далее последовали перебежчики с территории ГДР на земли ФРГ; в 80-х годах прошлого века в Фридланд временно селили советских мигрантов; позже переселенцев. В середине XX века таких мест расселения поздних переселенцев насчитывалось немалое количество. Но ввиду того, что их поток постепенно уменьшился, на сегодняшний день действующим остаётся только Фридланд. Основная цель, которую преследует работа лагеря, – регистрация новоприбывших и расселение их на территории всей Германии, по-возможности, в соответствии с пожеланиями прибывших (наличие родственников, потенциальной работы и прочие основания). Период, на который могут быть приняты приезжающие, обычно составляет 3-4 дня. Этого времени, как правило, достаточно для проведения следующих процедур: проверка имеющихся в наличии документов и соответствия данных в анкете; проведение флюорографии; прохождение интервью с представителями центра занятости. Чтобы не запутаться в предстоящих действиях, временно проживающий в лагере получает специальный листок, содержащий расписание и место проведения тех или иных необходимых мероприятий. В данной статье мы опишем один из интересных случаев из нашей богатой практики оказания юридической поддержки семьям «поздних переселенцев».

Мы сопровождали процесс получения Алексеем (имя было изменено) и членами его семьи статуса «позднего переселенца» от начала до положительного решения о приёме (Aufnahmebescheid). После этого Алексею было необходимо закрыть все дела в родном городе в России и физически переехать с членами своей семьи в Германию, изначально, в распределительный лагерь во Фридланде. Наш клиент остался настолько доволен выполненной нами работой по подготовке документов и сопровождению всего процесса получения заветного статуса, что попросил нас сопровождать его ещё и на первых порах после переезда в Германию. Как гласит одна известная китайская пословица: «Человек, который не умеет улыбаться – не должен заниматься торговлей». Разумеется, мы не отказали нашему клиенту и сопровождали его с женой и двумя детьми, в том числе, и в лагере для переселенцев во Фридланде. С одной стороны, процедура, которую им предстояло пройти перед окончательным расселением на постоянное место жительства была достаточно стандартной. С другой стороны, всем известна дотошность немцев в отношении всего того, что относится к оформлению документов и щепетильность в вопросах проверки достоверности информации. Поэтому каждый переезжающий должен отдавать себе отчёт в том, что все собеседования с чиновниками, во-первых, будут проходить только на немецком языке. В случае, если вы языком пока ещё свободно не владеете, всегда лучше обратиться к родственникам или переводчикам. Во-вторых, нужно быть предельно внимательным и бдительным по отношению к тому, что именно вы говорите на собеседованиях и указываете в анкетах и бланках. Насколько бы странным это не казалось, даже после получения статуса «позднего переселенца», в случае, если будет выявлено сокрытие вами каких-то важных сведений или несоответствие указанной вами информации действительности, вас могут смело «развернуть» и отправить обратно на родину. Причём, второго шанса уехать в Германию по данной программе у вас, к сожалению, уже не будет.

Итак, адвокат нашей канцелярии, сопровождал Алексея и членов его семьи на всех этапах «хождения по мукам» в лагере. Сначала всё шло гладко, адвокат выполнял функции уполномоченного представителя и, параллельно, переводчика на всех процедурах, Алексей уже строил планы на будущее в Германии, если бы не одно серьёзное «но»... Сначала чиновникам не понравилось, что у нашего клиента, также как и других членов его семьи, в паспортах была только шенгенская, а не национальная Германская виза категории «D». Адвокат в данном случае объяснил, что данный нюанс не является основанием для отказа переселенцам в приёме – они въехали и пребывают на территории страны на легальных основаниях. Вторым вопросом, возникшим у чиновников, был факт того, что вновь прибывшие граждане не снялись с учёта по месту жительства в России и, по информации, содержащейся в трудовых книжках, не завершили трудовые отношения с российскими работодателями. Эти обстоятельства с достаточной долей достоверности указывали на то, что в намерения данных граждан переселение в Германию на постоянное место жительство на самом деле не входило. Адвокату нашей канцелярии, сопровождающему клиентов, стало понятно, что действовать в данном случае нужно быстро и профессионально. В случае вынесения решения об отказе в приёме в лагере, семье пришлось бы вернутся в Россию, окончательно лишившись права на переезд в ФРГ в рамках программы «поздние переселенцы». Разумеется, такой печальный исход в планы семьи совершенно не входил.

Адвокат добился личной встречи с чиновником, занимающимся делом представляемой им семьи. Это было необходимо для того, чтобы найти приемлемый для всех выход в сложившейся ситуации. Дипломатия адвоката и многолетний опыт эффективной работы в Германии сделали своё дело – документы наших клиентов были оставлены без рассмотрения, им было необходимо вернуться в Россию и завершить все необходимые процедуры там. Затем они должны были вновь въехать в Германию, снова зарегистрироваться в лагере и подать документы как вновь прибывшие. Самым главным было то, что отрицательного решения по их делу вынесено не было, и при соблюдении всех озвученных требований, основания для переезда в Германию на постоянное место жительства у них сохранялись. Алексей поблагодарил адвоката нашей канцелярии за отлично выполненную работу. Если бы не его своевременное вмешательство в процесс, то все грандиозные планы его семьи о начале новой жизни в Германии могли бы быть перечёркнуты.

В заключении ещё раз хотелось бы отметить, что помощь профессионального адвоката при подаче и рассмотрении заявлений об иммиграции, сопровождении процесса их рассмотрения, а потом и консультирования после переезда в Германию, в ряде случаев является важным условием быстрого и безпроблемного достижения поставленной цели. Случай, описанный нами в данной статье, является отличной тому иллюстрацией. При обращении к опытному адвокату вы можете всегда рассчитывать не только на качественные, профессиональные правовые консультации, юридическое сопровождение всего процесса, но также и на возможность получить своевременный совет о выборе наилучшей тактики поведения, если в вашем деле в какой-то момент возникли «вновь открывшиеся обстоятельства». Высококвалифицированные адвокаты нашей канцелярии, имеющие в своём багаже немало успешно доведённых до конца дел, всегда помогут вам найти лучшее решение даже в самом непростом и нетривиальном случае.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.
АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ

Калиниченко Роман Юрьевич -> Всем, Адвокаты , Адвокаты и юристы стран Западной Европы, Семейные юристы
02.01 12:07
Секс по Уголовному кодексу: новая редакция
Удивить современного юриста, мягко говоря, странными изменениями и дополнениями в УК Украины непросто. Юристы, которые уже успели поработать, часто убеждены, что уже видели «границу абсурда», что за этим пределом также жизнь (мол, низкое качество закона конце концов компенсируется изобретательностью и изворотливостью тех, кто его применяет). Однако законодатель время от времени бьет свои рекорды, заставляя округлять глаза и прибегать к ненормативной лексике даже бывалых юристов.

На этот раз коллекцию «шедевров отечественного законотворчества» пополнен Законом Украины от 06.12.2017 г.. №2227-VIII, которым были внесены, среди прочего, существенные изменения в УК Украины. Часть этих изменений (по данным официального сайта Верховной Рады) должны вступить в силу 11.01.2019 г.. И представляют собой почти дословное переноса УК Украины отдельных положений еще не ратифицированной Украиной Конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями (так называемая Стамбульская конвенция).

Последнего предложения, как правило, достаточно для предварительного заключения о юридическом уровень закона, а также о характере проблем, с которыми сталкиваются юристов через год. Однако для полной иллюстрации крайне низкого качества внесенных в УК Украины изменений требуется их тщательный анализ, моделирование потенциальных казусов, возможных трудностей в толковании. Хотя выбирать есть из чего, ограничусь кратким анализом основных идей «маленькой революции» в одном из наиболее стабильных разделов Особенной части УК Украины - IV «Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности», практическое применение положений которого традиционно отличается однозначностью и последовательностью.

Хотели как лучше?

Начну с основной идеи, осуществить которую пытались новаторы - дифференцировать в ст. 152 и ст. 153 УК Украины уголовной ответственности за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности в зависимости от наличия (или отсутствия) полового проникновения. В общем, идея внедрения такой дифференциации не является новой и уже обсуждалась в научных кругах. Потребность в реализации зачастую обосновывалась разным характером общественной опасности этих видов посягательств на половую свободу и половую неприкосновенность, необходимостью устранения трудностей в процессе установления объема уголовно-правового понятия «удовлетворение половой страсти неестественным способом» (практикам иногда трудно понять, требуется для квалификации по ст. 153 УК Украины половой контакт виновного лица с потерпевшим). Однако реализация указанной идеи оказалась провальной.

Во-первых, неудачной является конструкция новой редакции ст. 152 «Изнасилование» УК Украины, согласно которой уголовно-наказуемым признается «совершение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением ...». Такая формулировка склоняет к выводу, что существуют определенные «действия сексуального характера», которые только связанные с проникновением (вагинальным, анальным или оральным) хотя даже школьнику понятно, что указанное проникновение, собственно, считается «действием сексуального характера», за которую устанавливается уголовная ответственность.

Смешным выглядит формулировка, согласно которому указанное преступное действие должно происходить с «использованием гениталий или любого другого предмета». Вдумайтесь, penis признан «предметом», который «используется» мужчиной! Возможно, основные идеологи законопроекта рассматривали эти «вещи материального мира» как орудие совершения преступления с соответствующими правовыми последствиями?

Во-вторых, новая конструкция ч. 1 ст. 152 УК указывает на то, что потерпевшим в рамках этого состава преступления является лицо, получившее вагинального, анального или орального проникновения. Здесь сразу возникают некоторые вопросы. Как быть в случае недобровольного естественного полового акта женщины по отношению к мужчине, за которого проникновения «в тело другого лица» (мужа) не происходит? Что делать в ситуациях, когда проникновение происходит в тело субъекта преступления (например, потерпевшего заставили ввести фаллоимитатор субъекту преступления)?

Наверное, в этих случаях содеянное охоплюватиметься ни новой редакцией ст. 152 УК Украины, ни новой редакцией ст. 153 УК Украины (последняя содержит разграничительную негативную признак - действия сексуального характера должны быть «не связаны с проникновением в тело другого лица»). Кстати, на этот недостаток обращалось внимание в заключении Главного научно-экспертного управления от 14.11.2016 г.., Где отмечалось, что если речь идет о «... проникновения в тело потерпевшего, то при определенных обстоятельствах виновные лица могут избегать уголовной ответственности» . Видимо, «виновным лицам» (очевидно, авторы выводу имели в виду насильниц) все же сложно будет избегать уголовной ответственности, однако отвечать они могут только по новой редакции ст. 154 «Принуждение к вступлению в половую связь» УК Украины, санкции которой менее строгие, чем санкции новой ст. 152 УК Украины. Например, недобровольном природный половой акт взрослой женщины с несовершеннолетним будет караться штрафом (до 50 н.м.д.г.) или арестом (сроком до 6 месяцев), тогда как аналогичный акт взрослого мужчины с несовершеннолетней - лишением свободы на срок от 7 до 12 лет. Такая гендерное равенство.

В-третьих, новые редакции ст. 152 и ст. 153 УК Украины сформулированы таким образом, что допускают квалификацию по первой из статей менее общественно опасных посягательств, а по второй - более общественно опасных, хотя планировалось все наоборот. Например, по общему правилу, недобровольное введение мужского полового члена между молочных желез потерпевшей (на языке любителей - «Нарвасадата») с последующей эякуляцией является более общественно опасным, чем, извините, принуждение потерпевшего к сосание Chupa Chups с тем, чтобы субъект преступления мог помастурбировать. Это очевидно, ведь во втором случае происходит тактильного контакта пострадавшего с субъектом преступления. Конечно, перечень таких случаев можно продолжить.

За что боролись...

Еще одна реализована идея, вредность которой трудно переоценить - расширение сферы действия ст. 152, ст. 153 и ст. 154 УК Украины путем изъятия из первых частей этих статей указаний на так называемые способы совершения преступлений. Честно говоря, необходимости устранения определенной несоответствия, которая существовала между ч. 1 ст. 152, ч. 1 ст. 153 УК Украины и ст. 154 УК Украины, назрела давно. Дело в том, что случаи вынужденных половых сношений, которые стали результатом непредвиденных этими статьями форм принуждения, создавали своеобразный уголовно-правовой «вакуум». Последний чаще всего заполнялся путем искусственного расширения принятых в ст. 154 УК Украины понятий «материальная зависимость» и «служебная зависимость», в результате чего указанным понятиями начали охватываться виды зависимости, в п. 6 ч. 1 ст. 66 УК Украины ними не охватывались (например, зависимость между тренером и спортсменкой).

С этим нужно было что-то делать. Очевидно, самый и наиболее действенный способ заключался в расширении сферы действия ч. 1 ст. 154 УК Украины (которая должна была бы охватывать не только материальную и служебную, но и ряд других форм зависимости). Зато почему-то было решено почти дословно переписать ст. 36 «Сексуальное насилие, в том числе изнасилования» упомянутой выше Конвенции (странно, что не объединили ст. 152-154 в одну статью с аналогичным названием). Что же в этом плохого? Плохо почти все!

Во-первых, непонятно, почему изъяв ст. 152 УК Украины указание на «физическое насилие» и «угрозу его применения», в ст. 153 УК Украины от насилия не отказались (даже в. 153 УК Украины называется, как фильм для взрослых, «Сексуальное насилие»). В п. «B» ч. 1 ст. 36 Стамбульской конвенции о каком насилии не упоминается, а согласно новой редакции ст. 153 УК Украины, не смогут квалифицироваться недобровольные, ненасильственные и не связаны с проникновением в тело другого лица «действия сексуального характера». В таких случаях, очевидно, снова может пригодиться новая редакция ст. 154 УК Украины.

К тому же указанные нововведения почти всегда требовать квалификации изнасилования по совокупности с преступлениями, в которых проявился акт физического или психического насилия, тогда как для сексуального насилия это потребуется значительно реже. Целесообразность такого диссонанса крайне сомнительна.

Во-вторых, неясно, почему в новых редакциях ч. 1 ст. 153 (которая предусматривает насильственные действия) и ч. 1, 2 ст. 154 (предусматривающие принуждение) УК Украины содержится формулировка «без добровольного согласия» потерпевшего. Наверное, в первом случае это можно расценивать как своеобразный подарок не слишком квалифицированных работников правоохранительной системы, без которого была бы угроза квалификации по ст. 153 УК Украины добровольных действий сексуального характера, не связанных с проникновением в тело другого лица, однако связанных с насилием (например, отдельных форм мазохизма). А вот как можно заставить человека к совершению акта сексуального характера по ее же согласия - известно только разработчикам законопроекта.

Особую гордость вызывает примечание к новой редакции ст. 152 УК Украины (которая почему-то не распространяется на ст. 153 и ст. 154 УК Украины) «Согласие считается добровольным, если она является результатом свободного волеизъявления лица, учитывая сопутствующие обстоятельства». Что это за «сопутствующие обстоятельства»? Можно ли, учитывая указанные обстоятельства, признать недобровольной согласия результат «свободного волеизъявления»? В какой форме должно происходить «волеизъявления»? Непонятно.

В-третьих, пока действует сравнительно простой и понятный алгоритм уголовно-правовой оценки недобровольных половых актов, если такие акты стали следствием физического насилия, угрозы его применения или использования беспомощного состояния потерпевшего, содеянное квалифицируется по ст. 152 или ст. 153 УК Украины, а если следствием использования материальной или служебной зависимости, угрозы уничтожения, повреждения или изъятия имущества потерпевшей (потерпевшего) или ее (его) близких родственников, разглашение сведений, порочащих ее (его) или близких родственников - по ст. 154 УК Украины.

Изменения фактически уничтожат этот алгоритм, стерев границу, существующую между названными составами преступлений. В новых уголовно-правовых реалиях ли не каждому случае изнасилования или сексуального насилия предшествовать принуждение к совершению акта сексуального характера (ч. 1 ст. 154 УК Украины). То есть юристу необходимо будет решать довольно сложные ситуации, когда в пределах посягательство на один и тот же объект предыдущая стадия изнасилование (или сексуального насилия) содержать состав другого оконченного преступления - принуждение к совершению акта сексуального характера.

Также интересно, что новые редакции указанных статей почти лишили субъекта так называемой «успешной» добровольного отказа. Лицо, в момент добровольно отказалось от доведения до конца изнасилования, все равно можно будет привлечь к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 154 УК Украины. С позиции мотивации субъекта, это недопустимо.

Стоит отметить, что решению этих и других ситуаций не способствует исключительная бездарность новой формулировки ч. 1 ст. 154 УК Украины, которая кроме лишней указания на отсутствие добровольного согласия потерпевшего, содержит другие недостатки. Если в диспозиции статьи говорится о принуждении к совершению «актов сексуального характера», то в ее названии, которое успешно забыли изменить - о принуждении к «вступлению в половую связь» (к тому же в ст. 152 и ст. 153 УК Украины используется уже совсем другой терминологический оборот - «действия сексуального характера»). Буквальное толкование указанной части статьи позволяет предположить, что субъект должен заставлять потерпевшую лицо к совершению акта сексуального характера не с самим собой, а исключительно с «другим лицом». Что это такое?

Финальный аккорд

Наконец, обратим внимание на формулировку отдельных квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков, предусмотренных новыми редакциями ст. 152, ст. 153 и ст. 154 УК Украины. По моему мнению, здесь не только не устранили определенные недостатки, но и добавили новых.

Во-первых, реформаторы признали одной из причин, что усиливает уголовную ответственность за изнасилование и сексуальное насилие, совершение этих преступлений «... в отношении супругов или бывших супругов или другого лица, с которой виновный находится (находился) в семейных или близких отношениях». Ужесточать уголовную ответственность за принуждение супруга к нормальной поведения, с уголовно-правовой позиции, является тем же, что и усиливать такую ​​ответственность за принуждение к выполнению гражданско-правовых обязательств, по сравнению с вымогательством.

Кроме того, сложно будет установить, какие же лица находятся (находились) в «семейных» отношениях с виновным, ведь для таких конструкций обоснованно учитывать положения уголовно процессуального законодательства, где нормативно очерченный круг близких родственников и членов семьи.

Во-вторых, в новых редакциях ч. 5 ст. 152 и ч. 5 ст. 153 УК Украины предусмотрена такая обстоятельство, исключительно тяготит уголовной ответственности за изнасилование и сексуальное насилие как причинение «тяжкие последствия». Такое решение является очень странным, ведь в действующих редакциях ч. 4 ст. 152 и ч. 3 ст. 153 УК Украины использовано понятие «особо тяжкие последствия», содержание которого раскрывается в постановлении Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике по делам о преступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности личности» от 30.05.2005 г.. №5.

Очевидно, такая подмена терминов не будет способствовать адекватному установлению объема этих «тяжкие последствия», а также, учитывая сохранение в новых ч. 5 ст. 152 и ч. 5 ст. 153 УК Украины санкций действующих ч. 4 ст. 152 и ч. 3 ст. 153 УК Украины (лишение свободы на срок от 10 до 15 лет), не позволит однозначно установить соотношение соответствующих составов преступлений с составом умышленного убийства, сопряженного с изнасилованием или сексуальным насилием (п. 10 ч. 1 ст. 115 УК Украины в новой редакции) .

В-третьих, ощущается острая диспропорция между квалифицирующими (особенно квалифицирующими) признаками, предусмотренными ст. 152 и ст. 153 УК Украины и ст. 154 УК Украины. Логично предположить, если уж законодатель признал, что в абсолютном большинстве случаев предварительная стадия изнасилования или сексуального насилия является оконченным преступлением, то в идеале такие признаки должны совпадать (конечно, это не касается тех признаков, которые связаны с общественно опасными последствиями преступления). Однако здесь царит полный хаос, диаметрально противоположные тенденции. Если в ст. 152, ст. 153 УК Украины уголовной ответственности дифференцированно в зависимости от возраста потерпевшего, то в ст. 154 УК Украины такая дифференциация не произведена. Напротив, в ст. 154 УК Украины такую ​​ответственность дифференцированно в зависимости от способа воздействия на волю потерпевшего, а в ст. 152 УК Украины - нет.

На практике это может привести к необоснованному усилению уголовно-правовой репрессии. Представим, что виновный, угрожая несовершеннолетнему лицу разглашением сведений, которые она желает сохранить в тайне, заставлял последнюю к совершению с ним «действий сексуального характера» с «использованием гениталий», связанных «с вагинальным проникновением в тело другого лица». Содеянное одновременно содержать признаки ч. 3 ст. 154 УК Украины и подготовки ч. 3 ст. 152 УК Украины, а также, скорее всего, именно таким образом будет квалифицированное компетентными следственными органами.

Совершенно понятно, что в современном состоянии изменения, внесенные Законом Украины от 06.12.2017 г.. №2227-VIII раздел IV «Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности», просто непригодны для применения. Поэтому нам всем остается надеяться, что они так и не вступят в силу.